Огненная_Тигрица
Название: Валкирихейм. Часть 1
Фандом: "Тайна заброшенного замка", "Метро 2033"
Авторы: Огненная_Тигрица, Танья Шейд
Размер: миди
Примечание: сиквел к фанфику "Боевые Птеродактили"
Размещается с согласия соавтора

Мечты Геркулеса

В то летнее утро двенадцатилетний Геркулес проснулся весьма неохотно. Он снова видел необычный сон, снившийся ему уже семь лет.
На седьмой день рождения глава ордена «Боевые Птеродактили» Артём подарил племяннику вождя арзаков шесть книг, входивших в серию, которую по названию первой из них звали «Волшебник Изумрудного города».
- Как в действительности! - удивился Геркулес, когда начал читать первую книгу. Его мать Илраниана много рассказывала ему о Волшебной стране.
- Знаешь, - сказал Артём, - до знакомства с твоей мамой я не верил, что Волшебная страна существует. Но твоя мама открыла Волшебную страну для Беллиоры, Земли и Рамерии. Возможно, и ты откроешь страну, о которой никто не знает.
- Всё равно удивительно, как Волков, живший на вашей планете, мог узнать о событиях, произошедших в Волшебной стране.
- Мне кажется, книги жанров фантастика и сказка являются отголосками прошлого или будущего других миров. Волков просто случайным образом предугадал события, которые произошли в Волшебной стране.
С того дня Геркулес стал мечтать о том, как он попадёт в удивительную страну, которой нет ни на одной рамерийской, земной и даже беллиорской карте. Он представлял, как ураган несёт его в домике-фургоне через пустыню и высокие горы, а вместе с ним летит его кикимора Зевс, которого он приручил незадолго до десятого дня рождения. Часто по ночам Геркулесу снился край, в котором, как и в Волшебной стране, царит вечное лето, а звери и птицы говорят по-человечески. Нередко он слышал и название этого края - Валкирихейм, что на скандинавском наречии означает «Земля Валькирий». Представлять пейзажи Валкирихейма Геркулесу не составляло труда - бурную фантазию он унаследовал от своего отца, генерала Баан-Ну.
В ту ночь Геркулесу снова приснился Валкирихейм.
- Ну почему это только сон? - проворчал Геркулес, проснувшись от упавших на его лицо лучей взошедшего Сириуса.
В этот момент в комнату вошёл Зевс. Геркулес держал дверь в свою комнату открытой, чтобы его питомец мог прийти к хозяину в любой момент. Было видно, что Зевс превратился из кикиморы в стража - он заметно подрос, а его тело покрыто серой шерстью.
- Опять снился Валкирихейм? - спросил Зевс.
- Конечно, - печально согласился Геркулес. - Ты не представляешь, Зевс, как меня печалит, что это всего лишь сны.
- Не всего лишь сны, - отрезал Зевс. - Хан говорит, что эти сны вещие. Ты прекрасно знаешь - Хан в таких вещах не ошибается. Ну да ладно - пошли, а то на зарядку опоздаем.
Утреннюю зарядку Геркулес проводил вместе с отцом, дядей, младшими братом и сестрой - десятилетними близнецами Гелиосом и Селеной, а также с детьми Ильсора - одиннадцатилетними близнецами Валлесом и Алленом и девятилетней Кариеной. Как и всегда летом, зарядка проходила на лужайке перед домом. В это время чёрные библиотекари, которых Ильсор, Илраниана и Баан-Ну разводили, ещё спали. Илраниана и её невестка Гелли возились на кухне с завтраком.
Валлес и Аллен были похожи на отца, а их сестрёнка Кариена - на мать.
Гелиос, как и Геркулес, лицом напоминал отца, а Селена - мать. Как и у старшего брата, у близнецов лица были бледно-фиолетовыми, а волосы - рыжими. Но, в отличие от брата, Гелиос и Селена были рождены матерью. Иногда они завидовали Геркулесу. «Не каждому выпадает честь быть рождённым собственным отцом», - говорили Гелиос и Селена.
Когда наступило время завтрака, Геркулес шёл к дому, напевая припев своей любимой песенки:

Солнечным голосом небо наполнится.
Сказка растает, как снег по весне.
Знаю, что сплю я, но, может, исполнится
То, что привиделось в утреннем сне.


- Что это с ним? - спросила Селена.
- Опять, наверное, что-то необычное приснилось, - задумчиво предположил Баан-Ну.
- Это верно, - подтвердил шедший рядом с ним Зевс. - Ему снова снился Валкирихейм. Ты уже знаешь, что по этому поводу думает Хан?
- Знаю, - ответил Баан-Ну. - Предсказания Хана всегда сбываются. Должно быть, скоро Герк, как его мама, откроет страну или даже планету, о которой никто не знает.

То, что сильнее гипноза

- Ну где вы пропадаешь все время? – спросила Лис-Сия, когда Ма-Рейя появилась дома – после того, как несколько часов гуляла по разным местечкам возрождающейся Москвы, известным только ей.
- Матушка, почему ты так беспокоишься? – спросила Ма-Рейя, принюхиваясь к запахам – в доме пахло свежим пирогом. – Что мне может угрожать в городе, который я знаю как свои пять пальцев?
Лис-Сия не ответила на этот вопрос.

За год до отлета «Диавоны» во дворце Верховного по традиции состоялся бал, куда были приглашен весь цвет аристократии. Сам Гван-Ло не получал от этих балов никакого удовольствия – но традиции нужно было чтить. Как раз сейчас он беседовал с одним из своих вельмож, который, по мнению Верховного, слишком пренебрегал традициями предков.
- Ваша дочь уже достигла совершеннолетия, - говорил правитель. – Ей уже давно пора появиться в свете – однако до сих пор о ней ничего не известно. Жизнь в уединении подходит для старой девы, но не для знатной девицы на выданье.
Вельможа, кажется, попытался что-то ответить – но язык его не слушался. Противоречить Верховному он не осмелился бы никогда. Но и привести свою дочь во дворец он не мог – это означало бы навлечь позор на весь свой род. Впрочем, за ослушание его наверняка ждала смерть – а это гораздо страшнее позора.
А потому на следующий бал во дворец прибыла юная менвитка по имени Лис-Сия. Единственная дочь своего отца, Лис-Сия вряд ли могла продолжить его род: хотя кожа ее была белее снега, волосы – мягче шелка, а походка – грациознее, чем у любой балерины, у Лис-Сии был скрытый дефект, какого ни один менвит иметь не должен. А именно: наследница знатного рода была совершенно не способна к гипнозу.
Ее отец менее всего на свете желал, чтобы эта тайна выплыла наружу – а потому Лис-Сии строго-настрого было запрещено покидать фамильный замок. Девушку не допускали даже к экрану Междусетья – чтобы у той не было соблазна сбежать во внешний мир.
Оказавшись на балу, Лис-Сия широко распахнула глаза – ей в жизни не приходилось видеть так много людей сразу. Когда же отец представил ее человеку, которого называл Верховным правителем – девушка посмотрела в глаза своему новому знакомому без капли страха.
Стоило Гван-Ло встретить ее взгляд – как он тут же забыл, где находится и кем является. Хотелось лишь утонуть в этих небесно-голубых глазах, которые словно таили в себе что-то, чего никогда не было у него самого… Или было, но очень давно!
И Гван-Ло услышал свой голос:
- Госпожа Лис-Сия, станете ли вы моей женой?
- Вашей женой? – переспросила девушка. – Но ведь это значит, что я буду теперь всегда жить с вами и никогда не вернусь в свой замок? Да, я согласна!
Наверное, если бы одно имя Гван-Ло не наводило страх на всех его подданных, его брак с Лис-Сией непременно стал бы причиной сплетен и насмешек. Начать с того, что в качестве свадебного подарка Лис-Сия попросила кукольный дом, объяснив, что дома ей никогда не давали вдоволь играть. Гван-Ло выполнил пожелание невесты – отказать этому чудесному созданию было сродни святотатству.
Самый могущественный из всех менвитских колдунов попал под чары девочки, которая и колдовать-то не умела. Лис-Сия постоянно занимала его беседами о куклах, о серебряной траве, о лунном свете – и Верховный забывал о государственных делах, о светской жизни. Казалось, стоит ей пожелать – и он забудет собственное имя.
Очень скоро оказалось, что Лис-Сия ждет ребенка – будущего наследника рода. В другое время это известие стало бы для Гван-Ло радостным – но не сейчас. Потому что он уже успел подготовить все для своего плана: проникнуть на «Диавону» под видом простого звездонавта. А это означало, что на семнадцать лет Лис-Сия и ее нерожденный ребенок должны остаться одни – среди придворных интриганов, которые будут рады убрать с дороги младенца и его наивную мать…
Лис-Сии нельзя было оставаться на Рамерии. И Гван-Ло принял решение: на «Диавоне» Лис-Сия будет сопровождать его под видом рабыни-арзачки – и эти семнадцать лет проведет в анабиозе. Правда, для этого ей тоже придется изменить внешность… Но главное, что рамерийские врачи давно доказали: анабиоз не влияет на беременность. Будущий ребенок просто остановится в своем развитии – а затем, когда его мать будет разбужена, продолжит развиваться с нормальной скоростью и в положенное время появится на свет…

- Так что привело тебя ко мне?– спросил Хан.
Гван-Ло старался не встречаться с Ханом взглядом – ментальные способности беллиорца намного превосходили его собственные. И хотя Хан вовсе не собирался ему угрожать, многолетняя привычка всегда быть настороже не покинула Гван-Ло даже теперь, когда времена изменились.
- Ты знаешь историю моего рода, - заговорил Гван-Ло. – Другие мои соплеменники научились гипнозу от меня – но я с этим родился, как рождались с этим даром все мои предки! Они ведь не зря хранили наш дар как величайший секрет. Да, я стал ослушником, разгласив семейную тайну – потому что лучше бы нам никогда не иметь этого дара! Это не дар, это родовое проклятие. И не зря мои предки никогда не заводили более одного ребенка… Ты знаешь, что наша сила делает с тем, против кого применяется – но не знаешь, что она делает с собственным обладателем. Если кто-то из нашего рода отказывался применять гипноз к кому бы то ни было – колдовской дар выжигал разум своему носителю. Начиналось все с головных болей, которые не могло унять ни одно лекарство… Потом, если носитель и дальше продолжал сопротивляться – то сходил с ума. В древности моим предкам приходилось убивать таких – это было меньшим злом… Если же человек начинал пользоваться гипнозом – колдовство постепенно убивало в нем все добрые чувства. И чем чаще применять гипноз – тем сильнее разрастается зло в твоем сердце… Как видишь, особого выбора у меня не было. А теперь это проклятие унаследовала Ма-Рейя – и я даже не знаю, догадывается ли она об этом.

Совет от Хана

Когда завтрак миновал, встал вопрос, кто на сей раз пойдёт кормить чёрных библиотекарей. Одно обстоятельство облегчало задачу: большая часть взрослых чёрных библиотекарей по утрам уходили к находящейся в получасе ходьбы к северу от Мерилана горе Эртарин подготавливать подросших детёнышей к жизни на воле. Уже второе поколение чёрных библиотекарей готовилось к тому, чтобы вскоре перебраться жить на волю. Это было необходимо для восстановления популяции чёрных библиотекарей в беллиорских горах Сихотэ-Алиня.
- Я вчера им давала завтрак, - заявила Кариена. - Пусть сегодня Селена кормит.
- А чего сразу я? - возмутилась Селена. - Я кормила библиотекарей после Гелиоса.
- А я здесь причём? - вмешался Гелиос. - Пускай Валлес или Аллен их кормит.
- Эй, полегче! - крикнул Аллен.
- Так, успокоились! - прервал перепалку Ильсор. - Мы, кажется, договаривались, что вы кормите библиотекарей по старшинству. Если Кариена давала им завтрак в прошлый раз, то сейчас очередь Геркулеса.
- Вот так бы сразу, - согласился с дядей Геркулес, - а то спорить сразу начали. Пошли, Зевс, а то питомцы без нас оголодают.
Когда Геркулес и Зевс ушли, остальные дети стали помогать Илраниане и Гелли мыть посуду. Ильсор отправился в гараж - он работал над каким-то техническим устройством. А Баан-Ну решил посетить военный штаб Мерилана - узнать, не требуется ли подмога Боевым Птеродактилям, старающимся подавить вооружённый конфликт на Земле между Чечнёй и Грузией.
Едва Баан-Ну вышел за дверь, его внимание привлёк шелест в кустах возле калитки в железном заборе, окружавшем поместье. Вооружившись лучевым пистолетом, генерал сказал:
- Кто такой? Покажись, не то хуже будет!
Из кустов с поднятыми руками вышел средних лет мужчина с небольшой чёрной бородой, одетый в чёрные джинсы, чёрные кроссовки, тёмную футболку и коричневую куртку.
- Я песчаный воин, - сказал мужчина. - Принёс сообщение от Тор-Лана.
- А, это ты, Ульман, - с облегчением сказал Баан-Ну, убирая лучевой пистолет в кобуру. - Как всегда, балагуришь.
- Однако я действительно прибыл с новостями, - сказал Ульман, подойдя к дому. - Нам удалось подавить конфликт на Земле. Какой-то чеченец-террорист за что-то взъелся на правительства обеих стран, но сейчас его ждёт суровый чеченский суд.
- Главное - чтобы до суда Космического Альянса дело не дошло. В этом случае ему сильно не поздоровится.
- Это верно. Кстати, Гван-Ло ещё не предлагал вам стать клиентами его охранного агентства? Прошёл слушок, он клиентуру набирает.
- Разумеется, предлагал, но нам с роднёй ещё кое-что обсудить надо. Знаешь, я до сих пор улыбаюсь, когда вспоминаю название, которое Гван-Ло дал своему агентству. Мне иногда кажется, что ему надо было поменьше «Королевство Кривых Зеркал» смотреть.
- Точно. Это ж надо додуматься - назвать охранное агентство «Нушрок». Или Гван-Ло действительно насмотрелся «Королевства Кривых Зеркал», или главнейший министр Нушрок - его дедушка.
Тут уж Баан-Ну не сдержал улыбки.
- Кстати, - спросил Ульман, - а где Геркулес? У меня для него сообщение от Хана.
- Геркулес и Зевс кормят чёрных библиотекарей, - ответил Баан-Ну. - Поищи их в загоне.

Когда Ульман подошёл к загону, Геркулес и Зевс уже закончили кормёжку чёрных библиотекарей.
- Привет, Геркулес, - сказал Ульман.
- Здравствуйте, дядя Ульман, - сказал Геркулес.
- Как жизнь? Не обижают в школе?
- Нет, не обижают, боятся. Даже моих братьев и сестёр обижать боятся.
- А Валкирихейм всё ещё снится?
- А как же? - с грустью ответил Геркулес. - Каждый раз я жалею, что это всего лишь сны. Зевс говорит, что Хан считает их вещими.
- Хан прав - твои сны вещие. Тебе предстоит удивительное приключение, Геркулес. Ты откроешь для Космического Альянса Валкирихейм, так же как твоя мама открыла для него Волшебную страну.
- Но откуда начинать поиски?
- Вот по этому поводу Хан просил передать тебе одно сообщение. Ты же знаешь, что от Мерилана до Великого леса, что на юге, день пути?
- Знаю.
- Так вот, Хан просил передать тебе следующие слова. За Великим лесом располагается Рамерийская пустыня - это известно каждому Боевому Птеродактилю. Рамерийская пустыня - одно из малоизученных мест Рамерии. Начни поиски Валкирихейма оттуда. А чтобы было сподручнее, возьми с собой тех, кому ты доверяешь.
- Я пойду с Геркулесом, - заявил Зевс.
- Ну кто бы сомневался? - улыбнулся Геркулес. - А ещё возьмём с собой Джоксера. Может, он посмелее станет за время путешествия.
Джоксером звали молодого чёрного библиотекаря, который родился через пять лет после того, как Тор-Лан ушёл в изгнание. Джоксер был труслив и всегда держался в стороне от других чёрных библиотекарей. Илраниана, конечно, беспокоилась за него, но не теряла надежды. Её друг лев Шалиндрах когда-то был таким же трусом, но всё же обрёл смелость.
- Да, - с улыбкой сказал Ульман, - компанию тебе, как видно, составят необычные спутники. Для полного счастья не хватает только серебряных башмачков феи, серебряного обруча да механического мула.
- Мне кажется, дядя Ильсор уже решает этот вопрос, - тихо сказал Геркулес. - Он уже несколько дней подолгу находится в гараже. Не знаю, над чем он работает, но будет лучше, если он сам потом расскажет, ладно?
- Не вопрос, - тихо ответил Ульман. - Если я случайно узнаю эту тайну раньше срока, то чем её открывать преждевременно, лучше пойти на корм вашим библиотекарям.
Геркулес улыбнулся в ответ.

Путь - в Рамерийскую пустыню

Через два дня после этого разговора Ильсор показал племяннику то, над чем работал. Это были пять тёмно-зелёных ящеров, похожие на доисторического орнитомима и отличавшиеся от него мускулистым телосложением, хищным видом, более короткой шеей и не такими длинными передними лапами.
- Спелезавры! - узнал Геркулес ящеров, живущих в пещерах Рамерии.
- Да, спелезавры, - подтвердил Ильсор. - Я знал, что когда-нибудь ты отправишься на поиски Валкирихейма, и создал этих спелезавров. Они работают от солнечных батарей. Я создал пять ящеров на случай, если ты возьмёшь себе четверых спутников. Если ты начнёшь поиск с Рамерийской пустыни, это будет тебе на руку. В пустыне много солнца, а значит - много корма для спелезавров.
Геркулес на радостях бросился Ильсору на шею.
- Спасибо, дядя! - сказал он.

В это время в поместье гости Кау-Рук со своим сыном - одиннадцатилетним Пье-Тером. Узнав, что Геркулес собрался на поиски Валкирихейма, Пье-Тер еле уговорил отца отпустить его с другом. Когда мальчишки собирали вещи в комнате Геркулеса - помогал им в этом Зевс, - в открытое окно залезла Ма-Рейя.
- Собираетесь в путь? - спросила она.
- А ты как здесь? - удивился Геркулес. - Что скажет твой отец?
- Родители ничего не знают, - ответила Ма-Рейя. - Я прибыла через ближайший к Москве Беллиоры телепортационный круг. Меня возьмёте?
- Ладно, - сказал Геркулес. - Только ты и Пье-Тер должны молчать о нашем путешествии.

На следующий день, взяв провианта на несколько дней и распрощавшись с родителями, дядей и тётей, Геркулес в сопровождении Ма-Рейи и Пье-Тера отправился в путь. С ними отправились Зевс, Джоксер и обыкновенный библиотекарь Геракл, с которым Геркулес всегда чувствовал скрытую связь в силу того, что их имена являются одним и тем же именем. В последний момент к ним присоединился и Ясон - чёрный, с которым Илраниана подружилась ещё в детстве. Братьям и сёстрам Геркулеса, чтобы они не волновались за него, было сказано, что их брат отправляется в путешествие по Великому лесу. Однако сыновья Ильсора решили проводить своего кузена.
Верхом на механических спелезаврах путь до Великого леса путь оказался короче. Когда необычная компания приближалась к Великому лесу, впереди послышался цокот копыт.
- Нужно сойти с дороги, - сказал Геркулес. - Никто не должен знать, что я уехал из Мерилана.
- А вдруг это кто-то из Боевых Птеродактилей? - спросила Ма-Рейя.
- Тогда устроим им сюрприз, - ответил Геркулес.
Рядом с дорогой росло несколько деревьев. Спрятавшись за ними, компания увидела трёх всадников, одетых во всё чёрное и скакавших на вороных конях. От одного взгляда на них чувствовался такой страх, что хотелось бежать на край света. Когда всадники ускакали куда-то вправо, Валлес сказал:
- Мы идём с тобой, Геркулес. Дорога в Валкирихейм трудна и опасна.
- Но откуда вы... - И тут до Геркулеса дошло. - Пье-Тер! Ты же обещал молчать.
- Они и так уже много знали, - признался Пье-Тер.
- Пье-Тер не виноват, - заступился за принца менвитов Аллен. - Я слышал пару раз, как ты говорил во сне, что хочешь попасть в Валкирихейм. После этого мы с Валлесом были начеку. Мы наблюдали за тобой и у всех спрашивали.
- Мы даже у Ульмана кое-что узнали, - присоединился к брату Валлес.
- Вы шпионили за мной, - проворчал Геркулес, - а Пье-Тер вам помогал.
- Да, мы шпионили, - согласился Аллен. - Мы не могли остаться в стороне. Помнишь слова Хана, которые передал тебе Ульман? Возьми с собой тех, кому ты доверяешь.
- Похоже, я никому не могу доверять, - хмыкнул Геркулес.
«Всё зависит от того, чего ты хочешь, - вмешался Ясон. - Ты можешь доверять Валлесу и Аллену. Они твои братья и беспокоятся о тебе. Поверь мне - я знаю, что говорю».
Немного подумав, Геркулес улыбнулся и сказал Валлесу и Аллену:
- Храни вас Рёйга, арзакские шпионы.
- Ура! - закричали Валлес, Аллен и Пье-Тер.
На радостях дети и их спутники не заметили, что за ними следуют три кота - рыжий, чёрный и коричневый.

Прошлое не дремлет

Котов заметили лишь тогда, когда пришлось сделать привал. Первой мыслью Ма-Рейи было – уж не пролезли ли эти коты вслед за ней в портал, когда она возвращалась из беллиорской Москвы? Но даже если бы такое случилось – вряд ли московские коты отправились бы за ними в пустыню, где для них ни воды, ни пищи нет. Кстати, дельная мысль…
- Ребята, - сказала девочка, - ведь нам нужно напоить и накормить котов. Понятия не имею, откуда они здесь – но как бы их тепловой удар не хватил, ведь они совершенно не приспособлены для жизни в пустыне.
Коты охотно вылакали воду, которую им дали – а затем стали внимательно обхаживать ребят и тереться об их ноги.
- А тебе витаминов не хватает, - сказал Геркулес, снимая со штанов рыжую шерсть. – Мама говорит – если у зверя лезет шерсть, значит, ему нужны витамины.
Коричневый кот посмотрел на рыжего так, словно усмехался. А Ма-Рейя тем временем с не меньшим интересом разглядывала коричневого кота.
- Этого не может быть! – произнесла она наконец.
- Чего не может быть? – спросил Пье-Тер.
- Не может быть коричневого кота, - отвечала Ма-Рейя. – Точнее, не коричневого, а черепахового – так правильно называется этот окрас. Черепаховыми могут быть только кошки. Я читала в книгах, когда была в Москве.*
- Ты хочешь сказать, - спросил Геркулес, - что это не обычные коты? Мне стоило самому догадаться. Я не знал о том, что коты не бывают черепаховыми – но мог бы сообразить, что коту нечего делать в пустыне. А трем котам – тем более.
- Тогда нужно вернуть этих котов в Мерилан как можно скорее, - решил Валлес. – Вот только кто их повезет? У нас даже ящиков для перевозки животных с собой нет – а тут нужно как минимум три.
- Ребята, - призналась Ма-Рейя, - я ведь на всякий случай захватила с собой передатчик, только он у меня выключен. Но если нужно – я свяжусь с мамой…
- Стоп, Ма-Рейя, - внезапно произнес человеческим голосом черепаховый кот. – Я ценю твою заботу о животных – но сейчас не тот случай.
Голос показался Пье-Теру странно знакомым – но он не мог припомнить, где его слышал.
- Вас троих кто-то послал к нам специально? – спросил Аллен.
- Можно и так сказать, - отвечал чёрный кот. – Но мы все же хотели бы сохранить инкогнито. Что это за кот, который при первой же встрече рассказывает человеку о себе всё?

- Почему ты так беспечна? – Гван-Ло едва сдерживался, чтобы не повысить голос на жену. – Как ты могла рассказать такое ребенку, которому еще и тринадцати нет?
- Потому что лучше правда, чем ложь, - отвечала Лис-Сия. – Кто предупрежден, тот защищен. К тому же, Ма-Рейя нисколько не напугана. Скорее, полна решимости перерыть все исторические библиотеки – чтобы докопаться до истины. Она мне сразу сказала – если кто-то проклял ваш род, значит, хотел, чтобы кого-то из твоих предков обвинили в колдовстве. Вот только его расчеты не оправдались – и сам он попал на костер гораздо раньше, чем успел убрать вас с дороги. К тому же, ведь есть вероятность, что вместо твоего родового проклятия Ма-Рейя унаследовала мой «дефект» - у меня ведь полностью отсутствуют способности к гипнозу. Тут может быть вероятность пятьдесят на пятьдесят – так тебе сказал Хан. Кстати, а о тебе самом он что говорил?
- Что мне оставалось два года, прежде чем проклятие примется за меня всерьез, - Гван-Ло незаметно поежился, хотя в доме было тепло. – Но он усыпил его еще на десять лет. Так что у меня есть время.
- А что Хан думает о своих способностях? – спросила Лис-Сия. – Как он их приобрел?
- По этому поводу Хан говорит то же, что и всегда, - отвечал Гван-Ло. – Что он – воплощение Чингисхана, поэтому ему еще в детстве было откровение. Его иногда сложно понять.

Коты оказались хорошими спутниками, и от ребят не отставали.
- Послушайте, - сказал Геркулес, - ведь коты – мудрые животные. Может быть, вы знаете, как добраться до Валкирихейма?
- В обиталище валькирий ведет радужный мост, - отвечал рыжий кот. – Кто пройдет по этому мосту – тот и достигнет их чудесного мира.
Затем рыжий кот начал умываться – очень поспешно, будто был смущен собственными словами.
- Тут нечему удивляться, - обратился к нему черный. – Котам доступны многие знания, скрытые от людей. Так будет всё то время, пока ты будешь котом. И привычка говорить словами поэта тебе тоже явно досталась от твоей новой сущности.
«Так значит, вы не всегда были котами», - подумал Геркулес, но вслух сказал другое:
- Радугу в пустыне вряд ли можно найти. Разве что Млечный путь? Но для этого нужно дождаться ночи. Только вот… Нам пятерым точно хватит трех котов, чтобы не замерзнуть ночью в пустыне?
- Котов – определенно не хватит, - отвечала Ма-Рейя. – Но у нас ведь есть еще питомцы с Беллиоры.

*Ма-Рейя немного ошиблась – черепаховый окрас все же встречается у котов, хотя и очень редко.

Встреча с роднёй

Сириус давно зашёл. На небе появились первые звёзды, но Геркулес не мог заснуть. Он видел, как нервно машет хвостом Зевс, а это значит, что его что-то тревожит.
Услышав со стороны дороги, откуда они шли, знакомый цокот копыт, Геркулес растолкал спутников и увёл их за деревья. И очень вовремя. На дороге, на обочине которой ребята заночевали, появились три всадника в чёрном. Те спешились и стали осматриваться, словно искали кого-то. Неожиданно откуда-то из лесу донёсся рёв, похожий на драконий. Всадники, словно испугавшись этого рёва, вскочили на своих коней и помчали обратно. Едва они скрылись, из-за деревьев напротив вышли двое арзаков - мужчина и женщина. Геркулес сразу узнал их - это были Эрден и Ария Друзья Драконов. Они были частыми гостями в поместье, и мальчик всегда поражался их сходству с матерью и дядей.
- Ну, ребята, выходите, - сказал Эрден.
- Эрден и Ария Друзья Драконов, - сказал Геркулес. - Вы всегда появляетесь неожиданно и вовремя.
- А разве могло быть иначе? - улыбнулась Ария.
- Нет, наверное, но у меня опять наворачивается вопрос, который я давно хочу задать. Наших с Валлесом и Алленом дедушку с бабушкой звали Эммерин и Ариалла Друзья Драконов. Вы нам не родственники?
- Эммерин и Ариалла Друзья Драконов, - задумчиво повторил Эрден. - Давно я не слышал этих имён. Очень давно.
- Родители и дядя с тётей говорят, что они давно умерли.
- Вообще-то они не умерли, а тайно находятся на войне. Твои родители и дядя с тётей так говорят, чтобы их защитить от песчаных воинов Тор-Лана, которые могут всё узнать.
- Вы их знаете? - с надеждой спросил Геркулес.
- Ну конечно, мы их знаем, - ответила Ария, - ведь это мы и есть.
- Однако сейчас не до разговоров, - сказал Эммерин. - Надо уходить в нашу пещеру и поскорее. Всадников Страха легко напугать, когда их меньше шести, но они могут скоро вернуться.
- А что это за всадники такие? - спросил Пье-Тер по пути.
- Призраки рыцарей, живших больше тысячи лет назад, - ответил Эммерин. - Тор-Лан в своём желании отомстить дошёл до того, что пробудил к жизни несколько десятков рыцарей, которых назвал Всадниками Страха. Теперь эти рыцари подчиняются воле Тор-Лана.

Пещера оказалась совсем недалеко - в полусотне метров от дороги. Ребята уже собрались спать, когда Эммерин пригласил их в один из залов пещеры.
- Пора открыть вам ещё одну тайну, - сказал он. - Вы узнаете, почему в нашей семье прозвище Друг Драконов передаётся так же, как фамилия на Земле и Беллиоре.
Стены зала, в который Эммерин привёл детей, были украшены удивительными рисунками, изображавшими людей и драконов.
- Это сцены из прошлого Рамерии, - сказал Эммерин, - а именно из того времени, когда человечество разделилось на два племени. Уже тогда самым добрым и милосердным из трёх сыновей Рёйги был младший - лазурный дракон Арзаан. Он взял под свою защиту людское племя, которое в результате процесса, который позже назвали эволюцией, приобрело фиолетовую кожу. Арзаан женился на девушке из этого племени и стал его первым вождём. По имени Арзаана это племя стало зваться арзаками. Когда Арзаан решил, что уже достаточно правил, новым вождём арзаков стал его сын.
- То есть... - начал догадываться Геркулес.
- Да, малыш, - подтвердил Эммерин. - Ты и твои братья и сёстры - прямые потомки Арзаана, младшего сына Рёйги. Однако это не вся тайна. Уже в то время Арзаан не ладил со своим самым старшим братом - гордым и надменным красным драконом Менвианом. Менвиан стал первым вождём другого людского племени, по его имени получившего название менвиты. Да, Ма-Рейя, - ответил Эммерин на немой вопрос девочки, - ты происходишь от бога-дракона Менвиана через его старшего сына. Ты, Пье-Тер, тоже потомок Рёйги. Ты происходишь от Менвиана через его младшего сына.
- Но откуда Вы это знаете? - удивился Пье-Тер.
- Мне приходилось много общаться с Арзааном, - ответил Эммерин. - К сожалению, Арзаан и Менвиан не ладят до сих пор, и это доставляет немало мучений их среднему брату - мудрому и рассудительному зелёному дракону Арвиану.
- Дедушка, - спросил Аллен, - а Арвиан тоже дал имя рамерийскому народу?
- Конечно. Он женился на девушке, которая, как и Геркулес, была рождена от союза арзачки и менвита. С тех пор полукровки, рождённые от таких союзов, зовутся арвиты и находятся под защитой Арвиана.
- А что стало с жёнами сыновей Рёйги? - поинтересовался Валлес.
- После смерти они стали божественными драконами, как и их мужья, - сказал Эммерин. - Но даже они не могут положить конец распре между Арзааном и Менвианом. Арвиан и так уже тысячи лет не может добиться мира между своими братьями. Но, похоже, недолго осталось существовать этой вражде. Однажды, во время очередной перепалки братьев Арвиан предрёк, что конец вражде Арзаана и Менвиана положат деяния их потомков. Вы пятеро - живой пример настоящей дружбы. Для вас не имеют значения ни возраст, ни расовые различия, ни положение в обществе.
- Дедушка прав, - сказал перед сном спутникам Геркулес. - Арзаан и Менвиан должны перестать враждовать. Сколько можно? Они же братья, а братья не должны ссориться.
- Это верно, - согласился с ним Аллен. - Между братьями должен быть мир.
Ма-Рейя в тот вечер засыпала с тревожными мыслями. Уж не связана тайна её отца с враждой их божественного предка с младшим братом?

- Ты уверена в этом? - спросил Артём, сидя в своём кабинете у служебного радиоприёмника.
- Ошибки быть не может, - ответил из радиоприёмника голос Илранианы. - Когда утром пришло письмо от Геркулеса, мы с братом всё перепроверили. Все легенды, все доступные исторические хроники перерыли. Знаешь, всё сходится. Мы с братом, Кау-Рук и Гван-Ло - действительно потомки Рёйги.
- Гван-Ло рассказать?
- Но не как обухом по голове. Подготовь его сначала.
Когда сеанс межпланетного разговора закончился, Артём получил ментальное сообщение от своего друга - чёрного, носившего вполне человеческое имя Олег.
«Артём, - обеспокоенно сообщал Олег, - случилась беда».
«В чём дело? - спросил Артём. - Что произошло?»
«Адель и Мон-Со. Они похищены песчаными воинами. Не знаю, откуда они взялись в Москве, но я ничего не успел сделать. Прости».
Артём не на шутку встревожился, ведь жена Мон-Со, дрессировщица птеродактилей Адель, была его дочерью.
«Не вини себя, Олег, - как можно спокойнее сказал Артём. - Ты сделал всё, что мог. Срочно найди мне Гван-Ло, Хана и Мельника».

Загадки генеалогии

Надо сказать, что сталкер Мельник отнюдь не испытывал симпатии к Гван-Ло и в его раскаяние не очень-то верил. Такие люди, как Гван-Ло, развязывают войны, на которых гибнут солдаты – а Мельник еще до катастрофы был знаком с войной отнюдь не понаслышке. Но он знал также, что на военной операции личные чувства нужно спрятать подальше, а еще лучше – вообще забыть о них. А потому, когда Артем сообщил, что отправил Гван-Ло лиограмму, Мельник лишь спросил:
- Что ты от него хочешь? Он владелец охранного агентства, а не охранник и не солдат. Какой от него может быть толк для поисков твоей дочери? Скорее тут нужен Хан – он может хотя бы попытаться укротить этих песчаных воинов.
- Согласен, - сказал Артем. – Но его охранная служба уже успела сделать себе хорошую репутацию. Я хотел нанять его бойцов.
- Песчаные воины повинуются Тор-Лану, - задумчиво произнес Хан. – Ясно, что колдовские познания Тор-Лана отнюдь не ограничиваются гипнозом. Не приходится ли он родственником Гван-Ло?
- Не приходится, - твердо ответил Гван-Ло, появления которого не заметили ни Артём, ни Мельник. – Я знаю свою родословную наизусть – и Тор-Лан не имеет никакого отношения к моему роду.
- А насколько хорошо тебе известна твоя родословная? – спросил Артем. – Можешь ли ты назвать древнейшего из своих предков?
- Разумеется, - отвечал Гван-Ло. – Его звали Менвиан, он был первым в моей династии. В те времена менвиты еще не разделяли свои имена дефисом – этот обычай возник позже, около пятисот лет назад. Аристократы моего народа, от воли которых зависело все, вплоть до правил орфографии, уже тогда хотели во всем отличаться от арзаков.
- Все сходится, - сказал Артём. – Твоему роду и в самом деле есть чем гордиться: только что получены сведения, что дракон Менвиан был старшим сыном богини Рейги. Средним сыном был Арвиан, младшим – Арзаан. Арзаан является предком Ильсора и Илранианы.
Обернувшись к собеседнику, Артём похолодел: на миг ему показалось, что перед ним прежний Гван-Ло. Глаза бывшего тирана словно покрылись коркой льда, поза стала гордой, словно он вновь сидел на троне, а не на обычном стуле. Гван-Ло был не только Верховным правителем народа, возомнившего себя племенем Избранников, но и потомком богини, почитаемой всеми рамерийцами. Сейчас Артёму очень хотелось отвести взгляд – но он этого не сделал.
- Хватит! – раздался голос Хана. – Ты решил покончить с прежней жизнью – так и оставайся верным своему решению. Про тех людей, которые вечно меняют свои решения, говорят, что у них семь пятниц на неделе. А человек, который путается в календаре, не может руководить даже охранным агентством – не то что планетой.
- А кому приходится предком Арвиан? – спросил Мельник.
- Арвиан не имеет потомков, насколько мне известно, - отвечал Артем. – Но он является покровителем людей, в чьих жилах течет смешанная кровь арзаков и менвитов.

Адель постаралась расслабить мышцы своих запястий настолько, насколько могла. Если бы еще смазать чем-нибудь верёвку… Но, увы, об этом приходилось только мечтать.
После нескольких акробатических фокусов ей все же удалось избавиться от верёвки. После чего Адель с удовольствием вытащила изо рта кляп. С Мон-Со дела обстояли хуже. Кажется, песчаные воины сломали ему руку – так что его путы пришлось развязывать очень осторожно. По счастью, Мон-Со был без сознания.
В дверь барака, где их поместили, кто-то начал настойчиво царапаться. У Адель не было сил открывать – да и будь иначе, она не спешила бы впускать незнакомца.
Однако незнакомец оказался упрямым – и когда дверь под его напором слетела с петель, перед молодой женщиной возник черный библиотекарь.

Граница леса и пустыни

Ребята проснулись под утро от жуткого воя.
- Зевс, - проворчал Геркулес, - что ты воешь, словно ошпаренный?
- Скорее в дорогу, - Зевс прыгал на месте от нетерпения. - Чем скорее мы доберёмся до пустыни, тем лучше. Вставай уже!
- Ладно-ладно, крысёныш мой одомашненный, - сказал Геркулес. - Ребята, подъём.
Зевс снова завыл, но тут же получил по голове подушкой.
- Заткнись, - пробурчала Ма-Рейя.
- И в кого ты такая? - подхватив передними лапами подушку, страж приподнялся и швырнул её в Ма-Рейю.
- Ах ты, крыса блохастая! - Ма-Рейя опять швырнула подушку в стража. Зевс, снова швырнувший в неё подушку, не обиделся - он знал, что прародителями стражей были крысы.
- Кончайте драться, - вмешался Геркулес, порадовавшись, что ещё накануне отправил матери письмо с открывшейся семейной тайной. - Пошли.
После завтрака Эммерин сказал ребятам:
- Ступайте по дороге, по которой шли, и никуда не сворачивайте. Она приведёт вас к границе Великого леса с Рамерийской пустыней. Если вы никуда не свернёте, вы прибудете к Рамерийской пустыне к закату завтрашнего дня. Мы с Ариаллой останемся здесь на случай, если Всадники Страха будут вас преследовать.

Шли вторые сутки пути. До границы леса оставалось немного, когда позади послышался цокот копыт. Скакали две лошади.
- Похоже, двое всадников сумели обойти деда, - подумал вслух Валлес, и его предположение оправдалось. Из-за поворота дороги позади ребят появились двое чёрных всадников. В ту же секунду Зевс выскочил вперёд, встал на задние лапы, вытянулся в полный рост (в таком положении он стал не намного выше Геркулеса, который в свои двенадцать лет был ниже отца на голову) и завыл так, что кровь стыла в жилах. Всадники в нерешительности остановили своих коней. Дело докончили библиотекари - Геракл и Джоксер, размахивая трёхпалыми руками, так грозно зарычали, что всадники вынуждены были отступить.
«В следующий раз я ими займусь, - сказал Ясон. - Только что удалось выяснить: их разум не защищён от ментального воздействия».
- Хорошо, у них огнестрельного оружия нет, - сказал Зевс. - Нас, стражей, проще всего убить или лучевым пистолетом, или из двустволки дуплетом.
- Ты уже стихами заговорил, - заметил Геракл.
- Пообщайся с котами, с кошками подольше - я на тебя посмотрю.

К вечеру ребята действительно достигли места, где лес обрывался. Перед деревьями простиралась небольшая полоса травы, за которой начиналось море песка.
- Рамерийская пустыня, - сказал Пье-Тер. - Мы достигли её.
- И хорошо, что мы пополнили запасы воды, - сказал Аллен. - Насколько долгим будет путь через пустыню, одной Рёйге известно.
- Ясон, - обратилась Ма-Рейя к чёрному, - у меня к тебе просьба. Насколько я знаю, вы, чёрные, способны передавать мысли на невероятно огромные расстояния. Ты не мог бы отправить сообщение моему отцу?
«Не вопрос, - ответил Ясон. - Что передать?»
- Пожалуйста, спроси отца, позволят ли они с мамой мне приручить кикимору, раз уж не позволяют завести крысу.
«Хорошо, - сказал Ясон и обратился к отцу Ма-Рейи: - Гван-Ло, это Ясон. Твоя дочь спрашивает, разрешите ли ей вы с Лис-Сией приручить кикимору, раз уж не позволяете завести крысу».

Тайный попутчик

Сириус скрылся за горизонтом, и ребята и их спутники быстро уснули. Механические спелезавры, которые уже держались на резервной энергии, стояли за ближайшими к границе леса и пустыни деревьями, чтобы с наступлением утра зарядиться.
Однако не прошло и получаса, как Зевс, Геракл и Джоксер проснулись. Чувство опасности говорило, что приближается враг.
- Оставайтесь здесь, - сказал Зевс библиотекарям. - Вы нужны ребятам. Я пойду в разведку.
Скрывшись в кустах, страж стал тихо красться туда, куда подсказывал инстинкт. Скоро до его слуха донеслись голоса. Говорили на менвитском языке. «Это или бандиты, или сторонники Тор-Лана», - решил Зевс. Подкравшись поближе, он убедился в своей догадке. Сидя вокруг большого камня, при свете керосиновой лампы что-то обсуждали несколько бандитов.
- Довольно болтать, - сказал один из них, поднявшись на ноги. - Чем скорее мы остановим эту малышню, тем скорее получим свою награду.
- Точно, - согласился другой бандит. - Неважно, зачем Тор-Лану это надо. Главное - он хорошо платит за это. Остальное не имеет значения.
- Но их спутники - страж, два библиотекаря и чёрный, - возразил третий бандит. - Если со стражем и библиотекарями ещё можно как-то справиться, то с чёрным не сладить. Вы же знаете - чёрные в плане ментальных способностей сродни ранвишам.
- Заткнись, - буркнул первый бандит. - Чёрного тоже одолеем.
В этот момент кто-то, зажав ему рот, затащил бандита в кусты. Послышался шум ударов. То же самое случилось и с остальными бандитами, которые ничего не успели сообразить... Когда последний звук волочения стих, перед стражем возник молодой темноволосый мужчина, похожий на Ульмана.
- Вот за что я люблю менвитских бандитов, - сказал он на русском языке, принятом в Космическом Альянсе всеобщим. - Они разглагольствуют так долго, что успеваешь их обезвредить.
- Где-то я вас уже видел, - сказал, высунувшись из кустов, Зевс, которому лицо мужчины показалось знакомым.
Посмотрев на стража, мужчина улыбнулся:
- Здорово ты вымахал, Зевс. Ты был несмышлёной кикиморой, когда мы последний раз виделись. Я Ахмед, сын Ульмана. Состою в ордене «Боевые Птеродактили и работаю в охранном агентстве «Нушрок».
- У отца Ма-Рейи? - удивился Зевс. - Ну и как?
- Как по маслу. Многие пророчат мне рост по карьерной лестнице до заместителя. Я здесь с тайной миссией, - прибавил Ахмед шёпотом. - Мне поручено помогать Геркулесу и его спутникам. Пожалуйста, не выдавай меня, пока не придёт подходящий момент.
- Но как ты будешь прятаться в пустыне?
- Отец научил меня маскировке. Для меня главное - безопасность ребят. Если с ними что-то случится, их отцы мне в грудь трамвайную рельсу загонят, а я, как назло, без аптечки.
- Ты такой же балагур, как и Ульман, - засмеялся Зевс. - Не переживай, Ахмед, я тебя не выдам. Может, стражи и произошли от крыс, воем воздух мы просто так не сотрясаем.
- Спасибо, - благодарно сказал Ахмед.
- Но всё же держись поближе к ребятам. Мало ли что может произойти.

- Что там было? - спросил Геракл, когда Зевс вернулся.
- Ложная тревога, - соврал страж. - Двое волков выслеживали оленя.
- Что-то он скрывает, - шёпотом сказал Гераклу Джоксер.
- Или кого-то, - прошептал Геракл. - Наверняка какого-то попутчика, который не хочет себя выдавать. Наверное, Зевс много общался с Урфином Джюсом. Этот парень - мастер на всякие хитрости.
Библиотекарь вздохнул.
- Соскучился я по Праздникам Угощения, - сказал он. - Будет возможность - отправлюсь в Волшебную страну. Пойдёшь со мной, Джоксер?
- Конечно, - ответил чёрный библиотекарь. - Ясон, Гермес и хозяйка много рассказывали об этой стране.

Дорога в Валкирихейм

О чёрных библиотекарях Адель знала достаточно.
- Кто тебя послал? – спросила Адель. – Друг или враг?
- Меня послал друг, который должен быть вам врагом, - отвечал библиотекарь. – Или враг, который желает быть другом. Но вам лучше уходить отсюда – это могу сказать точно.
- У моего мужа сломана рука, - сказала Адель. – Ему понадобится помощь.
- Вот и видно, что тебе не пришлось жить в метро и каждый день сражаться за свою жизнь, отстреливаясь от мутантов, - отвечал библиотекарь. – Иначе бы ты точно знала разницу между вывихом и переломом. У твоего мужа самый обычный вывих, который легко вправлю даже я.
Мон-Со застонал, когда библиотекарь, прикоснувшись к нему своими длинными руками, напоминающими звериные лапы, вправил кость на место.
- А теперь приди в себя, - дал команду библиотекарь, и Мон-Со открыл глаза.
От неожиданности рамериец потянулся за оружием – но оружие у него успел отобрать похититель.
- Отвечаю на вопрос Адель, - сказал библиотекарь. – Касательно того, кто меня послал. Моя хозяйка – Замари, одна из песчаных воинов, что подчиняются Тор-Лану. Замари пытается выйти из под контроля колдуна – но сопротивляться его воле может не более нескольких часов. А теперь – к Хану. Песчаные воины – это проклятые души, а Хану многое известно о том, что некоторые люди зовут сверхъестественным.

Артём всем сердцем надеялся на возвращение дочери – но не думал, что она вернется в такой компании. Когда объятия и слезы радости остались позади, Артём принес извинения Хану и остальным за то, что понапрасну оторвал их от дел.
При виде Гван-Ло чёрный библиотекарь втянул носом воздух – словно учуял что-то подозрительное.
- Как я и думал, - сказал он. – Один из потомков Замари. Не прямой, правда – прямых у нее не осталось. Но сила внушения у тебя развита неплохо… для человека, конечно.
- Кто такая Замари? – наверное, лишь многие годы, в которые Гван-Ло был правителем, сейчас позволяли ему сохранять самообладание.
- Замари – одна из твоего рода, - отвечал библиотекарь. – Одна из тех, кто пытался противостоять родовому проклятию – но в итоге обрел лишь безумие. Собственному брату Замари пришлось застрелить сестру – чтобы в своем безумии она не натворила множества бед. Песчаные воины – твои предки, Гван-Ло. Те, кто не смог вынести тяжести проклятия. Их души никогда не получат покоя. А Тор-Лан управляет ими… потому что сам является их потомком. Твоему отцу не по душе было благочестие – и в результате его любовных похождений на свет появился Тор-Лан. А ты в самом деле верил, что гипнозу он научился от тебя? – в голосе библиотекаря послышалось нечто очень похожее на хихиканье.
Однако тут библиотекарю пришлось прервать свою повествование – потому что Гван-Ло явно обращался к кому-то другому.
- Ясон, про крыс и кикимор – это не ко мне, это к Лис-Сии. Тут все зависит от ее решения.

Геркулес проснулся посреди ночи. Почему-то ему стало жарко, хотя ночью в пустыне должно быть холодно. Оказалось, что на груди у него устроился рыжий кот, который явно выделял его среди других ребят. Теперь же кот проснулся, несколько раз переступил лапами, как будто Геркулес был каким-нибудь ковриком. Стряхнув с себя кота и шерсть, Геркулес поднял глаза к небу – и понял, что настало время сбыться его мечте.
Начинаясь где-то посреди Млечного пути, с небес на землю протянулся мост, переливающийся всеми цветами радуги. Он казался таким воздушным – и в то же время прочнее каменного. Убедившись, что кот следует за ним, Геркулес ступил на мост.
Поверхность была теплой, будто нагретой солнечными лучами. Больше Геркулес не оборачивался назад – но знал, что его друзья идут за ним. А на другом конце моста их встречала женщина, темнокожая, одетая в яркие одежды, какие носят благородные воины на картинках в детских книжках. В руках прекрасная воительница держала копье – но пускать его в ход явно не собиралась.
- Я – Вальтраута, - сказала она. – Ты – Геркулес?
- Да, - сказал мальчик, поклонившись хозяйке Валкирихейма – а это, несомненно, была именно она.
- Сын Илранианы, - улыбнулась Вальтраута. – Внук Эммерина и Ариаллы. Ты – желанный гость в Валкирихейме. Ма-Рейя, дочь Лис-Сии, Пье-Тер, сын Кау-Рука, Валлес и Аллен, дети Ильсора… Прекрасные и благородные имена.
Геркулес обратил внимание, что имени его отца Вальтраута не назвала, как и имени отца Ма-Рейи.
Из радужного дворца, на который Геркулес лишь теперь обратил внимание, вышли другие женщины, лицами похожие на Вальтрауту, но кожа их была светлой. Мальчику подумалось, что это ее сестры.
- Почему вы не назвали имени моего отца? – Ма-Рейя все же задала тот вопрос, который Геркулес задать не решался.
- Гван-Ло запятнал свою душу злом, которому нет места в Валкирихейме, - отвечала Вальтраута. – Что касается Баан-Ну, отца Геркулеса – то его дух оказался слабым. Когда Илраниане пришлось скрыться, Баан-Ну знал, что она жива и здорова – но, тем не менее, позволил своему духу сдаться, превратившись в беспомощного человека, который не может обходиться без слуги. А такого не должен себе позволять ни один мужчина.
Геркулесу хотелось заступиться за отца – но что он мог возразить? Даже рыжий кот казался каким-то понурым…
И снова ответила Ма-Рейя:
- Но мой отец встал на правильный путь!
- Это не отменяет того, что уже случилось, - отвечала Вальтраута. – Скольких людей он лишил воли до того, как раскаялся? Сколько загубил невинных жизней? Он может повернуть все это вспять? Не думаю.
- Мой отец носил в себе проклятие, которое стремилось овладеть им! – вскричала Ма-Рейя. – Он до сих пор носит его в себе! Как и я! И откуда вы знаете, что в один прекрасный день не проявите слабость там, где другие окажутся сильнее вас? Какое вы имеете право судить?
Тем временем к Вальтрауте подошла молодая девушка, лицом также похожая на хозяйку Валкирихейма, но одета она была в платье, и лицо ее было круглее и мягче.
- Я нашла Замари, сестра, - сказала она. – Она сейчас во дворце.
- Хорошо, Анита, - отвечала та. – Похоже, у нас сегодня будет много гостей.

Лоскутушка

- И чего это Вальтраута взъелась на Баан-Ну? - спросил Пье-Тер, когда ребята и их спутники остались одни в выделенной им просторной комнате.
- Отец говорил, что для дяди вынужденный побег тётушки стал сильным ударом, - ответил Аллен. - Это и является причиной того, что с ним случилось.
- Ты прав, братишка, - согласился Геркулес. - Мой отец ещё в детстве был жутко впечатлительным, именно поэтому мамин побег так на него подействовал. Боюсь даже представить, что с ним было бы, если бы рукописный вариант «Завоевания Беллиоры» был уничтожен. Так что отец не виноват, что мамин побег так на него повлиял.
После того, как Тор-Лан отправился в Рамерийскую пустыню, «Завоевание Беллиоры» увидело свет. Текст книги претерпел несколько изменений там, где они были необходимы. В частности, были заменены представители флоры и фауны, ибо к тому времени Беллиорой стала зваться планета, откуда родом друзья рамерийских правителей - Артём, Хан, Мельник и Ульман.
- Это верно, - согласился с Геркулесом Валлес. - Твой отец не виноват в том, что он такой впечатлительный.
Тем временем коты, которые на самом деле не были котами, собрались в одном из уголков комнаты.
- Может, пора уже открыть ребятам, кто мы? - спросил рыжий кот.
- Ты что думаешь, Кау? - обратился чёрный кот к коричневому.
- Думаю, что вы правы, - ответил коричневый кот. - Но будет лучше, если мы сделаем это вечером. Сейчас у ребят достаточно впечатлений.
- Однако Геркулес и Валлес правы, - заметил чёрный кот, обращаясь к рыжему. - Тебя нельзя винить за то, что ты такой впечатлительный. Вальтраута несправедлива к тебе.

За несколько минут до этого разговора Вальтраута встретила на мосту Ахмеда.
- Я Вальтраута, - сказала она. - А кто ты?
- Я Ахмед, сын Ульмана, - представился Ахмед. - Мой отец и я в большой дружбе с родителями ребят, которых вы только что пропустили.
- Но ты также дружишь с отцом Геркулеса и работаешь на отца Ма-Рейи, - заметила Вальтраута.
- Может, Гван-Ло и был тираном, но теперь он другой. Вы не знаете его так, как знаем мы, Боевые Птеродактили. Гван-Ло уже отсидел двенадцать лет условно за то, что поработил арзаков и попытался захватить Землю. Чистосердечное признание и помощь Боевым Птеродактилям смягчили его участь. Что касается Баан-Ну, то он просто очень впечатлительный, а вы сами знаете, как происходящие события могут повлиять на таких людей. К тому же мне поручено тайно помогать ребятам. Если с ними случится что-то, их отцы мне уши оторвут, а я, дырявая башка, не купил жёсткую нить и толстую иголку.
Вальтраута засмеялась:
- А ты балагур, оказывается. Так и быть, если тебе поручено помогать ребятам, проходи.
Глядя вслед Ахмеду, Вальтраута не могла отделаться от чувства, что он прав.

Утром ребята решили прогуляться по округе радужного дворца. Особенно поражался Геркулес, ведь деревья, луга и поля оказались ещё краше, чем во снах. Когда ребята очутились на пшеничном поле, они ещё издали заметили необычное пугало. Оно было сшито из синих, зелёных, фиолетовых, розовых, оранжевых и пшеничного цвета лоскутов. На большом лоскуте пшеничного цвета было нарисовано улыбающееся лицо. Пугало имело форму женщины, ростом не превышало друга ребят и их родителей - соломенного человека Страшилу Мудрого - и было одето в ярко-зелёный кафтан, тёмно-зелёные штаны и изумрудные сапоги. Кафтан и штаны пугала покрывали бледно-зелёные заплаты.
- Привет, - сказала женщина-пугало, когда ребята подошли ближе.
- Какое забавное пугало, - хихикнула Ма-Рейя. - Я видела немало пугал, но такого пёстрого никогда не встречала. Тебя, наверное, Лоскутушкой зовут.
- Правда твоя, - ответила женщина-пугало. - Меня назвали Лоскутушкой, поскольку я сшита из разноцветных кусков ткани. Одно плохо - я должна висеть на шесте и сторожить огород, а мне так хочется повидать мир.
- Ребята, - сказал вдруг Зевс, - у меня есть предложение. А давайте возьмём Лоскутушку с собой. Вспомните, ведь Элли когда-то тоже сопровождал соломенный человек. А чем хуже мы?
- Голова, - уважительно сказал Геркулес. - А теперь попрошу посторониться.
С этими словами он подошёл к шесту и вытащил его из земли с такой лёгкостью, словно это была небольшая ветка.
Геркулес и его младшие брат и сестра с детства отличались огромной силой. Они с лёгкостью поднимали предметы, которые были в три раза тяжелее их самих. Видимо, так на ребятах сказалось то, что их отец Баан-Ну несколько дней пробыл в шкуре чёрного библиотекаря, а библиотекари - невероятно сильные звери.
- Спасибо, - сказала Лоскутушка. - Вы не представляете, от какой рутины вы меня избавили. Как паршиво сидеть на шесте и гонять ворон, когда можно увидеть мир.
Тут она заплясала, напевая песенку, мотив которой ребята слышали от Страшилы:
- Эй-гей-гей-го! У меня появились друзья! Эй-гей-гей-го! Я увижу мир! Эй-гей-гей-го!
- Как она похожа на Страшилу! - шепнул Валлес Аллену. - Надо бы их познакомить.
- Ты думаешь, они... - начал Аллен.
- Не сомневаюсь, - ответил Валлес. - Тем более, сам посуди. Железный Дровосек и Шалиндрах давно женаты, у обоих есть дети, и лишь у Страшилы нет семьи. Несправедливо, правда?
- Верно, - согласился Аллен. - Пора бы и Страшиле обзавестись семьёй. И Лоскутушка вполне ему подходит. Они, в конце концов, похожи.

@темы: Александр Волков, Баан-Ну, Вселенная книг Волкова, Ильсор, Кау-Рук, Рамерия, другие персонажи, постканон, фанфики