16:54 

Юная Воительница. Первые главы

Огненная_Тигрица
Название: Юная Воительница
Автор: Огненная_Тигрица
Фандом: Д’Артаньян и три мушкетёра, «Волшебник Изумрудного города» Александра Волкова
Вид: Кроссовер, альтернативная вселенная
Рейтинг: PG-13
Описание: Юная Воительница - прозвище младшей сестры Д’Артаньяна, судьба которой необычна.
Примечание: Присутствует аллюзия на фильм «Гусарская баллада».
Состояние: В процессе

Жизнь во Франции

Всё началось в Менге, где в апреле 1625 года появились два гасконца - восемнадцатилетний юноша и девочка лет семи. Удивительным было то, что юноша ехал на прекрасном коне, а девочка - на тигре. Это были Д’Артаньян и его младшая сестра Дарья. Тигр был питомцем Дарьи и носил имя Раджа. Д’Артаньян ехал в Париж, чтобы стать королевским мушкетёром.
Сестра Д’Артаньяна сопровождала его с той же целью. Это было весьма странно, но такой уж бойкой была Дарья, что возражать не приходилось. Впрочем, её бойкость и даже нехарактерное для Франции имя легко объяснялись. В восемь лет Д’Артаньян лишился матери. Через два года после её смерти отец Д’Артаньяна женился вторично на девушке из Российского царства. Его вторая жена быстро поладила с пасынком, а через год юный Д’Артаньян стал старшим братом.
Вышло так, что Д’Артаньян повздорил с графом Рошфором и потерял рекомендательное письмо отца к капитану королевских мушкетёров де Тревилю. Д’Артаньян был зачислен в гвардейский полк Дезессара, зятя де Тревиля, где должен был отслужить два года. А поскольку юная Дарья тоже рвалась стать мушкетёром и никакие доводы её не останавливали, де Тревилю пришлось уступить.
Примерно в то же время у Д’Артаньяна и Дарьи появились друзья среди мушкетёров - благородный Атос, могучий Портос и набожный Арамис. Их дружба началась с несостоявшейся дуэли. Гвардейцы кардинала попытались остановить Атоса, Портоса, Арамиса и Д’Артаньяна, но получили отпор от них, а также от юной Дарьи и её тигра Раджи.
Уже тогда кардинал Ришелье обратил внимание на сестру Д’Артаньяна. Когда во время аудиенции у короля Людовика XIII Дарья посмотрела на кардинала, то поймала на себе его пристальный взгляд. «Он смотрит на меня, как будто я избранная», - думала она тогда.

Отслужив положенные два года в гвардейском полку, Д’Артаньян и Дарья получили возможность стать королевскими мушкетёрами. Дарья этой возможностью не воспользовалась. Она чувствовала, что ещё не готова стать мушкетёром, и попросила ещё некоторое время службы в гвардейском полку Дезессара.
Дарья, которая в свои девять лет уже была опытным воином, знала, что у Д’Артаньяна роман с госпожой Констанцией, женой галантерейщика Бонасье, у которого они жили. Она старалась сделать всё возможное, чтобы о романе её брата знали немногие.
Кроме воинских умений, Дарья обнаружила в себе способности к магии, которые стала тайно развивать. Так, она достигла немалого искусства в магии Стихий и магии Света и научилась понимать язык животных и общаться с духами природы. Также она изучала магию Тьмы и некромантию, чтобы знать, как с ними бороться. Кроме того, ей удалось выяснить, что существа, которых древние люди называли богами, являются ангелами. Уже в Древние Времена они помогали людям.
Примерно в это время у королевы Анны Австрийской произошла встреча с английским герцогом Бэкингемом. На прощание королева Анна подарила герцогу двенадцать алмазных подвесок - дар её супруга Людовика XIII. Узнав об этом, Ришелье предлагает королю устроить бал, на котором королева должна появиться в алмазных подвесках.
У кардинала был мотив пойти на такую интригу. Когда-то королева Анна отвергла его любовь.
Однако на защиту чести королевы встали Д’Артаньян с сестрой и их друзья - Атос, Портос и Арамис. Атос, Портос, Арамис и Д’Артаньян, а также Раджа были единственными, кто знал о магических способностях Дарьи. У необычной компании было всего десять дней, чтобы вернуть алмазные подвески из Англии во Францию.
Ришелье попытался помешать им, выставив засады гвардейцев и отправив свою приближённую Миледи в Англию похитить две алмазные подвески. Однако его не покидали мысли о сестре Д’Артаньяна. Слишком уж бойкой она была для своего возраста. К тому же кардинал подозревал, что у неё была какая-то тайна.
Несмотря на уловки Ришелье, алмазные подвески были возвращены во Францию. Честь королевы удалось спасти.
Но и Миледи нанесла свой удар. Дело в том, что Констанция Бонасье служила королеве Анне. Именно через неё королева получила назад свои алмазные подвески. По просьбе Д’Артаньяна королева спрятала Констанцию в монастыре. Но это не помогло, и Констанция умерла от яда, который Миледи подсыпала ей в питьё.
Дарья видела, как болезненно её брат переживал потерю любимой, и искренне сочувствовала ему.

А произошедшая вскоре осада Ла-Рошели произвела коренные перемены в жизни Дарьи, которую к тому времени прозвали Юной Воительницей. Незадолго до осады Дарья выкупила у жестокого владельца цирка гепарда, которого оставила себе. Гепард получил имя Ветер. Во время самой осады Дарье ничего не оставалось, кроме как в случае необходимости в открытую прибегать к своим магическим способностям. Незадолго до конца осады оказавшийся среди войска противников тёмный маг попытался проклясть Ришелье и тем самым деморализовать французов. Проклятие, которое он насылал, должно было превратить кардинала в могучего демона. Однако Дарья в последний момент оттолкнула кардинала в сторону и приняла проклятие на себя.
- С ней всё будет хорошо? - спросил Д’Артаньян, когда его сестра лежала в палатке врачей.
- Не совсем, - ответил кардинал. - Проклятие, павшее на неё, было ослаблено силой самопожертвования. Печально признавать, но Ваша сестра обречена на вечную юность. Она станет взрослой, однако никогда не состарится, а значит - никогда не умрёт. А поскольку Раджа и Ветер духовно и ментально связаны с ней, они тоже никогда не состарятся и не умрут.

За спасение своей жизни Ришелье назначил Дарью, которую приняли в королевские мушкетёры, своим агентом по выявлению тёмных магов.
Однако самой Дарье от этого было не легче. От неё не стали скрывать, что проклятие сделало её бессмертной и вечно юной. Уже в девять лет она осознавала тяжесть своего бремени.
Эта тяжесть не заставила себя ждать. Уходили из жизни те, кто так или иначе был дорог Юной Воительнице. Первым ушёл из жизни кардинал Ришелье. Став агентом нового кардинала Мазарини, Дарья порой говорила:
- Всё-таки при кардинале Ришелье было лучше. Он хотя бы умел плести интриги.
Потом умерли король Людовик XIII и королева Анна Австрийская. После них Дарья Юная Воительница потеряла брата и преданных друзей Атоса, Портоса и Арамиса.
После смерти кардинала Мазарини король Людовик XIV, сын Людовика XIII и Анны Австрийской, был последним, кто удерживал Дарью в Париже. Ей и так жилось тяжело - из-за вечной юности большинство гвардейцев и мушкетёров смотрели на неё как на прокажённую.
Когда не стало Людовика XIV, Дарья Юная Воительница и её тигр и гепард оставили службу королю и покинули Францию. Когда они, сопровождаемые грустными лицами провожающих, шли по Парижу, Дарья пела песню, которую пел её брат Д’Артаньян, когда потерял любимую:

Пальба, трактиры, стычки, шпаги, кони
И буйный пир от схватки до погони.
И миг любви, и миг святого пыла -
Рука ласкала, а душа - любила.

Та встреча - не чета простой удаче.
Была Любовь, и было всё иначе.
И вот, среди друзей я как в пустыне,
И что мне от любви осталось ныне - только имя...

Констанция... Констанция...
Констанция... Констанция... Констанция...
Констанция... Констанция...

Гасконь, Париж, друзья, надежды, грёзы.
Мы часто лили кровь и редко - слёзы.
Я убивал, но смерти я не видел,
Колоть - колол, но разве ненавидел?

Я понял смерть впервые здесь, за дверью.
Сказал: «Мертва!» - и сам себе не верю...
Стою среди друзей я как в пустыне,
И что мне от любви осталось ныне - только имя...

Констанция... Констанция...
Констанция... Констанция... Констанция...
Констанция... Констанция...

Путь Дарьи, Раджи и Ветра лежал за море. От духов воздуха Дарья узнала об удивительной Волшебной стране, отделённой от мира Великой пустыней и Кругосветными горами. Там она и её питомцы надеялись найти новый дом.

Новый дом

Достигнув штата Канзас, Дарья Юная Воительница, Раджа и Ветер остановились на границе Великой пустыни. От духов воздуха Дарья знала, что колдунья Гингема расположила вокруг Кругосветных гор на границе с Великой пустыней чёрные камни, которые, как магнит, притягивают всякого, кто не живёт в Волшебной стране. Но для такой опытной волшебницы, как Юная Воительница, чёрные камни Гингемы не были преградой. Воспользовавшись огненной телепортацией, Дарья переместила себя, Раджу и Ветра в Розовую страну Болтунов, которой правила вечно юная фея Стелла. Дарья знала, что фея и волшебница в Волшебной стране - это одно и то же.
«Теперь в Волшебной стране будет одной феей больше», - подумала она.
Дарья перенесла себя и своих тигра и гепарда в страну Болтунов, потому что ей хотелось поговорить со Стеллой. Стелле известен секрет вечной юности, а это значит, что она тоже бессмертна.
Перед Стеллой Дарья предстала в необычном для Волшебной страны виде. Дело в том, что она оставила себе шпагу и форму мушкетёра на память о брате и друзьях.
- Удивительно, - сказала Стелла после приветствий. - Я думала, что мне одной известно, как стать вечно юным.
- Секрет вечной юности остался при Вас, госпожа Стелла, - сказала Дарья. - Я узнала его уже после того, как стала вечно юной. Ваша вечная юность, как и бессмертие, которое она даёт, - это дар Творца, а ведь только достойные могут получить их. Я же проклята вечной молодостью. Я не могу умереть не только от старости. Вместе с ней я лишилась и возможности погибнуть от раны или болезни. Таково моё проклятие.
И Дарья рассказала Стелле свою историю - как они с Д’Артаньяном прибыли в Париж, чтобы стать королевскими мушкетёрами, как обрели трёх верных друзей, как спасали честь королевы Анны Австрийской, как сражались во время осады Ла-Рошели.
- Именно тогда я и стала бессмертной, - закончила свой рассказ Дарья. - В рядах противника оказался тёмный маг, который хотел деморализовать наше войско, наслав на кардинала Ришелье проклятие. Оно должно было превратить кардинала в могучего демона. Я не могла пройти мимо и приняла проклятие на себя. Моё самопожертвование ослабило силу проклятия. Я не стала демоном, но лишилась старости и смерти.
- Тебе, наверное, непросто было принять своё бессмертие? - спросила Стелла.
- Ещё как, - печально ответила Дарья. - Уже тогда, девятилетней девочкой-воином, я осознавала тяжесть своей участи. Я пережила всех, кто был мне дорог: друзей, брата, кардиналов Ришелье и Мазарини, короля Людовика Тринадцатого и королеву Анну Австрийскую, а также их сына короля Людовика Четырнадцатого. Людовик Четырнадцатый недавно скончался, и меня в Париже больше ничего не держало; для Большого мира я стала чужой. Поэтому мы с Раджёй и Ветром перебрались в Волшебную страну. Госпожа Стелла, Вы позволите нам поселиться в стране Болтунов?
- Разумеется, - ответила Стелла. - Живите в моём дворце столько, сколько захотите.

Так Дарья, Раджа и Ветер обрели новый дом. Впечатлённые её историей, Болтуны прозвали Дарью Феей Защиты.
В Большой мир Дарья, Раджа и Ветер возвращались только один раз - в 1812 году, когда французский император Наполеон I Бонапарт развязал войну с Российской Империей. Юная Воительница не могла не спасти Родину своей матери и сражалась под началом генерала Михаила Кутузова. Кутузов очень удивился, увидев прославленную девушку-мушкетёра, которая пожелала сражаться за Российскую Империю.
- Неужели обо мне до сих пор ходят разговоры? - спросила тогда Дарья.
- Сами посмотрите, - сказал Кутузов и протянул собеседнице несколько листов бумаги. Это было досье, раздобытое при взятии французских военнопленных. К нему прилагался портрет Дарьи.
«Дарья Юная Воительница, - читала про себя Дарья. - Год рождения: 1618 от Рождества Христова. Уроженка Гаскони. Отец - небогатый французский дворянин, мать - дочь русского помещика. Питомцы: тигр Раджа и гепард Ветер. Свободно говорит на французском, русском, английском, арабском и египетском языках. В 1625 году, семи лет от рождения, вместе с единокровным старшим братом Д’Артаньяном поступила на службу в гвардейский полк господина Дезессара. В 1627 году во время осады Ла-Рошели использовала на благо французского короля не только оружие, но и магические познания, в чём пользовалась двумя древними языками: латынью и санскритом. Приняла на себя проклятие, предназначавшееся кардиналу Ришелье, в результате чего стала бессмертной и вечно молодой. После окончания осады стала королевским мушкетёром и агентом кардинала Ришелье».
Следующие несколько страниц занимали заслуги перед французскими королями Людовиком XIII и Людовиком XIV и кардиналами Ришелье и Мазарини. На последней странице значилось: «После смерти Мазарини агентом кардинала больше не была. В 1715 году после смерти короля Людовика XIV вместе со своими питомцами тигром Раджёй и гепардом Ветром покинула Францию. С тех пор её никто не видел».
- Зачем французским солдатам столь подробное досье на меня? - спросила Дарья.
- Видимо, - ответил генерал Кутузов, - Наполеон рассчитывал на Вашу поддержку в войне с Россией. Вы столько лет служили Франции.
- Да, я служила при короле Людовике Тринадцатом и его сыне Людовике Четырнадцатом, но это не значит, что я должна служить Наполеону Бонапарту. Каждый имеет право следовать зову своего сердца - так говорил мой брат Д’Артаньян. Для Большого мира я уже давно стала чужой, но Россия - Родина моей матери, и я не могу остаться в стороне. Раджа и Ветер тоже не останутся в стороне. Один за всех и все за одного - таков наш девиз.

После поражения Наполеона в войне с Российской Империей Дарья, Раджа и Ветер вернулись в страну Болтунов. Они хотели помочь Жевунам, населявшим Голубую страну на западе Волшебной страны, избавиться от власти Гингемы, но не знали, как это сделать. Все их попытки оказывались напрасными. Та же ситуация сложилась и на востоке Волшебной страны - в Фиолетовой стране Мигунов, где правила сестра Гингемы - не менее коварная колдунья Бастинда. Единственным успехом, которого добились Дарья Юная Воительница, Раджа и Ветер, было обретение двух небольших пучков волос, один из которых принадлежал Гингеме, другой - Бастинде.
- И что мы будем делать с этими волосами? - спросил как-то Раджа, когда они с Дарьей и Ветром находились в своей комнате в Розовом дворце.
- Оставим себе, - ответила Дарья. - Помнишь наш недавний визит на планету Рамерия, куда нас случайно занесла огненная телепортация?
- О, да, - кивнул Ветер. - Мы с Раджёй до сих пор смотрим на созвездие Большого Пса, ведь Рамерия находится в планетарной системе звезды Сириус. А причём здесь это?
- Если вы заметили, - ответила Дарья, - технически Рамерия намного более развита, чем Земля. Компьютеры, техника звездоплавания, автомобили - всё это появится на Земле в лучшем случае в следующем столетии.
- Жаль только, что мы не смогли помочь арзакам избежать рабства, - печально сказал Раджа. - Бедные арзаки! Теперь они оказались в том же положении, что когда-то негры. Бедный их вождь Аренор! Наверное, ему тяжело на каторге, ведь его отправили туда, потому что он не поддаётся гипнозу. Бедный Эммерин! Каково ему будет расти без отца?
Тигр неспроста так беспокоился. На Рамерии Ветер, Раджа и Дарья побывали месяц назад. Они попали на Рамерию через день после возвращения в Волшебную страну и провели на ней три недели. За это время Дарья пополнила свой языковой запас менвитским и арзакским языками. На момент порабощения арзаков Эммерин был ребёнком пяти лет от роду.
- Не убивайся так, Раджа. - Дарья приподняла голову тигра и посмотрела ему в глаза. - Мне тоже жалко арзаков, Аренора и Эммерина. Всему своё время. Как тебе известно, я научилась видеть будущее. Знаешь, что я увидела?
- Что?
- В начале следующего века у Эммерина родятся близнецы - мальчик и девочка, которые вернут свободу арзакам. Но они не справятся со своей миссией без помощи. Ты сам знаешь, что представляет собой Гван-Ло. Хорошо ещё, что он не владеет телепортацией.
- Ты думаешь... - начал Ветер.
- Именно, - подтвердила Дарья. - Мы просто обязаны помочь детям Эммерина освободить арзаков. Один за всех...
- И все за одного, - хором закончили тигр и гепард.

Благородное прошлое

Как и предсказывала Дарья, в 1914 году по земному летоисчислению у Эммерина, ставшего к тому времени вождём арзаков, родились близнецы - мальчик Ильсор и девочка Илраниана. Печально признавать, но и их разлучили с отцом. Как и Аренор, Эммерин оказался устойчив к гипнозу, и его постигла участь отца. Ильсору и Илраниане тогда едва исполнилось десять лет. На каторге Эммерин долго не протянул.
Узнав об этом, Дарья поняла, что пришло время вмешаться. Она знала, что в семье Эммерина устойчивость к гипнозу передаётся по наследству, и если бы об этом узнал Гван-Ло, Ильсору и Илраниане пришлось бы туго и они не выполнили бы своей миссии. Чтобы избежать этого варианта будущего, Дарья научила детей Эммерина притворяться загипнотизированными. Сделала она это как раз вовремя. Вскоре Ильсор стал камердинером будущего генерала Баан-Ну - выходца из знатного менвитского рода, мальчишки на три года старше себя. Илраниана попала в служанки к ровеснику Баан-Ну - будущему лётчику Мон-Со. Ровесники Ильсора и Илранианы Кау-Рук и Лон-Гор, уже тогда бывшие друзьями арзаков и презиравшие режим Гван-Ло, обещали Дарье присматривать за детьми Эммерина.
В страну Болтунов Дарья вернулась с тяжёлым сердцем. Она чувствовала связь между собой, Кау-Руком, Баан-Ну, Мон-Со и Лон-Гором. Было в этих четверых менвитах нечто такое, что неразрывно связано с прошлым Юной Воительницы. До поры до времени она не могла этого понять.
Ещё одна тяжесть на сердце Дарьи была связана с Ильсором. Она чувствовала, что их души были соединены Творцом, но боялась этого. Дарья знала, что когда-нибудь Ильсор умрёт, оставив её в вечном вдовстве. Самой же ей придётся продолжать свою бесконечную жизнь в горьком одиночестве.
Много лет спустя, в 1967 году по земному летоисчислению, страхи Дарьи развеяла королева полевых мышей Рамина. В тот день десятилетняя девочка Элли Смит и её троюродный брат Фред Каннинг должны были вернуться домой.
Элли уже бывала в Волшебной стране ранее. В первый раз она одолела Гингему и Бастинду и помогла новым друзьям - соломенному пугалу Страшиле, Железному Дровосеку и Смелому Льву - исполнить их заветные желания. Тогда Дарья, Раджа и Ветер сопровождали Элли и её друзей в их опасном путешествии. После того, как Страшила стал правителем Изумрудного города, Железный Дровосек - правителем страны Мигунов, а Смелый Лев - царём зверей в лесу у подножия горы Марранов, а Элли и её пёсик Тотошка вернулись домой, Дарья помогла Железному Дровосеку воссоединиться с его невестой Линой. Во второй раз Элли и её дядя одноногий моряк Чарли Блек помогли друзьям из Волшебной страны победить коварного столяра Урфина Джюса, создавшего армию деревянных солдат - дуболомов. Дуболомам были вырезаны добрые лица, а бывший генерал Лан Пирот стал учителем танцев. И опять же не обошлось без Феи Защиты. В этот раз Элли и Фред поспособствовали перевоспитанию семи подземных королей, правивших подземными рудокопами.
Так вот, в день возвращения в Канзас Рамина предсказала, что Элли больше не вернётся в Волшебную страну. Дарья успокоила Элли, объяснив, что это лишь один из вариантов будущего, а будущее можно изменить.
- Если ты не потеряешь надежды и веры в чудеса, - сказала Дарья, - и будешь держать сердце открытым для любви, ты сможешь вернуться в Волшебную страну в любое время.
Когда дракон Ойххо, который повёз Элли и Фреда в Канзас, скрылся за горами, Рамина спросила Дарью, почему она такая печальная.
- Потому что у меня на сердце печаль, - ответила Дарья. - Помнишь, Рамина, я рассказывала о молодом вожде арзаков Ильсоре? Ещё когда он был ребёнком, я поняла, что нас ждёт совместное будущее. Однако оно не будет долгим. Когда-нибудь Ильсор умрёт, и я навеки останусь вдовой. Я и так потеряла всех, кто был мне дорог.
- Не переживай ты так, - успокоила Юную Воительницу Рамина. - Ильсор не оставит тебя вдовой, ибо добровольно разделит с тобой твою участь. Когда это произойдёт, твоё проклятие превратится в дар Творца. Вы оба станете бессмертными и вечно молодыми. То же самое произойдёт с Илранианой и теми четырьмя менвитами, с которыми ты ощутила связь. Вы все достойны вечной юности.
- Но какая связь между мной и теми четырьмя менвитами?
- Дорогие тебе люди, которых ты пережила, вернулись в телах рамерицев. Приглядись к двоюродному брату Ильсора и Илранианы радисту Ланату и его невесте медсестре Гелли. Они тоже связаны с твоим прошлым. Повариха Морни также связана с тобой, только с ней ты познакомилась позже остальных. Ещё одну дорогую тебе девушку ты найдёшь среди драконов Рамерии. Время трёх оставшихся дорогих тебе людей ещё не пришло.

В полной мере слова Рамины Дарья поняла двенадцать лет спустя, когда космический корабль «Диавона» прибыл в Волшебную страну.
За эти двенадцать лет Урфин Джюс снова попытался захватить власть в Волшебной стране, но снова проиграл. Переосмыслив свою жизнь, он раскаялся и даже отказался служить колдунье-великанше Арахне. Дарья, Раджа и Ветер не остались в стороне ни когда Урфин пытался захватить власть с помощью Марранов, ни когда Арахна наслала на Волшебную страну Жёлтый Туман. В обоих случаях они помогали Энни, младшей сестре Элли, спасать Волшебную страну.
Незадолго до усыпления менвитов Дарья попросила Ильсора и Илраниану устроить ей встречу с Баан-Ну, Мон-Со, Лон-Гором и Кау-Руком. Ильсор и Илраниана привели четвёрку менвитов к павильону, в котором прятался Железный Рыцарь Тилли-Вилли, когда доставил в Ранавир гномов. Первым делом Дарья достучалась до совести Мон-Со и Баан-Ну, прочитав им лекцию о дружбе, чести и равноправии. Окончательного перевоспитания она добилась, когда помогла менвитам вспомнить их прошлые жизни. Рамина была права - дорогие Юной Воительнице люди вернулись к ней. Баан-Ну оказался реинкарнацией Портоса, Мон-Со - реинкарнацией Атоса, Лон-Гор - реинкарнацией Арамиса. Кау-Рук оказался переродившимся Д’Артаньяном.
- Просто не верится, - сказал Баан-Ну. - Мы с тобой были знакомы три с половиной века назад, а я этого совсем не помнил.
- Не мудрено, - сказала Дарья. - Свою прошлую жизнь мало кто помнит.
- Ты говорила, что Ланат, Гелли и Морни тоже связаны с твоим прошлым, - сказал Ильсор. - Не пора ли и им вспомнить прошлое?
- Ещё рано, - ответила Дарья. - Вначале необходимо провести усыпление менвитов. А чтобы никто не заподозрил Мон-Со, Баан-Ну, Кау-Рука и Лон-Гора в том, что они перешли на нашу сторону, их тоже придётся усыпить. Но не Усыпительной водой, а этим.
Фея Защиты показала собеседникам пару флаконов с бледно-красной жидкостью.
- Это снотворное получено из маков, растущих в Изумрудной стране, - пояснила она. - Что интересно - оно принимает бледно-красный цвет вне зависимости от того, лепестки ты настаиваешь или листья.
Когда произошло усыпление, а Ильсор, Илраниана и оказавшая им помощь Дарья удостоились звания Друг Народа, открылись прошлые жизни Ланата, Гелли и Морни. Как оказалось, три с половиной века назад Ланат был королём Людовиком XIII, а Гелли - королевой Анной Австрийской.
- Теперь понятно, почему ты такая скромница, - шепнул Ланат Гелли.
- А ты такой проницательный, - шепнула Гелли в ответ.
Морни в прошлой жизни была русской девушкой Шурочкой Азаровой, с которой Дарья познакомилась во время Отечественной войны. Шурочка Азарова выдавала себя за мужчину, чтобы сражаться с Наполеоном Бонапартом во имя спасения Российской Империи.
После этого открытия Ильсор объявил, что выбрал себе невесту.
- Дарья, - сказал он, - я знаю, тебя тяготит мысль о твоём проклятии. Знай, что с сегодняшнего дня оно больше не будет проклятием. Я с радостью разделю твою участь.
С этими словами Ильсор поцеловал Дарью. В этот момент сбылось предсказание Рамины - поцелуй истинной любви окружил Ильсора и Дарью нежно-розовым светом, превратив проклятие в дар Творца. Появившийся после этого золотистый свет - это был сам Творец - сказал, что тот, кто обрёл дар вечной юности, может наделить ею того, кто достоин её.
Когда настал день отлёта на Рамерию, Дарья позаботилась о том, чтобы «Диавона» достигла Рамерии самое большее за месяц. Они с Раджёй и Ветром тоже улетали - они нужны были Рамерии. Однако расставание оказалось тяжелее некуда - все присутствующие на проводах просили Фею Защиты вернуться в Волшебную страну. Даже ненавидящий сентиментальность Урфин Джюс умолял её об этом. Увидев слёзы на его глазах, Дарья сказала:
- Ну что ты сырость распустил? Всему своё время. Настанет час - и я вернусь. Тем более, в Ранавире можно основать рамерийскую колонию. Кто против, рамерийцы?
Ответом послужило молчание.
- Кто против из вас, жители Волшебной страны? - спросила Дарья.
Снова молчание. Её предложение было принято единогласно.
На прощание Дарья решила спеть песню, которую когда-то слышала от Атоса. Ильсор, Илраниана, Раджа с Ветром и вновь обретённые друзья подпевали ей:

На волоске судьба твоя,
Враги полны отваги.
Но, слава богу, есть друзья,
Но, слава богу, есть друзья,
И, слава богу, у друзей есть шпаги.

Когда твой друг в крови, -
А ля гер ком а ля гер, -
Когда твой друг в крови,
Будь рядом до конца.
Но другом не зови, -
На войне как на войне, -
Но другом не зови
Ни труса, ни лжеца.

Противник пал, беднягу жаль,
Но наглецы несносны.
Недолго спрятать в ножны сталь,
Недолго спрятать в ножны сталь,
Но гордый нрав ей-ей не спрячешь в ножны.

Когда твой друг в крови, -
А ля гер ком а ля гер, -
Когда твой друг в крови,
Будь рядом до конца.
Но другом не зови, -
На войне как на войне, -
Но другом не зови
Ни труса, ни лжеца.

И мы горды, и враг наш горд.
Рука, забудь о лени.
Посмотрим, кто у чьих ботфорт,
Посмотрим, кто у чьих ботфорт,
В конце концов, согнёт свои колени.

Когда твой друг в крови, -
На войне как на войне, -
Когда твой друг в крови,
Будь рядом до конца.
Но другом не зови, -
А ля гер ком а ля гер, -
Но другом не зови
Ни труса, ни лжеца.

Эта песня стала для Гван-Ло и его сторонников пророческой.

Пока «Диавона» летела к Рамерии, не раз обсуждался вопрос о том, как одолеть Гван-Ло. С тех пор как арзаки были порабощены, материк, на котором они жили, стал пустовать. В таком положении был плюс - не требовалось долго собирать сторонников. После долгих споров было решено, что Ильсор будет руководить восстанием.
- Пусть Кау-Рук на время восстания будет твоим заместителем, - сказала Дарья. - Я знаю, он с этой задачей справится. В прошлой жизни он был славным мушкетёром, даже дослужился до маршала.
- Ты говоришь так, словно уверена в нём, как в самой себе, - заметила Илраниана.
- А то, - сказала Дарья. - Сыновья и дочери Гаскони, как и русские, не сдаются.
Остальную часть ответа она пропела. Это был отрывок из песни, которую она слышала в первый день знакомства с капитаном королевских мушкетёров де Тревилем, но с небольшими изменениями:
Быть смелым вопреки намереньям врага -
Вот вам гасконский облик без изъяна.
И знайте, что настанет времечко, когда
Гван-Ло ещё узнает,
Гван-Ло ещё узнает,
Гван-Ло ещё узнает
Д’Артаньяна.

Бургундия, Нормандия, Шампань или Прованс.
И в ваших жилах тоже есть огонь.
Но умнице Фортуне ей-богу не до вас,
Пока на белом свете,
Пока на белом свете,
Пока на белом свете
Есть Гасконь.
Пока на белом свете,
Пока на белом свете,
Пока на белом свете
Есть Гасконь.

- Как бы там ни было, - сказал Кау-Рук, - Ильсор, Дарья, пообещайте мне одну вещь.
- Какую? - спросил Ильсор.
- Как только мы прибудем на Рамерию, не тяните со свадьбой. Поженитесь в ближайшую неделю.
Не успели Дарья и Ильсор возразить, как Баан-Ну сказал:
- Я согласен с Кау-Руком. Чем скорее вы поженитесь, тем лучше. Неизвестно, насколько затянется гражданская война. Память из прошлой жизни говорит мне, что то же самое было во время осады Ла-Рошели. Никто не знал, когда она закончится, а Мон-Со так вообще домой просился.
Видя, что возражать нет смысла, Дарья и Ильсор дали обещание не тянуть со свадьбой. Пусть Кау-Рук больше не был Дарье братом по крови, но он оставался ей братом по духу, и у него не было причин не беспокоиться за Юную Воительницу.

Важное событие

Незадолго до прибытия «Диавоны» к Рамерии Ильсор сделал такую запись в своём дневнике:
«Скоро мы будем дома, на Рамерии. Хотя, должен признаться, я начинаю понимать, что после гражданской войны мне предстоит переезд в Волшебную страну. За три с половиной века Волшебная страна стала для моей невесты домом. Я уже вижу, что она тоскует по чудесному краю, где царит вечное лето, а звери говорят по-человечески.
Впрочем, на Дарью последнее не распространяется: она понимает язык даже тех животных, которые живут за пределами Волшебной страны. Умение понимать язык животных напрямую связано с телепатией - это подтверждают исследования, проведённые мною незадолго до отправления «Диавоны» к Земле. Большинство звуков, издаваемых животными, содержат какую-то информацию, но из-за строения гортани эта информация не понятна людям. Поэтому, чтобы понять речь животного, нужно научиться читать мысли, в чём я делаю большие успехи.
Учусь я не только искусству волшебника. Мон-Со, Кау-Рук, Баан-Ну и Лон-Гор учат меня искусству мушкетёра. Должен сказать, это непросто, но так увлекательно! Вот ведь здорово, наверное, Дарье и её друзьям и брату триста лет назад! Дерёшься с врагами во имя Родины, защищаешь честь короля и королевы, за друга пускаешь в бой шпагу. Недавно Баан-Ну показал мне несколько боевых приёмов, какими пользовался в прошлой жизни. Правда, самый сложный из них - атака противником, которого обезвредил ударом головой в живот, - мне пока плохо даётся.
Что касается Ланата и Гелли, то они уже в сотый раз, наверное, обсуждают, какой урок они вынесли из своих прошлых жизней. Гелли научилась скромности - чего стоят одни алмазные подвески, подаренные ею герцогу Бэкингему. То, что она решилась расстаться с алмазными подвесками, чтобы сделать Бэкингему приятное, говорит о том, что уже тогда в ней зарождалась скромность. А Ланат научился проницательности, ведь кардинал Ришелье для очередной интриги против королевы воспользовался ситуацией с алмазными подвесками.
А Морни явно задумала вылазку во дворец Гван-Ло, чтобы выяснить его планы. Учитывая, кем она была в прошлой жизни, я не удивлюсь, если Морни замаскируется под мужчину-ментвита. При её таланте перевоплощения это вполне возможно».

Тогда Ильсор не подозревал, насколько он близок к истине.

Когда «Диавона» приземлилась у небольшого городка Мерилан в двух днях пешего пути к западу от Бассании, Ильсор и Дарья выполнили обещание, данное Кау-Руку, - не стали тянуть со свадьбой и назначили её на пятый день после приземления.
Вечером четвёртого дня Дарья снова примеряла своё свадебное платье. Оно было белого цвета, с пышной юбкой, короткими рукавами и открытыми плечами. Ильсора рядом не было - даже на Рамерии считается плохой приметой, если жених видит невесту в свадебном платье до свадьбы. Когда Дарья уже завершала примерку, к ней заглянула Морни.
- Классно выглядишь, - заметила повариха.
- Спасибо, - улыбнулась Юная Воительница. - Как твои успехи в вождении вертолёта?
- Отлично, - ответила Морни. - Через несколько дней можно внедряться в стан врага. Мон-Со уже одолжил мне свою одежду лётчика. Осталось только раздобыть грим и парик.
- Да, Гван-Ло ещё узнает, кто такая Морни Азарова, - усмехнулась Дарья. - Во время Отечественной войны ты так убедительно изображала мужчину, что даже я поверила.
- Слушай, Дарья, - поинтересовалась Морни, - а это правда, что ты после Отечественной войны ещё два раза возвращалась в Большой мир?
- Вижу, Кау-Рук уже разболтал, - вздохнула Дарья. - Да, возвращалась. Оба раза были связаны с Россией. Информацию по моей же просьбе засекретили русские правители, при которых случались мои визиты. Первый раз я вернулась в Россию, когда случилась гражданская война, второй раз - во время Великой Отечественной войны. Ты же знаешь, Морни: когда Россия в опасности, я не могу остаться в стороне, ведь это Родина моей матери.
- Я прекрасно знаю, - сказала Морни. - Ну, успехов тебе завтра.
- Надеюсь, ты не передумала быть подружкой невесты? - поинтересовалась Дарья.
- А зачем мне передумывать? - засмеялась Морни. - Мы же с тобой с Отечественной войны подруги; так что чего отнекиваться? Кстати, ты в курсе, что Ланат и Гелли тоже решили не тянуть с этим событием?
- Гелли мне уже все уши прожужжала. Они с Ланатом тоже решили провести свою свадьбу завтра. Так что я в курсе.
Примечателен следующий день был не только двумя свадьбами - вождя арзаков и его двоюродного брата, - но и состязанием невест, в котором победила дружба.

Утром Дарья проснулась оттого, что сквозь щель в оконных занавесках на её лицо упали лучи восходящего Сириуса. Она уже собралась по старой привычке бежать на кухню за завтраком, когда поняла, что что-то не так. Что-то было непривычным для неё. Когда же Дарья увидела рядом спящего Ильсора, всё встало на свои места. Её проклятие и в самом деле перестало быть проклятием, и этот милый арзак, имя которого означает «Прекрасный», - действительно её муж. Пора привыкать к этому.
Дарье захотелось подумать о переменах в её жизни, но она тут же отогнала эти мысли. «Ильсор, наверное, проголодался, - подумала она. - Схожу пока на кухню: в холодильнике наверняка есть какая-нибудь вкуснятинка».
Дарья всего пять дней жила в напоминавшей обломок скалы усадьбе, доставшейся Ильсору и Илраниане от родителей, но уже превосходно в ней ориентировалась. Спустившись на первый этаж, она без труда отыскала кухню и заглянула в холодильник. Из обнаруженного разнообразия Дарья выбрала четыре яблока, пару апельсинов, гроздь винограда и вишнёвый сок.
Когда Ильсор проснулся, он увидел сидящую на кровати Дарью с подносом на коленях.
- Привет, - с улыбкой сказала Дарья. - Хорошо спалось? Как насчёт скромного завтрака?
- Превосходно спалось, - улыбнулся в ответ Ильсор. - И я приятно удивлён твоей заботой.
- Тогда принимай скромные дары природы.
С этими словами Дарья опустила поднос перед супругом.
- Какие планы на ближайшее время? - спросила она, прожевав кусок яблока.
- Ближайший день всецело посвятить тебе, - ответил Ильсор, проглотив виноградину. - Расскажешь мне о том славном времени, когда во Франции ещё существовали мушкетёры?
- Ильсор, я уже тысячу раз тебе это рассказывала, - засмеялась Дарья.
- Так я буду рад послушать в тысяча первый раз. - Ильсор провёл рукой по волосам и щеке жены. - Ну что тебе это стоит? Ты двум французским королям служила. Знаешь, а ведь меня удивило, что ты поступила на службу Людовику Тринадцатому ребёнком.
- Даже на Земле есть чудеса, - философски сказала Дарья. - Именно поэтому я и возмущалась, когда Гудвин отправил Элли воевать с Бастиндой. Будь я на месте Элли, это было бы понятно - я с ранних лет, фактически с младенчества знакома с воинским искусством. Но Элли-то тогда ничего не знала ни про тактику, ни про стратегию. Какой смысл был Гудвину рисковать жизнью Элли?
- Успокойся, милая моя, - спешно сказал Ильсор, видя, что Дарья начинает злиться, и нежно обнял её. - Это всё в прошлом, не стоит зацикливаться на этом.
Дарья почувствовала на душе такую лёгкость, какой никогда не испытывала.
- Ты прав, не стоит ворошить прошлое, - сказала она, посмотрев супругу в глаза. - Знаешь, а ведь я с радостью расскажу тебе в тысяча первый раз о том славном времени, когда во Франции ещё существовали мушкетёры. Славное было время. Конечно, при Людовике Тринадцатом дуэли уже были запрещены, но мой отец на прощание сказал нам с братом такие слова: «Во след врагам всегда найдутся и друзья. Деритесь там, где это можно. И уж, конечно, там деритесь, где нельзя».

@темы: фанфики, постканон, канон, другие персонажи, Элли, Урфин Джюс, Стелла, Рамерия, Кау-Рук, Ильсор, Железный Дровосек, Гудвин, Вселенная книг Волкова, Баан-Ну, Александр Волков

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Изумрудного города

главная