Огненная_Тигрица
Название: Искра. 1 часть
Автор: Огненная Тигрица
Жанр: Экшн, джен
Вид: кроссовер
Фандом: Властелин Колец, Пещера Золотой розы, Тайна заброшенного замка
Рейтинг: РG-13
Описание: Альтернативный вариант кроссовера «Дарья Радужная»

Пролог

Белая Фея, Королева тосканских лесных эльфов Ева и волшебница Дарья Радужная, обречённая на вечное одиннадцатилетие, прибыли на планету Рамерия, в город Мерилан, по приглашению вождя арзаков Эммерина Друга Драконов. Недавно большинство арзаков были порабощены менвитами, обученными своим правителем Гван-Ло гипнозу, но некоторые сопротивлялись. Одни из последних свободных арзаков укрылись в Мерилане. Эммерин пригласил Дарью Радужную, Королеву Еву и Белую Фею по очень важному делу.
Дело в том, что накануне приглашения жена Эммерина Ариалла родила двойню - сына Ильсора и дочь Илраниану. Эммерин с детства знал Гван-Ло, уже тогда между ними были распри. Согласно древнему пророчеству, остановить Гван-Ло могут два близнеца из народа арзаков - брат и сестра, наделённые огромной силой. Оба ребёнка должны были родиться в семье вождя арзаков. Эммерин знал, что его дети - те самые близнецы.
Белая Фея, Дарья Радужная, Королева Ева, Эммерин с женой и сочувствовавший арзакам двадцатидвухлетний лётчик Кау-Рук собрались в особняке Друзей Драконов на тайный совет.
- Да, дело непростое, - сказал Кау-Рук. - Что делать будем, дорогие волшебницы?
- Боюсь, у нас только один выход, - сказала Белая Фея. - Детей надо разлучить.
- Разлучить? - ошарашено спросила Ариалла. - Вы в своём уме?
- Зачем разлучать малышей? - присоединился к жене Эммерин.
- Понимаю - вы не хотите расставаться ни с одним из своих детей, - сочувственно сказала Ева. - Но иного выхода у нас нет. Детей надо разлучить. Вдвоём они намного сильнее, чем поодиночке.
- Я согласна с Евой и Белой Феей, - сказала Дарья Радужная. - Единственный способ защитить Ильсора и Илраниану от Гван-Ло - разлучить их. Только так мы можем спасти их.
- Видимо, иного выхода у нас нет, - печально сказала Ариалла. - Придётся расстаться с одним из наших малышей.
- Ильсор останется с вами, - сказала Дарья. - Его присутствие на Рамерии очень важно для арзаков.
- А как быть с девочкой? - спросил Кау-Рук.
- Я доставлю её на Арду и отдам на воспитание Владыке Ривенделла Элронду Полуэльфу. В Ривенделле Илраниана будет в безопасности.
- Ты уверена в этом? - спросила Ариалла.
- Я была в Ривенделле четырнадцать лет назад, когда сопровождала Короля Под Горой Торина Оукеншильда с тринадцатью спутниками к Одинокой горе. Безопаснее места нельзя найти - злу в Ривенделл дорога заказана. Кау-Рук, ты сможешь отправить Гван-Ло сообщение, что Ариалла родила только мальчика? Он ничего не должен знать об Илраниане.
- Постараюсь, - ответил Кау-Рук.
- Прежде чем мы уйдём, я прошу передать это Ильсору, когда он подрастёт.
С этими словами Дарья дала Эммерину золотой медальон в форме кольца, внутри которого была бегущая собака - символ Сириуса, солнца Рамерии.
- Этот медальон, - сказала она, - набалдашник жезла, который поможет Ильсору в полной мере раскрыть его магическую силу. Для Илранианы у меня есть похожий медальон, только с головой единорога. Рукояти жезлов я оставлю у себя до тех пор, пока не придёт нужное время.

Владыка Элронд и его супруга Келебриан вышел из дворца навстречу гостье. Дарья Радужная прискакала в Ривенделл на белом коне с серой звездой посередине лба. Сопровождала её собака - немецкая овчарка. В руках Дарья держала свёрток.
- Рады приветствовать тебя, Дарья Радужная, - сказал Элронд. - Ты всегда желанный гость в Ривенделле.
- Я тоже рада вас видеть, - сказала Дарья, спешившись. - Я привезла вам воспитанницу, о которой предупреждала в письме.
С этими словами она передала Келебриан свёрток. Приоткрыв свёрток, Владычица Ривенделла не смогла не ахнуть. В свёртке спал младенец - хорошенькая девочка с фиолетовой кожей. К свёртку был привязан золотой медальон в виде кольца с головой единорога в центре.
- Какая она хорошенькая! - сказала Келебриан.
- И правда - она очень красивая, - согласился Элронд. - Обещаю, Дарья, Илраниана вырастет превосходным воином и искусной волшебницей.

Отъезд

Шир, 64 года спустя
Полгода прошло с тех пор, как был побеждён Саурон. Фродо, Сэм, Пиппин и Мерри собрались возле Бэг-Энда.
Чуть больше месяца назад не стало Бильбо, дяди Фродо. Для самого Фродо это было сильным стрессом, и от него он долго не мог отойти. После битвы с Сауроном прийти в себя Фродо помогла Дарья Радужная - обречённая на вечное одиннадцатилетие волшебница, живущая неподалёку от Бэг-Энда, в четвёртом доме по Бэгшот Роу. После смерти дяди Фродо было не менее тяжело, но он видел, что вечно юной волшебнице ещё тяжелее. Фродо знал, что семьдесят восемь лет назад Дарья сопровождала Бильбо и тринадцать гномов к Одинокой горе.
Четверо хоббитов собрались возле Бэг-Энда, чтобы отправиться в трактир «Зелёный дракон» и помянуть Бильбо. Они хотели отправиться к Дарье, чтобы позвать и её. Не только Бильбо связывал Дарью и четвёрку хоббитов. Вечно юная волшебница и её питомцы - белый с серой звездой на лбу конь Элрох и немецкая овчарка Орион - присоединились к Братству Кольца для борьбы с Сауроном. Дарья, Элрох и Орион сражались вместе с Арагорном, Леголасом и Гимли в Хельмовой пади, под Минас-Тиритом и возле врат Мордора. Фродо, Сэм, Пиппин и Мерри были одними из немногих, кто знал, что Дарья спасла жизнь Боромиру и человекоподобному существу Смеагорлу, также известному как Голлум, остановив время. Дарья попросила хоббитов не распространяться об этом, ибо не любила прибегать к заклинанию, останавливающему время.
Когда хоббиты подошли к Бэгшот Роу, 4, Фродо постучался:
- Дарья, это мы, Фродо, Сэм, Пиппин и Мерри! Мы направляемся в «Зелёный дракон» помянуть дядю Бильбо! Пойдём с нами!
Его сразу насторожило, что Орион не залился лаем. Фродо знал, что пёс Дарьи всегда лает, когда стучат в дверь.
Мерри тоже насторожился. Ему не понравилась тишина в стойле. Четвёртый дом по Бэгшот Роу был единственной норой в Хоббитоне, возле которой имелось стойло для лошади. Заглянув в стойло, хоббит обнаружил, что оно пустует.
- Фродо, - сказал Мерри, - Элроха в стойле нет!
- Опять она куда-то уехала, не предупредив, - посетовал Сэм. - Снова, наверное, решила посетить Ривенделл, Минас-Тирит или Лихолесье.
- Или поехала на юго-запад, в Тоскану, - предположил Пиппин. - Насколько я знаю, она в большой дружбе с королём Ромуальдо и королевой Фантагиро.
- Особенно после того, что было месяц назад, - сказал Фродо. - Помните? Об этом ещё в «Хоббитонском вестнике» писали. Замки, похищенные таинственным Чёрным облаком, были возвращены на свои места только после смерти могущественного демона Даркена Некрадского.
- А вот интересно, - спросил Сэм, - почему Чёрное облако не тронуло Минас-Тирит, Эдорас и Лихолесье?
- Может, у этого Даркена были какие-то свои дела с Сауроном? - предположил Мерри.
- Вполне возможно, - согласился Пиппин. - Но что-то Дарья Радужная от нас всё-таки утаивает. В последнее время у неё лицо совсем не радужное.
- И то верно, - кивнул Фродо. - Может, она скучает по родным? Ходят кое-какие слухи.
- Какие слухи? - хором спросили Сэм, Пиппин и Мерри.
- Говорят, Дарья потому застряла в одиннадцатилетнем возрасте, что приняла на себя проклятие, предназначавшееся её брату. Проклятие, которое должно было превратить её в демона, оказалось ослаблено силой самопожертвования и лишило её возможности стать взрослой. Никто не знает, сколько ей на самом деле лет. Возможно, её родных уже давно нет на свете.

Тем временем Дарья Радужная, Орион и Элрох покинули Шир и направились через Вековечный лес в сторону Ривенделла. Юной волшебнице хотелось повидаться с арзачкой Илранианой, которую она привезла в Ривенделл шестьдесят четыре года назад. Илраниана к тому времени стала превосходным боевым магом и не расставалась с медальоном, который был ей подарен после рождения. Золотое кольцо с головой единорога внутри она носила на шее. Дарья Радужная понимала, что не пришло ещё время Илраниане знать истинное назначение медальона.
После визита в Ривенделл Дарья и её питомцы отправились на юг, к Изенгарду. Дарья помнила, что там должен храниться фолиант «Речи Огненного Дракона», который был ей необходим.
Вода так и не ушла из Изенгарда за минувшие полгода. Её уровень доходил коню до колен. Ориону пришлось остаться на возвышенности - пёс не хотел простыть. Время от времени мимо проходили человекоподобные деревья - энты, но они не мешали Дарье. Они знали, что юная волшебница - не враг им. Добравшись до башни Ортханк, Дарья поспешила внутрь. Однако нужного фолианта она не нашла. Зато ей попалась книга, в которой падший ангел, или падший майар, как их называли в северных странах Средиземья, Саруман Белый делал записи. Одна из них гласила: «Отдал фолиант “Речи Огненного Дракона” Даркену Некрадскому в уплату долга».
- Отдал Даркену Некрадскому в уплату долга, - задумчиво повторила Дарья. - Вот, значит, где сейчас фолиант. Надо вернуться в Некрад и найти «Речи Огненного Дракона». Тогда я смогу вернуться домой и увидеть родителей. Но прежде я отправлюсь в Тоскану. Быть может, Гром и Стрела там. Заодно узнаю последние новости, о которых ещё не писали в «Хоббитонском вестнике».

Тоскана

Музыка: Прекрасное далёко (минусовка)
Элрох мчался галопом по широкому полю. Заливаясь лаем, Орион бежал рядом с конём. Дарья видела впереди полосу деревьев. Скоро она достигнет Леса эльфов, где правит королева Ева. Дарья решила, что перемолвится парой слов со здешней королевой.
А вот и сам лес. Дарья пустила коня на шаг и стала оглядываться. Как давно она не была здесь! Казалось, время застыло в этом краю - всё то же самое, что и полгода и даже год назад. Вот лужайка, на которой по случаю дня рождения королевы плясали все эльфы леса: высшие - Мириэн и низшие - Грампириэнс. Мириэн, к которым принадлежала и королева, сходны внешним видом с людьми, отличаясь лишь заострёнными ушами да молодостью, а Грампириэнс похожи коряги или куски скал. Вон дерево, под которым Дарья учила стрельбе двух юных эльфиек из Мириэн - Элериану Драконье Крыло и её младшую сестру Аннариану. Вот кусты, в которых Дарья до того, как с ней приключилось несчастье, пряталась во время игры со старшими братом и сестрой. А вот дупло, в котором живёт прирученная Дарьей рыжая белочка. Вон норка, в которой живёт семейство зайчиков, спасённое Дарьей от волка. А вот гнездо, в котором живут пернатые друзья Дарьи - болтливые сойки. Всё было по-прежнему.
А вот и дерево, служащее трибуной Королеве эльфов. Остановив коня, Дарья спешилась и подошла к дереву.
- Ева, мне нужно поговорить с тобой, - сказала она.
В то же время на дереве появилась Королева эльфов.
- Рада видеть тебя, - сказала Ева. - Давненько тебя не было в Лесу эльфов.
- После похода в Некрад нужно было отдохнуть. И потом, месяц назад у меня друг умер. Ты не знаешь, каково это - терять друзей.
- Людям и хоббитам свойственно долго горевать по умершим. Ты становишься человеком.
- Нет, Ева. Я просто стала лучше понимать хоббитов и людей. Чтобы лучше понять людей и хоббитов, нужно пожить среди них. Хоббиты почти не отличаются от людей. Но речь не об этом. Ты не слышала, есть ли новости из столицы Тосканы?
- Новости есть. Мой племянник Тарабас и его жена Анжелика прибыли в гости к Ромуальдо и Фантагиро.
- А Гром и Стрела? От них никаких известий?
- Белая Фея говорит, что они были у неё недавно. Хотели помочь ей вернуть магическую силу. У них ничего не вышло.
- Возможно, я знаю, как помочь. Я узнала, где находится фолиант «Речи Огненного Дракона». Помнишь, я говорила, что видела его в Изенгарде? Саруман успел отдать его в уплату долга одному могущественному демону. Обитель демона сейчас заброшена. Я хотела бы заручиться поддержкой Ромуальдо, Фантагиро и Грома со Стрелой, прежде чем отправляться туда.
- Тогда тебе лучше поспешить. Не знаю, о каком демоне ты говоришь, хоть и догадываюсь, но друзья тебе наверняка помогут.

В королевский дворец Тосканы Дарья прибыла почти одновременно с Громом и Стрелой. Элроха отвели в конюшню, Ориона - на псарню, чтобы они отдохнули с дороги.
- Значит, пророчество не врёт, - сказал Гром, когда Дарья рассказала о том, где находится фолиант «Речи Огненного Дракона». - Ты действительно поможешь нам найти Искру?
- А кто такая Искра? - спросила Анжелика.
- Наша младшая сестра, - ответила Стрела. - Мы с ней, как и с Громом, - погодки. Гром старше меня на год, а Искра - младше. Сто семнадцать лет назад, когда Искре было одиннадцать лет, она пропала, а самостоятельные поиски привели к тому, что мы с Громом оказались в рабстве у Чёрной Королевы. Хорошо ещё, что Чёрная Королева не знала, что мы - принц и принцесса царства сильфов, именуемое Воздушным королевством.
- А как «Речи Огненного Дракона» помогут найти Искру? - спросила Фантагиро.
- Узнаете, когда раздобудем фолиант, - ответила Дарья. - Пока я не могу сказать. Я собираюсь отправиться к Некраду в ближайшее время.
- Мы со Стрелой с тобой, - сказал Гром.
- Я тоже пойду, - сказал Тарабас.
- И я пойду, - сказала Анжелика.
- И я с тобой, - хором сказали Ромуальдо и Фантагиро.
- Да, не имей сто рублей, а имей сто друзей, - засмеялась Дарья. - Так говорят в одной из стран планеты Беллиора, именуемой её обитателями Земля.

Своя среди чужих, чужая среди своих

Пять лошадей мчались в сторону границы Тагора и Тосканы - именно там располагался вулкан Некрад. Гром ехал на одном коне с Ромуальдо, Стрела - с Фантагиро.
- Интересно, как скоро мы найдём Искру? - спросил Гром, когда отряд остановился в лесу на привал.
- Вы обретёте её заново, когда мы найдём «Речи Огненного Дракона», - ответила Дарья.
- Что значит «обретёте заново»?
- Поскольку мы знаем, где искать фолиант, нет смысла больше таить. Вы со Стрелой искали сестру, а она всё это время была рядом с вами. Да, моё сходство с вашей сестрой не случайно: Искра - это я. Меня превратил в человеческого ребёнка Саруман, потому что я отказалась служить ему. Дух воздуха, превращённый в смертное существо, может стать самим собой, только если умрёт от старости. В противном случае он умрёт, как и смертное существо. Чтобы я не умерла от старости, Саруман наложил на меня заклятие Питера Пэна.
- Заклятие Питера Пэна? - переспросил Тарабас.
- Заклятием Питера Пэна на Земле называют заклинание, дарующее ребёнку вечное детство. Обычно дети соглашаются на него добровольно. Есть только три способа вернуть мне прежнюю сущность, но два из них уже недоступны.
- Почему? - поинтересовалась Стрела.
- Первым способом были Камни Стихий - пять камней, каждый из которых воплощает Огонь, Землю, Воздух, Воду и Металл. Саруман с их помощью превратил меня в человеческого ребёнка, после чего уничтожил камни. Их восстановление - это долгий и сложный процесс. Саруман мог и безо всяких магических камней расколдовать меня, но он мёртв, и потому вторым способом мы тоже не можем воспользоваться. А третий способ мне неведом. Единственное, что мне известно, - то, что он описан в «Речах Огненного Дракона».
- А откуда этот фолиант взялся у Сарумана? - спросила Фантагиро.
- После превращения в человеческого ребёнка Саруман отправил меня на Землю. Меня приютил Геракл, один из богов, живущих на горе Олимп. От него я узнала, что Саруман силой отобрал фолиант у жрецов огненной богини-дракона Рёйги, матери всего живого на Рамерии. Жрецы несли фолиант в Мерилан, чтобы передать его верховной жрице - Хранительнице Пламени.
- Значит, мы возьмём фолиант с собой?
- Да, Фантагиро, - кивнула Дарья. - Нужно вернуть его мериланской Хранительнице Пламени.
Неожиданно за деревьями со стороны Тагора послышался топот копыт.
- Кто-то едет, - сказала Дарья. - Надо спрятаться. Никто не должен знать, что мы едем к Некраду.
- А вдруг это Гэндальф или кто-то ещё из твоих друзей? - спросила Стрела.
- Тогда устроим ему сюрприз.
Ведя лошадей на поводу, отряд спрятался за деревьями. Однако из-за деревьев выехал вовсе не Гэндальф и не кто-то ещё из друзей Дарьи Радужной. На дороге появился вороной конь, на котором восседал всадник, закутанный в рваный чёрный плащ. Капюшон был надет на голову так, что скрывал лицо. От всадника веяло холодом.
- Назгул, - прошептала Дарья. - Я думала, они погибли вместе с Сауроном, когда было уничтожено Единое Кольцо. Видимо, назгулы как-то узнали способ разрушить связь колец.
Назгул ненадолго остановил коня недалеко от того места, где прятался отряд. Осмотревшись, он помчался дальше по дороге.
- Нужно зайти поглубже в лес, - сказала Дарья. - Так будет надёжнее.

Изнутри Некрад представлял собой плачевное состояние. Все цветы и травы завяли, даже листья на деревьях пожухли. Реки иссохли, птицы куда-то делись. Некрад стал похож на безжизненную пустыню. Видимо, Некрад делала райским садом магия Даркена Некрадского, но с его смертью она утратила свою силу. Дарья вспомнила, что то же самое было и с Мордором, когда было уничтожено Единое Кольцо. Когда это произошло, Саурон стал бесплотным духом, фактически умер, а Мордор от Ородруина до ворот пересекла огромная трещина, в которой погибло множество орков. В то же время Дарья радовалась, что ещё до выхода Братства Кольца в поход удалось спасти от утраты сил Три Кольца Эльфов, разрушив их связь с Единым Кольцом.
«Речи Огненного Дракона» нашлись в тайнике, встроенном в спинку трона Даркена Некрадского. В фолианте действительно указывался способ вернуть духу воздуха истинную сущность. Это было перерождение.
- «Перерождение представляет собой отказ от нынешнего тела и приобретение нового, - читала Дарья, - причём тот, кто перерождается, волен выбрать себе новое тело. Перерождение действует как на живых, так и на мёртвых».
- Что это значит? - спросила Анжелика.
- Это значит, что тот, кто умер, может обрести тело заново, - пояснила Дарья. - Например, твой брат Руфус, если бы он погиб тогда, мог бы вернуться в мир живых, если бы выбрал себе новое тело.
- Но он не погиб. Ты, кажется, после того, как он разбил кинжал, который дал ему Даркен, и снова стал сатиром, а Ромуальдо - самим собой, отправила Руфуса в какую-то необычную страну.
- Я перенесла Руфуса в Волшебную страну и попросила Железного Дровосека приютить его. Однако вернёмся к нашим баранам. Перерождение также требует огромной силы воли и не менее большой решимости. Давайте сначала выберемся отсюда.
Выход из Некрада тоже прошёл без проблем. Как и Тарабас, Дарья догадывалась, что причина этого в том, что вечное лето и цветущий сад в Некраде, а также магические ворота были связаны с волей Даркена Некрадского. Дарья же осталась вечным ребёнком по той причине, что заклинание, превращающее духа природы в смертное существо, и заклятие Питера Пэна нерушимы, а нерушимыми зовутся заклинания, которые не имеют связи с волшебником. Только в редких случаях заклятие Питера Пэна теряет свою силу по желанию того, на кого оно наложено.
Когда отряд выбрался из Некрада, Дарья набралась решимости и произнесла слова, необходимые для перерождения:
- Здесь и сейчас я отказываюсь от своего нынешнего тела.
В ту же секунду её окружил золотистый свет, а когда он рассеялся, все увидели на месте Дарьи яйцо лазурного дракона. Через несколько минут яйцо начало трескаться, и из него появился лазурный дракончик размером с кошку. Никто из спутников Дарьи не удивился её выбору. Все они знали, что Дарья любила драконов, а лазурные драконы - это сильфы в облике дракона. Фантагиро, Ромуальдо, Тарабас и Анжелика знали, что лазурные драконы были причислены к сильфам тысячу лет назад, когда спасли Царство Ардинских Сильфов, которым правят родители Грома, Стрелы и Дарьи. Тут же Дарья начала расти, и через минуту солнечные лучи осветили лазурного дракона с парой рогов на голове.
Этому тоже никто не удивился. Сильфы становились взрослыми в сто восемьдесят лет, ибо десять человеческих лет для духа воздуха равнялись одному году. А лазурные драконы росли вдвое быстрее других сильфов, а значит, становились взрослыми в девяносто лет. К тому же перерождение также ускоряло процессы взросления, а Дарье на момент прохождения через перерождение было сто двадцать восемь лет.
- Неделю назад я бы не поверил, что моя младшая сестра станет взрослой раньше меня, - покачал головой Гром.
- Однако это так, - сказала Дарья. Её голос стал девичьим, и она решила проверить свой человеческий облик. Действительно - из одиннадцатилетней девочки она превратилась в двадцатилетнюю девушку. - Надеюсь, я не стану занудой.
- Я тоже надеюсь, - сказали в один голос Гром и Стрела.
- И как теперь звать Вас, принцесса Искра? - с поклоном спросил Ромуальдо.
- Да как хотите: можно Искра, а можно Дарья. За сто семнадцать лет я так привыкла к этому имени, что оно стало моим вторым именем. И обращайтесь ко мне на «ты», пожалуйста. Мы же друзья.

Шир, деревня Хоббитон, неделю спустя
Ромуальдо и Фантагиро приехали в Хоббитон - так сказать, попутешествовать. Они невольно вспомнили, как Дарья Радужная рассказывала, что еле уговорила короля Арагорна Элессара не вводить закон, запрещающий людям Воссоединённого Королевства Арнора и Гондора появляться в Шире. Это было после выхода газеты «Голубиная почта», в которой было написано о коронации Арагорна. Хоббитон, когда Ромуальдо и Фантагиро прибыли туда, гудел, как пчелиный рой. Уже неделю хоббиты обсуждали, что обитательницей четвёртой норы по Бэгшот Роу оказалась младшая принцесса сильфов Искра.
Фантагиро и Ромуальдо хотели познакомиться с Фродо, Сэмом, Пиппином и Мерри, друзьями принцессы Искры. Они встретили четвёрку хоббитов возле Бэг-Энда - те хотели пойти порыбачить к ближайшей реке. За разговорами люди и хоббиты не заметили, как добрались до реки.
- Смотрите! - воскликнул Пиппин и указал на реку. - Не узнаёте?
***
Музыка: Гостья из будущего - Тема Алисы
***
На берегу реки, принявшая человеческий облик и одетая в коричневое трико, того же цвета сапоги и зелёную тунику, сидела Искра. Она обхватила руками колени и плакала. Рядом с ней стояли Орион и Элрох, они пытались утешить хозяйку и тёрлись головами о её плечи.
- Что случилось, Искра? - спросил Фродо, когда шестёрка приблизилась к ней. - Ты не плакала с тех пор, как умер дядя Бильбо.
- Ах, Фродо, - сквозь слёзы сказала Дарья, - всё оказалось не так, как я думала. Я много лет мечтала вернуться домой, в Царство Ардинских Сильфов. Я думала, что буду рада возвращению, но всё оказалось иначе. Я стала чужой среди сильфов, потому что больше ста лет жила среди людей и хоббитов. Я лучше других сильфов знаю, как тяжело вам терять тех, кто для вас дорог. За те годы, что я жила среди людей и хоббитов, я очень хорошо поняла это. Я видела, как погибли храбрые гномы Фили и Кили и как умирал их дядя - Король Под Горой Торин Оукеншильд. Я видела, как гибли лориенские эльфы и роханцы, защищая Хельмову падь от Урук-Хаев. Я видела, как погибали воины короля Элессара возле ворот Мордора. Бильбо умер у меня на глазах, а ведь он всего на год старше меня. Я, можно сказать, с детства его знала. В Царстве Ардинских Сильфов уже тысячу лет не было никаких горестей, многие забыли, что такое горечь утраты. Только родители, брат и сестра меня понимают. Остальные сильфы меня сторонятся. Я для них чужая.
- Успокойся, Искра, - сказал Пиппин и обнял её за плечи. - В конце концов, у тебя есть мы, твои друзья. Ну и что с того, что ты, будучи драконом, воспринимаешь себя как человека? Важно не то, кто ты по крови. Важно то, какое у тебя сердце, а у тебя оно доброе и храброе. У тебя повсюду есть друзья. У тебя есть Элрох и Орион, Фантагиро и Ромуальдо, Тарабас и Анжелика, мы с Фродо, Сэмом и Мерри. У тебя есть Галадриэль и Келеборн, Элронд и Келебриан, король Элессар и королева Арвен Ундомиэль. Ты никогда не останешься одна.
- Спасибо, Пиппин. - Искра обняла его в ответ. - Вы все - настоящие друзья. Только настоящий друг поддержит в трудную минуту. Для этого даже слов не надо.
- Ты долго здесь пробудешь? - спросила Фантагиро.
- Дольше, чем ты думаешь, - ответила Искра. - Я решила остаться в Хоббитоне. Раз уж я стала своей среди чужих и чужой среди своих, то лучше остаться в Шире. Я буду жить, как и жила, в норе номер четыре по Бэгшот Роу. Зато вы знаете, куда ехать, чтобы навестить меня.

Спасённое светлое будущее

Ночью Искра почувствовала, что по ту сторону Вековечного леса находятся два друга, которых преследуют. Тихо, чтобы не разбудить Ромуальдо и Фантагиро, выйдя из норы и обернувшись белоснежным единорогом с золотым рогом (а Искра умела превращаться в единорога и орла ещё до перерождения), она поспешила к Вековечному лесу.
Подоспела она вовремя. Смеагорл и повариха Морни из народа арзаков, непонятно как оказавшаяся на Арде, достигли леса, чтобы спастись от назгулов. Навстречу им выбежала единорожица.
- Садитесь на меня, - сказала она. - Я спасу вас.
Морни и Смеагорл сразу узнали голос единорожицы.
- Дарья? - спросили они.
- Да, это я. Да не тяните же! Времени мало.
Смеагорл и Морни послушались, и единорожица помчалась по лесу. Но стоило ей пересечь ближайшую реку, как вода поднялась стеной, а ветви деревьев стали хлестать чёрных всадников. Назгулы вынуждены были повиноваться. Только тогда вода в реке и деревья успокоились.
- Поехали ко мне домой, - сказала Дарья. - Там безопаснее.
Когда она повернула в сторону Хоббитона, Морни и Смеагорл увидели, что возле одного из деревьев подняли правые руки в прощальном жесте коренастый мужчина, одетый в синий кафтан, жёлтые сапоги и островерхую шляпу с синим пером, и золотоволосая девушка.
- А кто это? - спросила арзачка.
- Это, милая Морни, - ответила Искра, - Том Бомбадил и его жена Золотинка, хозяева здешних мест. Очень опасные хозяева, если их разозлить. Они здешние духи. Том - дух растений, а Золотинка - дух всех рек и ручьёв, протекающих через Вековечный лес. Они мои друзья, одни из немногих духов, способных меня понять. Это они заступились за нас и заставили назгулов повернуть обратно.
- А это что за мрачное место? - спросил Смеагорл, указав на несколько холмов.
- Это Могильники, Смеагорл. Туда лучше не соваться, это очень опасное место. Нам с Фродо, Сэмом, Пиппином и Мерри ещё повезло, что мы, когда направлялись в Ривенделл, обошли Могильники стороной. Видимо, Том Бомбадил незримо помог нам - мы уже тогда были друзьями.
- Дарья, - спросила Морни, - а ты расскажешь, как ты стала взрослой?
- Конечно, расскажу. Не сомневайся. Как дела на Рамерии? Я как раз собиралась на днях туда отправиться.
- Вначале я скажу тебе спасибо за ускорение, которое ты дала «Диавоне». Благодаря ему мы вернулись на Рамерию за пять лет. Десять лет назад мы свергли Гван-Ло и изгнали его в Рамерийскую пустыню. Не последнюю роль в этом сыграла магическая сила, неожиданно пробудившаяся в Ильсоре. Кау-Рук стал новым вождём менвитов. Но недавно Гван-Ло вернулся. Он хочет вернуть былую власть. Я попала сюда через телепортационный круг в Великом лесу. Ильсор просил узнать, что за силу скрывает медальон, который ты подарила ему после рождения.
Искра вздохнула:
- Видишь ли, Морни, девяносто лет назад мне довелось побывать в будущем, через двадцать шесть лет после приземления «Диавоны» в Волшебной стране.
- В 2005 году по беллиорскому летоисчислению? - удивилась Морни.
- Да-да, в 2005 году по беллиорскому летоисчислению. Вернувшись в своё время, я взяла с собой как сувенир мультсериал «Сейлор Мун». Когда я - тут уж без магии не обошлось - показала его Грому и Стреле, они оказались под таким впечатлением, что подали мне идею создать собственный отряд Сейлор Воинов. Пока нас пятеро, а скоро будет семеро. Медальоны, которые я подарила Ильсору и ещё одной арзачке, равной ему по силе, на самом деле являются набалдашниками жезлов Сейлор Воина. Рукоятки хранятся у меня. Эти жезлы являются источником магической силы Сейлор Воина. А если Сейлор Воин - волшебник изначально, его магическая сила удваивается. Когда рукоятки будут соединены с медальонами, отряд Сейлор Воинов пополнится.
- А что ты видела в будущем? - спросила Морни. Ей было любопытно. Она слышала, что Дарья Радужная путешествовала в будущее, но думала, что это просто сплетни.
- Я видела, что Беллиору удалось спасти от завоевания, а вот Арда и Рамерия находились в ужасном состоянии. Север Средиземья страдал под гнётом Саурона, которому помогал дракон Смог, а на юге хозяйничал Даркен Некрадский, добившийся смерти Фантагиро руками Руфуса и возвращения Тарабаса на тёмную сторону. На Рамерии Ильсор и та самая арзачка проиграли поединок с возвратившимся из Рамерийской пустыни Гван-Ло. Даже вместе они уступают Гван-Ло. Поэтому, вернувшись в своё время, я стала готовиться к спасению Арды и Рамерии. Прежде с подачи Грома и Стрелы я создала жезлы Сейлор Воинов. Потом я стала учительницей Элерианы Драконье Крыло и её младшей сестры Аннарианы, эльфиек из Леса эльфов. Я обучила их воинскому и магическому искусствам, а главное, чему я их научила - умение видеть внутреннюю красоту и не замечать внешнего уродства. Позже я тайно показывала сёстрам Руфуса. Вот почему, по-твоему, Руфус поддался уговорам Даркена? Потому что рядом не было той, которая любит его таким, какой он есть.
- И в Руфуса влюбилась Элериана?
- Точно. Они с сестрой сейчас в Волшебной стране. Мне спокойней, когда рядом с Руфусом та, кто его любит, и её отважная сестра.
- Вот, значит, как ты спасла юг Средиземья. А как ты спасла север?
- Тут тоже пришлось на ключевой момент прошлого сделать упор. Саурон сумел взять верх над севером Средиземья, потому что Бильбо рассказал Гэндальфу о Едином Кольце, которое нашёл в Мглистых горах. Гэндальф с помощью орла Гваихира доставил Бильбо к вулкану Ородруин, но Кольцо перехватил Смеагорл, а от него через пытки оно попало к Саурону. Я вместе с Бильбо оказалась в той самой пещере в Мглистых горах, а когда мы выбрались оттуда, уговорила друга не рассказывать Гэндальфу о Кольце. А к Братству Кольца я присоединилась, потому что Фродо и Арагорну нужна была моя помощь.
- У нас с Фродо произошла потасовка, - сказал Смеагорл. - Я отобрал у него Кольцо, а через мгновение очутился в норе Дарьи Радужной, причём не чувствовал тяги к Кольцу. Самого Кольца не было. Как это произошло, я не понял.
- Не хочется этого говорить, - вздохнула Дарья, - но мне пришлось остановить время в Мордоре, у его врат и в Хоббитоне. Смеагорла я заменила его двойником. Я хотела спасти север Средиземья, но не хотела, чтобы Смеагорл погиб.
- Да, ты сделала много, чтобы спасти светлое будущее Арды, - покачала головой Морни. - Если бы не ты, одиннадцать лет спустя Средиземьем правили бы Саурон и Даркен Некрадский. Для Рамерии ты тоже сделала немало. Но кто та арзачка, о которой ты столько говоришь?
- Этого я пока не могу сказать. Слишком опасно. Извини.

Решение

Когда утром Фантагиро и Ромуальдо проснулись и увидели гостей, они решили, что им стоит задержаться. Пятеро обитателей норы устроили совет, на который была приглашена и неразлучная четвёрка хоббитов - Фродо, Сэм, Пиппин и Мерри. Морни рассказала, что её побег с Рамерии был вынужденным - Ильсор послал её за помощью. А поскольку на Арде она была человеком новым, ей не было известно, в какой стороне Хоббитон. По счастью, на берегу реки Андуин, возле которой она оказалась, Морни встретила Смеагорла, который согласился её проводить. Когда Морни и Смеагорл миновали поселение Бри, на них напали назгулы.
- От назгулов их спасло вмешательство Тома Бомбалила и Золотинки, - сказала Искра. - Не знаю, откуда назгулы узнали способ разрыва связи своих колец с Единым Кольцом, но теперь они вдвое опаснее, так как обрели свою волю.
- А как, кстати, тебе это удалось с Тремя Эльфийскими Кольцами? - поинтересовался Пиппин. - Уже полгода на языке этот вопрос вертится.
- Элементарно, дорогой Пиппин. Связь Эльфийских Колец с Единым была не только духовной, но и ментальной. Воля, по сути, воплощает собой дух и разум. Магическая сила Эльфийских Колец была связана с силой Единого Кольца, вот почему они потеряли бы свою силу, если бы остались связаны с Единым Кольцом. Всё, что я сделала, - это прибегла к помощи двух заклинаний: заклинания земли Песочное Проявление и очень сильного заклинания воздуха, известного как Удар Грома. Вероятно, глава назгулов, именуемый Ангмарским Королём-Чародеем, как-то узнал об этих заклинаниях.
- Это, конечно, здорово, - сказала Фантагиро, - но сейчас речь не о заклинаниях. Нужно решить, как бороться с Гван-Ло.
- Это будет непросто, - заметила Искра. - Гван-Ло находится в том же положении, что и назгулы до Войны Кольца.
- То есть? - непонимающе спросил Фродо.
- Среди менвитов есть генерал, которого тоже зовут Сау-Рон. Он унаследовал от своих предков умение внушать свою волю словами. Это он убедил Гван-Ло обучить менвитов гипнозу.
- Но почему? - спросил Ромуальдо.
- Генерал Сау-Рон всегда стремился к власти, как и Гван-Ло. Разница лишь в том, что Гван-Ло при всей его силе характера не хватало решительности нарушить запрет предков о неразглашении секрета гипноза.
- Что-то я не совсем понимаю, - сказал Мерри.
- Ну как тебе объяснить? У Гван-Ло сильный характер, но и заветы предков для него - не пустой звук. Гван-Ло под страшным секретом унаследовал от своих предков секрет гипноза. С генералом Сау-Роном та же история. Гван-Ло и Сау-Рон оба стремились к власти, только генерал оказался более амбициозным, хоть и скрывал это. Внушение словами позволило Сау-Рону узнать тайну рода Гван-Ло. Сау-Рон знал, что Гван-Ло с его тягой к власти и умением гипнотизировать сможет поработить арзаков, нужно лишь его подтолкнуть. Сау-Рон убедил Гван-Ло нарушить запрет предков, а позже надоумил отправить отряд менвитов с завоевательной целью на Беллиору. Десять лет назад Гван-Ло лишился власти, и Сау-Рон потерял всё, кроме контроля над бывшим Верховным правителем Рамерии. Кау-Рук оказался неустойчив к гипнозу Сау-Рона, поэтому с ним ничего не удалось. Похоже, все эти десять лет Сау-Рон ждал подходящего момента, чтобы вернуть себе утраченную власть.
- А ведь правда! - воскликнула Морни. - Десять лет назад, когда Гван-Ло отправился в изгнание в Рамерийскую пустыню, генерал Сау-Рон таинственно исчез. Всё сходится!
- Морни, - поинтересовался Сэм, - а что с другим менвитским генералом - Баан-Ну? Как он после вашей революции?
- С трудом, но привык к самостоятельности, - ответила Морни. - Ему поначалу было туговато - то руку порежет, то кастрюля на голову упадёт. Полгода так мучился, но ничего - справился. Военный должен сам уметь и пуговицу пришить, и заплатку поставить, и завтрак приготовить.
- Злой ты человек, Морни, - проворчал Пиппин. - Суровая реалистка.
- Пиппин, иди ты знаешь куда, - не сдержавшись, выпалил Фродо. - Злобность и арзак - несовместимые вещи.
- В наше время совмещаются даже несовместимые вещи.
- Поговори мне.
- Я сказал то, что думаю.
- Да я тебя сейчас...
- Так, упокоились! - Ромуальдо пришлось схватить Фродо и Пиппина за шиворот, чтобы те не подрались. - Тебе, Пиппин, мой совет: подумай дважды, прежде чем что-то сказать. Фродо прав: арзак и злобность - по любому несовместимые вещи.
- Успокоились все! - Искре пришлось повысить голос, чтобы её услышали. - У нас нет выбора. Пришло время Сейлор Воинам пополнить свои ряды. Нужно отправиться в Ривенделл. Илраниане Ловкой, воспитаннице Владыки Элронда Полуэльфа и Владычицы Келебриан, пришло время узнать, какой силой обладает её медальон.

Вечером Искра зашла в конюшню, чтобы проведать лошадей.
- Мы скоро отправимся в путь? - спросил Златогривый, конь Фантагиро.
- Конечно, - ответила Искра, поглаживая Элроха по голове. - Мы отправимся в эльфийскую страну Ривенделл, владения Элронда Полуэльфа.
- Давненько мы там не были, - сказал Элрох. - Буду рад снова там побывать. Ручеёк, конь Владыки Элронда, наверное, кучу интересных новостей хочет рассказать.
- Да ты сам уйму новостей ему расскажешь, - усмехнулась Искра.
- А почему Элрох и Орион до сих пор живы? - полюбопытствовал конь Ромуальдо.
- Потому что они не простые конь и пёс. Элрох - сын божественного коня Арейона.
- Арейона? - переспросил конь Ромуальдо. - Не слышал о таком.
- Арейон живёт на Беллиоре. Он сын бога морей Посейдона и богини плодородия Деметры, младший брат владычицы царства мёртвых Тартара Персефоны.
- То есть, Элрох - племянник хозяйки одного из миров-тюрем?
- Точно. Элрох унаследовал бессмертие от своих божественных предков.
- А Орион? - спросил Златогривый.
- Он тоже унаследовал бессмертие от своего родителя, - ответила Искра. - Мать Ориона - немецкая овчарка Диана - была подобрана богом-защитником Гераклом беззащитным щенком, которого выбросил какой-то злобный человек. Подробностей я не знаю, но однажды Диана бросилась под пули бандитов, защищая своего хозяина. Чтобы спасти умирающего друга, Геракл накормил Диану амброзией.
- Пищей богов? - удивился Златогривый.
- Амброзия дарует бессмертие как людям, так и животным, - объяснила Искра. - Поэтому бог грома Зевс, отец Геракла и Персефоны, неохотно делится амброзией со смертными.
- А почему это у Геракла и Персефоны разные матери? - спросил конь Ромуальдо.
- Понимаешь, - ответила Искра, - древние беллиорские боги и валары и майары Арды - это ангелы. В древние времена на обеих планетах люди не знали слова «ангел», вот и назвали их так. Валарами зовут архангелов. Это самые сильные ангелы. Такое же разделение на чины и у беллиорских богов. Только в отношениях с другими у ангелов всё как у людей. У Зевса и его брата Посейдона имелась одна слабость - слабость к женщинам. В древние времена из-за этого у них была куча проблем. Хорошо, что они побороли эту слабость.
- Похоже, нам, коням, трудно понять человеческие взаимоотношения, - заметил Златогривый.
- Это уж точно, - сказал Элрох.
Когда Искра вышла из конюшни, она увидела юношу с взлохмаченными русыми волосами.
- Что ты здесь делаешь, Ураган? - спросила Искра.
- Я представляю сильфов, с которыми Вы не поладили, Ваше Высочество, - ответил Ураган. - Они прислали меня к Вам с просьбой.
- И чего хотят сильфы, с которыми у меня случилось разногласие?
- Они просят у Вас прощения и хотят, чтобы Вы вернулись в Царство Ардинских Сильфов.
- Я прощаю их, - кивнула Искра. - Однако я не вернусь.
- Не вернётесь? Почему? - в голосе Урагана читались удивление и печаль.
- Когда я была маленькой, отец сказал мне: «Твой дом там, где ты чувствуешь себя спокойно». Только пройдя через перерождение, я поняла, что мой дом - четвёртая нора по Бэгшот Роу в Хоббитоне. Я не вернусь в Царство Сильфов, но буду навещать своих родных. И потом, где гарантии, что у меня опять не возникнет разногласий с сильфами, которых ты представляешь?
- И то верно, - согласился Ураган. - Но чем-то сильфы, которых я представляю, могут Вам помочь?
- Могут, - ответила Искра. - Передайте Грому и Стреле, чтобы они отправлялись в Ривенделл. То же самое нужно сообщить Леголасу, принцу Лихолесья, и его лучшему другу Гимли, королю царства гномов Агларонда. Передайте им и два слова: Сейлор Воины. Предупредите и короля Воссоединённого Королевства Элессара, правителей Лориена Владыку Келеборна и Владычицу Галадриэль и других коронованных особ Средиземья. Назгулы опять по просторам Арды бродят. Я сама не знаю точно, как они разорвали связь своих колец с Единым Кольцом, но пусть правители Средземья будут настороже.

Олимпийский друг

В Ривенделл отправились следующим утром. Морни и Смеагорл ехали верхом на Элрохе, хоббиты - на своих пони. Искра следовала за отрядом в облике орла. Путь занял весь день, поэтому пришлось остановиться на ночлег в Бри, в трактире «Гарцующий пони». Лошадей оставили в конюшне. Всех немного удивило, как долго Искра торговалась с владельцем трактира Лавром Наркиссом.
- Знаешь, Искра, - сказал за ужином Смеагорл, - я с раннего утра на рыбалке был. Это даже хорошо, что ты осталась в Шире. Где ещё такую красоту увидишь? Солнце, земля, блестящая речка.
- Что-то, Смеа, я раньше не замечала у тебя стремления к земле, - заметила Искра.
- Временами как люди, так и хоббиты должны возвращаться к земле.
- Вот они и возвращаются. Лично мне этого не хотелось бы.
- Что-то я тебя совсем не узнаю, - сказала Морни. - Мрачно смотришь на жизнь.
- Это она на меня мрачно смотрит, - ответила Искра. - Мужа нет. В родной стране я изгнанница. Друзья все в делах. Хорошо ещё, есть где жить и кому скрасить досуг. Спасибо Гераклу.
- Ты недавно говорила, что Геракл первым пришёл к тебе на помощь, когда тебя заколдовали, - вспомнил Ромуальдо. - А можешь рассказать, как это было? Если не тайна, конечно.
- Да не вопрос, - ответила Искра. - Только пообещайте, что не будете перебивать без надобности.
- Конечно, не будем, - хором ответили Морни, Ромуальдо, Фантагиро, Смеагорл и четверо хоббитов.
- Орион, они не врут? - спросила Искра пса. Орион, лежавший возле хозяйки, поднял голову и гавкнул. - Что ж, вот как это было.

Превратив Искру в человеческого ребёнка и наложив на неё заклятие Питера Пэна, Саруман открыл портал, ведущий в странный город с высокими домами.
- Ступай, - сказал Саруман. - Может, ты одумаешься в своих скитаниях.
Несчастной сильфиде ничего не оставалось. Долго она скиталась по городу, который, как она узнала разговоров, зовётся Санкт-Петербург. Временами на неё косо поглядывали, ведь она была одета так же, как до превращения - в чёрный доспех, сапоги и бриджи, на плечи накинут зелёный плащ. Неожиданно из рук Искры выхватили небольшой мешок, в котором была единственная дорогая ей вещь. Погнавшись за вором - невысоким мужичком в поношенных одеждах, - Искра скоро потеряла его на перекрёстке. Неожиданно она услышала справа от себя голос:
- Ты случайно не это ищешь?
Голос принадлежал высокому темноволосому бородатому мужчине в сером хитоне, плаще того же цвета и кожаных сандалиях. Одной рукой он держал за шиворот вора, а в другой у него был украденный мешок.
- Спасибо, господин, - сказала Искра. Приняв мешок, она извлекла из него содержимое - игрушечного дракона цвета неба. Прижав игрушку к себе, Искра сказала: - Лазурик, я так за тебя испугалась.
Мужчина, успевший отпустить вора, спросил:
- Эта игрушка тебе так дорога?
- Лазурик - самая любимая моя игрушка, - ответила Искра. - Это единственное, что осталось у меня от потерянной родины.
- Так ты и есть Искра, пропавшая принцесса сильфов Арды? - улыбнулся мужчина. - Твои брат и сестра моей семье все уши о тебе прожужжали.
- Не знаю, когда они здесь побывали, - с грустью сказала Искра, - но обратно мне путь заказан. Сильфы Арды не жалуют людей в своей стране, даже если это дети. Ни в одно царство бессмертных мне нет пути.
- А ты знаешь, с кем говоришь? - поинтересовался мужчина. - Идём со мной.
Ответ на вопрос Искра узнала в порту. Когда мужчина помог занести на борт корабля несколько тяжёлых ящиков, подняв их с такой лёгкостью, словно это были веточки берёзы, один из грузчиков спросил:
- Кто Вы?
Мужчина ответил:
- Я Геракл, бог-защитник с Олимпа. Этот корабль отправляется в Афины и я вместе с ним. Могу предъявить билет, если надо.
Находившийся рядом капитан корабля сказал:
- Не стоит, я Вам верю. Чем я могу отплатить Вам за помощь?
- Пусть эта девочка, - Геракл положил руку на плечо Искры, - отправится со мной.
- Без билета пассажиров на корабль не пускают, - задумчиво сказал капитан, - но в знак благодарности я сделаю исключение.
Так Искра оказалась на борту корабля. Она стояла на носу корабля, держа в руках Лазурика, когда к ней подошёл Геракл.
- Думаешь о брате и сестре? - спросил он.
- О них самых, - ответила Искра. - Всё думаю, как они. Переживают, наверное.
- Знаешь, только что пришли неприятные новости. Гром и Стрела попали в услужение к Чёрной Королеве. Теперь она охотится на тебя, как и Саруман. Ей нужно, чтобы вся ваша троица служила ей, Саруману нужна лишь ты.
- Гром и Стрела у Чёрной Королевы? Она в своём репертуаре - решила напакостить нашей семье. Ну держись, ведьма, - сказала Искра. - Когда-нибудь я до тебя доберусь.
- Не позволяй гневу охватить тебя. Знаю, ты переживаешь за брата и сестру, но не позволяй себе злиться. Гнев позволит Саруману сделать тебя своей рабыней. Падший майар хочет сделать тебя своей рабыней, потому что из всей вашей троицы ты самый сильный маг. Твои способности к волшебству, кстати, никуда не делись. Это единственное, что не смог отобрать у тебя Саруман.
- Но что мне теперь делать, Геракл? - спросила Искра.
- Некоторое время ты поживёшь у нас на Олимпе, - ответил Геракл. - Пусть отец с меня три шкуры снимет, но не в моих принципах бросать детей. И ещё тебе надо сменить имя и биографию. Чтобы Саруман и Чёрная Королева не нашли тебя, принцесса ардинских сильфов Искра должна исчезнуть.
- И кем я должна стать?
- Стань могущественной волшебницей Дарьей Радужной, обречённой на вечное одиннадцатилетие. Запомни: ты застряла в одиннадцатилетнем возрасте, потому что приняла на себя проклятие, предназначавшееся твоему брату.
- Запомню. А как быть с Лазуриком?
- Лазурик пусть остаётся Лазуриком. Мало ли игрушечных лазурных драконов с таким именем? Одежду тебе тоже подберём - от этого костюма лучше избавиться.


- И что, Геракл уговорил Зевса приютить тебя? - спросила Фантагиро.
- Уговорил, - ответила Искра. - Я прожила на Олимпе двенадцать лет, что символично - находясь на службе у своего родича Эврисфея, Геракл совершил именно двенадцать подвигов. Это были самые счастливые двенадцать лет в моей жизни с тех пор, как Саруман меня заколдовал. Каждый из олимпийцев научил меня тому, что умел. Геракл привил мне любовь к спорту и научил меня приходить на помощь нуждающимся в ней, Зевс - магии воздуха, мудрая Афина - тактике, бог войны Арес - не щадить врагов, когда нет иного выхода. У Артемиды я научилась охоте, у Аполлона - игре на музыкальных инструментах, у Геры - хранить семью, у Гестии - поддержанию домашнего очага, у Афродиты и Эрота - умению любить и прощать. Богиня правосудия Фемида научила меня быть беспристрастной на суде, бог торговли Гермес - видеть выгоду там, где она есть, и торговаться в случае необходимости.
- Так вот почему ты постоянно торгуешься с Лавром Наркиссом! - воскликнул Фродо.
- Школа Гермеса, - кивнула Искра. - Лавр Наркисс - жлоб, каких поискать, и постоянно завышает цену. Если бы не Гермес, я бы платила ему за постой больше, чем он стоит на самом деле.
- А чему ещё ты научилась у олимпийцев? - поинтересовался Пиппин.
- Много чему, - ответила Искра. - Дионис научил меня выращивать виноград, Деметра - различные культурные растения, Посейдон - науке мореплавания и магии воды, Гефест - магии огня и кузнечному делу. Бог леса Пан обучил меня магии земли; кроме того он научил меня беречь природу и превращаться в орла и единорога. Брат Зевса и Посейдона Аид и его жена Персефона научили меня выносить живым достойное наказание за их грехи, а жена Геракла богиня Геба открыла мне секрет вечной юности. Она сказала, что я её лучшая ученица после волшебницы Стеллы.
- Стеллы? - удивилась Фантагиро. - Той самой Стеллы, что правит Болтунами в Волшебной стране?
- Да, Стрела, - ответила Искра. - Стелла научилась магии у богини юности Гебы.
- А что было после того, как ты закончила обучение? - спросил Ромуальдо.

- Что ж, - сказал Геракл, подойдя к стоящей у ворот Олимпа Искре, - пришло время тебе покинуть нашу обитель. Ты уже выбрала, где будешь жить в Шире?
- Четвёртая нора по Бэгшот Роу, - ответила Искра. - Недалеко от неё, в Бэг-Энде, живёт юный хоббит по имени Бильбо Бэггинс. Я успела подружиться с ним, хоть он и старше меня на год. Хочется жить поближе к моему новому другу.
- Дело твоё. Я уже подготовил нужную сумму для покупки норы.
- Я многому научилась у вас, олимпийцев, но на свете есть ещё много того, что хотелось бы узнать.
- Ты обязательно узнаешь. А сейчас пойдём, у меня есть для тебя несколько даров.
Геракл привёл Искру в свои покои. Возле лежавшей у хозяйского ложа немецкой овчарки Дианы играли пять её щенков.
- Мы с Гебой хотим, чтобы у тебя были два спутника - пёс и конь, - сказал Геракл. - Выбирай любого щенка.
- Пусть лучше меня выберет один из щенков, - сказала Искра и подошла к собакам.
Один из щенков, самый маленький из них, подошёл к Искре и, высунув язычок, поставил передние лапки на её колено.
- Ты сам выбрал меня, малыш, - сказала Искра, погладив щенка по головке. - Теперь нужно выбрать тебе имя. Будешь зваться Орион?
Щенок тявкнул, соглашаясь.
Затем Геракл привёл Искру в конюшню. В одном стойле с кобылицей, избранницей коня Арейона, стояли два белых жеребёнка. С ними произошла та же история, что и с Орионом, - Искру выбрал хозяйкой жеребёнок с серой звездой на лбу. Жеребёнку пришлось по душе имя Элрох, в переводе с синдарина означающее «Звёздный конь».
- Вырасти из них коня и пса, достойных могущественной волшебницы, - сказал Геракл. - Теперь ещё два дара.
С этими словами он отдал Искре её игрушку - лазурного дракона Лазурика.
- Пусть отныне Лазурик будет твоим талисманом. Я применил к нему заклинание, останавливающее повреждения, чтобы твоя игрушка не пострадала. И ещё один дар.
Геракл надел на шею Искре круглый золотой медальон с изображением самого себя в центре.
- Он заряжен силой звёзд созвездия Геркулес, названного в мою честь, - сказал он. - Придёт время - и этот медальон спасёт целую планету.
- Я запомню это, - сказала Искра.
- И помни, что ты теперь не заколдованная принцесса ардинских сильфов Искра, а могущественная волшебница Дарья Радужная, принявшая на себя проклятие, предназначавшееся её брату.
- Не забуду и этого.
- Вот и славно. Оставайся Дарьей Радужной до тех пор, пока не найдётся способ вернуть тебе истинную сущность.
Геракл сопровождал Дарью до её нового дома - четвёртой норы по Бэгшот Роу в Хоббитоне. Всё это время Дарья, державшая Геракла за руку, как дочь отца, с интересом смотрела на хоббитское поселение, в котором теперь будет жить.


- Выходит, Лазурик по-прежнему с тобой? - поинтересовался Ромуальдо.
- Я с ним никогда не расставалась, - ответила Искра. - Он до сих пор находится в моей походной сумке. А медальон... - Сильфида показала компании свой медальон. - Он действительно поможет спасти Рамерию.
- Каким образом? - спросила Морни.
- Благодаря этому медальону, - ответила Искра, - я стала первым Сейлор Воином - Сейлор Геркулес. А поскольку Гром и Стрела первыми подали идею создания отряда Сейлор Воинов после просмотра «Сейлор Мун», я поспешила создать и им медальоны и рукояти, делающие их волшебными жезлами.
- И кем же стали твои брат и сестра? - спросил Ромуальдо.
- Стрела стала Сейлор Лебедь, - ответила Искра, - а Гром - Сейлор Лев.
- А кто остальные двое Сейлор Воинов? - поинтересовалась Фантагиро.
- Леголас и Гимли. Леголас стал Сейлор Стрельцом, а Гимли - Сейлор Тельцом.
- Неудивительно, - покачал головой Мерри. - Гимли всегда идёт напролом, как бык на красную тряпку.
- К тому же скоро наши ряды пополнят Ильсор и воспитанница Владыки Элронда Полуэльфа, - заметила Искра. Шёпотом она прибавила: - Мы с Громом и Стрелой никому не говорили, но есть ещё три Сейлор Воина, и все они живут в Волшебной стране.
- И кто же они? - спросил Сэм.
- Скоро узнаешь, - ответила Искра.

@темы: постканон, другие персонажи, Рамерия, Ильсор, Вселенная книг Волкова, Баан-Ну, Александр Волков, фанфики