07:52 

Воин Серебряной Звезды. Часть 4

Огненная_Тигрица
Название: Воин Серебряной Звезды. Часть 4
Авторы: RameryStar, Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Вид: кроссовер
Фандом: Тайна Заброшенного замка, Сейлор Мун, Сильмариллион
Состояние: В процессе
Краткое содержание: Юному рабу Ильсору Асмаррэ предстоит вести к освобождению свой народ - арзаков. Уже который год он ищет, как это сделать - его народ уже много веков в рабстве. Неожиданно у Ильсора появляются необычные союзники: вечно юная девочка и странный рыжий парень...
Предупреждение: AU, ООС

* * * *
Арвис согласилась помочь ребятам с чердаком. На уборку одной только пыли ушло около двух дней. Сколько книг там было, трудно было сосчитать. Арвис хотела выбросить комод и старую книжную полку, да дети отговорили. Ильсор пообещал самостоятельно отремонтировать их.
- Посмотрим, что ты сможешь делать, - засмеялась Арвис.
В дальнем углу чердака дети отыскали инструменты и несколько деревяшек, а среди книг - пособие по работе с деревом «Сделай сам». Ильсор попросил Арвис отправить книги по магии Анэт, где бы она ни была. Арвис не понимала, зачем Анэт эти книги, но Дарелия сказала, что так необходимо. Пока Арвис выясняла, куда должны попасть книги и как их туда отправить, Ильсор не без помощи Дарелии сумел выполнить обещание.
Дети решили обустроить на чердаке свой тайник. Пока Ильсор учился у Арвис искусству техника, Дарелия занималась обустройством чердака. При этом она находила время навестить Зойсайта. По вечерам, находясь на чердаке, Ильсор с интересом читал те редкие книги, которые написаны на арзакском языке. Арелор Асмаррэ основательно постарался, чтобы его юный потомок не испытывал недостатка в литературе на родном языке. В основном книги содержали рассказы о природе. Одна книга содержала предания об арзакских богах: повелителе воздуха Манвэ и его жене, создательнице звёзд Варде Элберет, хозяине морей Ульмо, кузнеце Ауле и его жене Йаванне, хозяйке природы, Ирмо Лориэне и его сестре Ниэнне и брате Намо Мандосе.
- Намо Мандос? - спросил Ильсор. - Тот самый Мандос, который вынес тебе такое наказание?
- Он самый, - кивнула Дарелия.
- А чего повелители брат и сестра Мандоса?
- Ниэнна - богиня печали, а Ирмо Лориэн - бог видений и грёз. Уверена, это Ирмо Лориэн помог Аполлону триста лет назад связаться с Арелором Асмаррэ через вещий сон.
- И он же помогает тебе связываться с Аполлоном и Снежком во сне.
- Точно. Видишь ли, Ильсор, богам иных миров не так-то просто связаться с жителем другой планеты. В таких случаях боги разных миров помогают друг другу. Это люди могут воевать друг с другом на почве веры, у богов достаточно мудрости, чтобы избежать этого.
Кроме богов, книга описывала духов, по силе почти равных богам. Эти духи звались майарами, и немалое их число служило богам. Также автор книги писал о боге-отступнике Мелькоре Морготе, которого много веков назад заперли в мире-тюрьме, именуемом Утумно. Истории об арзакских богах и майарах Ильсор читал с большим увлечением.
* * * *
Тем вечером Арвис стала укладывать детей спать.
- Набегались, наверное, - с улыбкой сказала она.
- А Зойсайт скоро поправится? - спросила Дарелия.
- Мелли говорит, ему ещё несколько дней нужно провести под наблюдением врачей.
- Только бы он скорее поправился.
- А расскажи сказку, Арвис, - попросил Ильсор. - Ну пожалуйста, Арвис. Тогда мы сразу будем спать.
- Постараемся поскорее заснуть, - присоединилась к другу Дарелия. - Только расскажи сказку.
- Ну ладно, - вздохнула Арвис. Взяв одну из книг сказок, найденных Дарелией на чердаке, арзачка стала читать одну:
«Когда-то давно на белом свете, в одной деревне жила пожилая менвитка. И был у неё единственный сын Ник-Итта - такой красивый, могучий, вежливый и добрый, что просто загляденье. Соседи не могли на него нарадоваться: юноша никому не отказывал в помощи, не позволял обижать слабого да малого.
Однажды захотелось Ник-Итте отправиться в странствия: на мир посмотреть и себя показать. Дорога шла через лес. Долго шёл юноша и увидел старичка, присевшего на пень.
- Сынок, - спросил старичок, - не найдётся ли у тебя для старого человека кусочка хлеба и глотка воды?
Недолго думая, Ник-Итта достал из котомки хлеб, который дала ему мать, и флягу с водой.
- Угощайтесь, дедушка, - сказал он.
Насытившись, старичок сказал:
- Спасибо, сынок. За твою доброту прими это кольцо. - В руке старичка появилось золотое колечко с крохотным изумрудом. - Если тебе что понадобится, трижды поверни его вокруг пальца вправо.
Ник-Китта взял кольцо и хотел поблагодарить старичка, но подняв голову, обнаружил, что тот исчез. «Видимо, это был хозяин леса», - подумал юноша.
Долго ли, коротко ли, пришёл Ник-Китта в один менвитский город, стоявший на берегу моря. Жители города смотрели на него с печальными лицами. Юноша встревожился.
- Матушка, - спросил он проходившую мимо женщину, - будь добра, скажи, что у вас стряслось?
- Ах, добрый юноша, - вздохнув, ответила женщина, - страшное горе случилось у нас. Прогневала жена нашего правителя морских дев. Похваляясь своей красотой, она заявила, что прекраснее даже обитательниц моря. Морские девы пожаловались самому владыке морей, и он наслал на город страшное чудовище, подобное огромной змее. Каждый день оно выходит из моря и пожирает кого-то из его жителей. Уходил бы ты отсюда, пока чудовище и тебя не съело.
Но не хотелось Ник-Китте бросать жителей города. Он решил избавить город от чудовища, но не знал, как это сделать. От волнения он трижды повернул кольцо, которое носил на левой руке, три раза вокруг пальца вправо.
- Что случилось, добрый юноша? - спросил внезапно появившийся старичок.
Ник-Китта очень обрадовался старичку и рассказал ему о беде жителей города.
- Есть способ победить чудовище, - сказал старичок. - Отправляйся на север, к колдунье Карелайе. Если сумеешь отслужить ей, она даст тебе меч волшебный да пару крылатых сандалий. Только с их помощью ты сможешь одолеть чудовище.
Старичок исчез, а юноша почувствовал, как появилась в нём надежда на спасение жителей города.
Карелайя жила на опушке глухого леса в покосившейся хижине, окружённой высоким забором. Перед забором стояло двенадцать шестов, на одиннадцати из них было по черепу. Едва Ник-Китта приблизился к калитке, раздался громкий лай.
- Тихо! - раздалось от дома, и к калитке вышла сгорбленная старуха с крючковатым носом и всклокоченными волосами. - Что привело тебя ко мне, добрый молодец?
- Работником хочу к тебе наняться, - ответил юноша.
- Что ж, - сказала Карелайя, - работай у меня неделю. Если будешь работать усердно, я тебя щедро награжу. А если окажешься плохим работником, твой череп станет двенадцатым.
Целую неделю Ник-Китта выполнял различную работу, которую давала ему колдунья: колол дрова, носил воду, ремонтировал хижину, печь топил, золу вычищал. Так работал он целую неделю. Видя, как старается юноша, Карелайя привела его в свою кладовую. Там был большой сундук. Открыв его, колдунья достала из него и отдала юноше волшебный меч и крылатые сандалии.
- Знаю я, за ними ты пришёл, - сказала она. - Ты хочешь спасти город от морского чудовища. Знай, что даже волшебным мечом не так легко одолеть чудовище. Всё его тело покрыто прочной, точно сталь, чешуёй. Но есть у него слабое место - там, где голова соединяется с длинной шеей. И возьми с собой это.
Карелайя дала юноше небольшой изумруд.
- Ещё моя мать говорила: змея, взглянув на изумруд, сначала плачет, потом слепнет. Твой противник подобен змее, поэтому изумруд возымеет на него воздействие. Если почувствуешь, что чудовище берёт верх, покажи ему этот изумруд.
- Благодарю, госпожа, - с поклоном сказал Ник-Китта.
Когда юноша вернулся в город, все жители были погружены в траур. Придворная провидица предсказала, что город избавится от чудовища, если правитель принесёт ему в жертву свою дочь. Несчастную девушку уже приковали цепями к прибрежной скале. Ник-Китта не мог допустить гибели девушки.
Едва юноша прибыл к морскому берегу, из воды показалась голова чудовища с красным гребнем на макушке. Огромная, словно валун, голова, покрытая ядовито-зелёной чешуёй, сверкала злобными жёлтыми глазами и скалила пасть, в которой сверкали острые зубы. Раздвоенный язык высовывался из оскаленной пасти. Едва Ник-Китта успел надеть крылатые сандалии, чудовище увидело жертву. Теперь уже тело чудовища показалось из воды. Это было тело огромной змеи, по спине которой бежал красный вырост. Недолго думая, юноша бросился на чудовище. Бедная девушка могла только безвольно наблюдать за поединком. Скоро огромная змея начала брать верх, и тогда Ник-Китта воспользовался изумрудом, данным колдуньей. Взглянув на изумруд, чудовище начало плакать, и юноша воспользовался этим - одним ударом волшебного меча отсёк змее голову. Он хорошо прицелился - нанёс удар мечом там, где голова соединялась с туловищем.
Правитель города был очень рад спасению дочери и освобождению города от чудовища. Он и его жена, осознавшая свою ошибку, с радостью отдали храброму юноше свою дочь в жёны. Позже Ник-Китта забрал к себе и мать. И стали они жить одной дружной семьёй.
Вот и сказке конец, а кто слушал - молодец».
- Как здорово! - сказал Ильсор. - Когда я вырасту, то тоже совершу подвиг.
- Конечно, совершишь, - кивнула Арвис. - А теперь спи. Завтра у нас много работы.

* * * *
Когда детям снова удалось найти время для своего тайника, Дарелия заметила, что Ильсор опять смотрит в сторону заброшенной деревни, которая находилось неподалёку.
- Вот бы хоть разок туда попасть, - вслух сказал Ильсор.
- А ты уверен, что хочешь туда пойти? - спросила Дарелия. - Не испугаешься?
- Мужчина не должен бояться, - заявил Ильсор.
- На словах вы все герои, - усмехнулась девочка. - Что ж, сходим в ту деревеньку ночью. Слова на деле докажешь.
Вылазку удалось совершить тем же вечером, когда взрослые уснули. Небо стало тёмно-синим, появились первые звёзды, когда дети добрались до деревни. Ильсору стало немного не по себе, но он дал себе обещание ничего не бояться.
- А что здесь было? - спросил Ильсор.
- Когда-то это была процветающая арзакская деревня, - ответила Дарелия. - Жители её были искусными мастерами, и почти все они, как и мы с тобой, были способны сопротивляться гипнозу. Но с приходом к власти Гван-Ло всё изменилось.
Войдя в деревню через разрушенные ворота, дети оказались возле разрушенной кузницы. Внезапно Ильсор увидел серебристую фигуру крепкого арзака, в одной руке державшего молот. Кузнец подошёл к наковальне, в другой его руке появились щипцы с раскалённым железом. Раздался стук молота о железо. Кузнец исчез так же внезапно, как и появился.
- Что это было? - поинтересовался Ильсор, подавив зарождающийся страх.
- Призрак, - печально пояснила Дарелия. - Души жителей деревни до сих пор привязаны к ней и обретут покой только тогда, когда Гван-Ло будет свергнут. То, чем они занимались при жизни, служит им единственным утешением. Этот кузнец очень любил своё дело. Он так и умер с молотом в руках.
Дети пошли дальше. Следующим призраком, которого они встретили, был торговец молоком. Как и при жизни, он ехал на призрачной повозке. Призрачная лошадь торговца тихонько ржала.
- Торговля молоком была смыслом его жизни, - сказала Дарелия. - Его все любили за весёлый характер. Солдаты Гван-Ло добили беднягу, когда его придавила к земле убитая лошадь.
Чем дальше шли дети, тем больше Ильсор понимал, что эта деревня - только часть результата политики Гван-Ло. А сколько по всей Рамерии таких же разрушенных деревень, в которых души жителей привязаны к месту своего обитания? Сколько арзаков ещё погибло от рук солдат Гван-Ло? А менвиты? Сколько пострадало менвитов, не пожелавших признавать режим Гван-Ло?
- Посмотри в окно, - сказала Дарелия, возвращая Ильсора к реальности.
Дети стояли возле разрушенного двухэтажного домика. Вместе с Дарелией забравшись на поросшую травой скамью, Ильсор заглянул в окно. Он увидел пятилетнего мальчика, игравшего посреди комнаты с машинками и солдатиками. Рядом были собраны из кубиков домики и арки. Игрушки были такими же призрачными, как и их владелец.
- Он думает, что сейчас придёт мама и позовёт его обедать, - печально сказала Дарелия. - Но его мама не придёт. И моя мама тоже. Гван-Ло их убил.
По щекам Дарелии потекли слёзы. «Как это тяжело - терять дорогих людей, - подумал Ильсор. - Как я тебя понимаю! Но тебе ещё хуже, чем мне - у меня есть брат и сестра, а ты всю семью потеряла». Мальчику хотелось утешить подругу, но что он мог предпринять?
Дети решили, что пора возвращаться. Отойдя от ворот и обернувшись, они увидели богато одетого арзака, который махал им рукой.
- Приходите ещё! - голос призрака звучал так, словно доносился из грота. - Мы будем рады вас видеть и помочь вам!
- А это кто? - спросил Ильсор.
- Староста деревни, - ответила Дарелия. - Он был очень приветливым человеком.
На обратном пути Ильсор решил, что не позволит своему народу и дальше находиться под гнётом Гван-Ло, когда вырастет.

Рамерия, 2133 год от Великого Объединения. Провинция Альдона

- Давай, наливай больше! Ха-ха-ха! - Густым утробным смехом ржал подвыпивший Лон-Дар над своим соседом-менвитом, прибывшим в его имение по случаю дня рождения хозяина. - Ты только это и умеешь!
- Наглец ты первостепенный, - рявкнул другой менвит, очередной приглашенный. Только вот Лон-Дар не понял, кому это было адресовано - ему самому или менвиту, над которым он посмеялся. Он сдвинул брови, надменно и с явной угрозой посмотрел на второго соседа, выпалившего про «наглеца».
Гости дружно хохотали. Многие из них ненавидели Лон-Дара, презирали его. Но водили с ним дружбу, т.к. он был богат благодаря своим алмазным приискам и талантливо ограненным самоцветам, продаваемым по всей Рамерии. Раб Лон-Дара арзак Эльмар много раз обводил вокруг пальца этих жирных напыщенных дармоедов, в том числе и своего хозяина, но тот полагал, что раб делает выгоду именно ему (а что еще мог делать раб), и видел в этих успехах свое торжество над соседями. Он гордился этим, испытывал наслаждение, когда кого-то из этих дружков удавалось приструнить или унизить, в том числе и в денежном плане. Хозяин очень ценил Эльмара за это умение, как и за мастерство ювелира, и понимал, что внутри все эти петухи общипанные только и жаждут заполучить его бриллиант - так он за глаза называл раба, так как и вылез-то в разряд крупных богачей благодаря его талантам.
Эльмар присутствовал на вечеринке, посвященной дню рождения хозяина, наряду с Нарвен и прочими слугами, обслуживал гостей, вел себя тихо и незаметно. Что-то в последнее время он обостренно стал чувствовать, что менвиты могут всерьез догадаться, что он не просто арзак, а вождь своего народа, их национальный символ, надежда на возрождение утраченной много веков назад свободы. Потому он мало старался показываться на выездах, старался как можно тише и незаметнее вести себя. Он боялся, притом, не только за себя, как за вождя. Он боялся, что в случае чего вождем станет Ильсор, последний мужской отпрыск рода Асмаррэ. А Ильсор-то как раз и не подходил на должность вождя. Он был слишком хрупким, слишком болезненным по своей природе, чтобы взвалить на плечи миссию вождя арзаков. Или тогда съездить к Анэт и подстраховаться на всякий случай? Ведь в истории древних арзаков были случаи, когда женщина стояла во главе народа. Взять хотя бы легендарную Владычицу Гелриэнн - о ней помнили арзаки лишь в сказках, как о великой Государыне, называли в ее честь дочерей, поклонялись ей, почти как богине. И дочь ее Мэльдис тоже была легендарной властительницей. О ней тоже слагались легенды, и древние арзакские поэты воспевали в стихах и поэмах ее несказанную красоту. Об этих властительницах Эльмар знал лишь сказки, которые ему рассказывала Тиамат, мать, как пела песни о них, и почему-то надеждой загорались ее глаза, когда она вспоминала об этих великих женщинах. Она умерла, когда Ильсору был год. Скончалась от какой-то продолжительной, изнурительной болезни - то ли от истощения организма после рождения младшего сына, то ли из-за климатических и экологических условий. Впрочем, еще задолго до рождения Ильсора было видно, что Тиамат увядает, угасает в рабстве. Откуда она была - вождь Эфраим не говорил Эльмару. Говорил лишь, что ее хозяин выиграл ее в карты у одного напыщенного рыжего старика из столицы.
Вот и сейчас, посреди пьяной вечеринки у Лон-Дара Эльмар почему-то вспомнил свою мать, ее ярко-синие, точь-в-точь, как у него, глаза, ее воистину звездную красоту, нежный мягкий, полный глубочайшей скорби голос. И как отец впервые дал старшему сыну примерить золотой браслет вождя на руку.
- Когда-нибудь, малыш, и ты наденешь его, станешь тайным вождем арзаков, и обязательно придумаешь, как привести наш народ к свободе, - говорил вождь Эфраим.
- А как называется этот зеленый камень? - Спрашивал мальчик у отца.
- Это цоизит. Раньше древние арзаки знали свойства разных камней и умели их использовать во благо. Может, и ты, когда вырастешь, займешься этим...
- А откуда он у тебя? - Спрашивал Эльмар вождя.
- От моего отца, вождя Инглора. А он получил его от своего отца. И так больше двух тысяч лет мы передаем от отца к сыну эту семейную реликвию. Ты уже большой, Эльмар, и я расскажу тебе про этот браслет. Был в давние времена один звездный правитель - его королевство было на далекой звезде. Он подарил его первому вождю арзаков и благословил его на помощь нам в жизни. Тот король дрался с самим Гван-Ло, чтобы спасти от смерти последних свободных арзаков, и тот убил его. Звезды приняли его дух к себе, и, коли король тот был со звезд, мы все время смотрим вверх, с надеждой, как воспоминание о спасении арзаков. Многим нынешним арзакам кажется странным обычай смотреть на звездное небо, но многие при этом вспоминают легенду о Звездном Короле и это вселяет в сердца надежду. Браслет этот как раз и подарил Звездный Король самому первому вождю, когда спас его от смерти. И с тех пор он передается, как символ нашего звания - в рабство просто символичного призвука, но иные видят в этом надежду. Пока не прервется род вождей, не угаснет и надежда арзакская. Вот потому-то в роду Асмаррэ обязательно в течение всех этих веков должно быть обязательно по два сына, на подстраховку, на случай, если со старшим что-то случится. Многие жены вождей рисковали измученными в рабстве жизнями, чтобы дать роду Асмаррэ второго сына. И Тиамат, мама твоя, настояла на этом, несмотря на то, что годы рабства сильно истомили ее. Родился Ильсор, как положено, второй сын. Но у тебя, Эльмар, есть все задатки, чтобы стать достойным вождем. Ты крепкий и сильный, даже очень сильный для арзака. У тебя великое будущее! Я чувствую, что ты немало сделаешь для арзаков...
А потом отца не стало. Разбился при полете вертолета. Он работал на руднике, но иногда его отправляли с заданиями в отдаленные районы Альдоны, так как он был одним из немногих арзаков, владеющих летными машинами. Один из полетов стал для него последним. Эльмар тогда плакал и не хотел успокаиваться. Рыдала Анэт, напросившаяся с братом на место крушения. Ильсор оставался дома с соседкой. Эльмару отдали тогда браслет, обгорелый, в копоти. Вряд ли в этой черной от копоти безделушке менвиты-эксперты признали бы реликвию дома вождей. Но Эльмар это знал. Знал он и то, что теперь предстоит как-то о гибели отца сказать Ильсору, который был еще в том возрасте, когда дети не задумываются о страхе потери... Так Эльмар стал вождем. Он верил словам отца, что сможет сделать что-то для свободы народа. Но время шло. Выхода из ситуации не было. Ильсора с Анэт продали на аукционе, всевидящие звезды, как все чаще теперь казалось Эльмару, ничего вообще не знали, а надежды на грядущую свободу таяли. Единственное, что он мог сделать по силам - это жениться на Нарвен и нажить в семье двух сыновей, чтобы обеспечить преемственность рода Асмаррэ. Лишь этим вождь мог дать надежду своему исстрадавшемуся народу.
Сейчас Эльмар, прокручивающий во время обслуживания вечеринки все эти мысли в голове, единой мыслью утешал себя: сделать Нарвен предложение. Сразу после пира. Когда все гости разойдутся. Или даже... сейчас!
Вождь улучил момент, когда его отправили уносить на кухню подносы с грязной посудой, увлек за собой Нарвен. Покончив с посудой, арзак завел взволнованную от неожиданности девушку за дверь какого-то хозяйственного отсека.
Нарвен подняла на Эльмара свои большие темно-изумрудные глаза, покраснела от неожиданности.
- Я люблю тебя, Нарвен, - сказал Эльмар, опускаясь перед служанкой на одно колено. - И я хочу... - Арзак опустил свои сияющие синие глаза, немного подумал, осторожно вынул из кармана серебряное кольцо с великолепнейшим узором, сверкающее двенадцатью бриллиантами. Затем снял с руки браслет вождя с кристалликом цоизита. - Я хочу, чтобы ты стала моей женой. И прошу тебя, в знак нашего обручения, прими это в дар.
- Эльмар? Мне стать твоей женой? - Нарвен на мгновение опешила. Она дрогнула всем телом, включая неизменный зеленый бантик на ее головке. - Я должна подумать... Я буду думать... Я подумала, и я... СОГЛАСНА!!!
Девушка кинулась к любимому, обняла его, взвизгнула от восторга и повисла на его шее.
- Я люблю тебя, Эльмар! И мы обязательно поедем к твоей сестре Анэт и съедим шоколадный пудинг! Как же иначе мы отметим наш союз? Ты обещаешь мне?
- Обещаю, любимая! Так и будет.
Эльмар нежно надел кольцо на палец новоиспеченной невесте, и застегнул на ее запястье золотой браслет вождя с зеленым цоизитом. Однако время не ждало. Надо было возвращаться в праздничные помещения, где шла вечеринка. Кольцо Нарвен предусмотрительно спрятала в карман передника, браслет спрятала под манжеткой формы, и в своей обычной манере поправила зеленый бантик. Она была счастлива, она выйдет за Эльмара, и на миг в ее сердце исчез страх и перед менвитами, и перед рабством, словно вокруг не было никого, и на всей Рамерии были лишь они с Эльмаром и вечные всевидящие звезды...

Рамерия, 2138 год от Великого Объединения, Бирена
Минуло пять лет. За это время произошло немало событий.
Тар-Ну, прибыв в Бирену узнать, как обстоят дела, увидел Зойсайта, который к тому времени успел поправиться достаточно, чтобы самостоятельно передвигаться. Приняв его за арзака с рыжими волосами, Тар-Ну решил узнать, каковы его способности. Арвис поведала, что Зойсайт помог ей и Ильсору составить чертежи, которые позволят ускорить сборку циклотрона С-347. Поразившись способностям необычного «арзака», Тар-Ну принял Зойсайта на службу в качестве старшего помощника техника.
Ильсор подружился с Зойсайтом. Они часто беседовали, и мальчик узнал, чего стоило спасение последних свободных арзаков, среди которых был и Инглор Асмаррэ, первый тайный вождь своего народа.
- Ты пожертвовал собой, чтобы спасти мой народ, - сказал Ильсор. - Как же ты выжил?
- Тогда мне просто повезло, - ответил Зойсайт. - Но смерть всё равно настигла меня.
И Зойсайт поведал о жившей в нём тьме, которой он всю жизнь сопротивлялся, гневе королевы Берилл и решении Хранителя Душ Мандоса.
- Твои господа были такими же жестокими, как Гван-Ло, - сказал Ильсор. - Я видел, к чему привела его политика. Я был в заброшенной деревне, в которой обитают души её жителей. Боюсь даже представить, сколько ещё таких же несчастных не может отправиться в Валинор. Я поклялся, что не позволю Гван-Ло никого обижать.
- Ты храбрый мальчик, - улыбнулся Зойсайт. - Такой юный - а уже такой храбрый. Это похвально.
Зойсайт и Дарелия много разговаривали о том, что произошло за последние две тысячи лет. Кроме того, Дарелия рассказала Зойсайту о пророчестве Аполлона, о Снежке и золотом кольце с рубеллитовой звёздочкой, которое нашла на чердаке.
- Его последним владельцем был Арелор Асмаррэ, предок Ильсора, живший триста лет назад. Я знала его, он был превосходным инженером. Это кольцо позволяло ему выкручиваться из трудных ситуаций. Но от смерти оно его не спасло. Я не знаю, что с ним сделали - отправили в Рамерийскую пустыню или казнили, - но менвиты как-то узнали о его невосприимчивости к гипнозу. Вот он и спрятал кольцо на чердаке. И что любопытно - книги, спрятанные здесь же, попали к Ильсору.
- Думаешь, это знак? - спросил Зойсайт.
- Похоже, моя интуиция за две тысячи лет усилилась. Она подсказывает мне, что это действительно знак. Возможно, Ильсор и есть тот спаситель, которого я искала всю жизнь. Но это не значит, что мы должны быть с ним только ради светлой цели. Ильсор - мой друг, а друзей не бросают.
- Тут ты права. А что за силой обладает твоё кольцо?
- Силой Сейлор Воина. Снежок, явившись мне во сне, сказал, что именно это кольцо раскроет мою силу. Аполлон сказал, что нас, Сейлор Воинов Рамерии, будет трое: ты, я и спаситель.
- Я? - Лицо Зойсайта приобрело такое выражение, словно он целиком проглотил три лимона. - Я тоже буду Сейлор Воином?
Дарелия засмеялась:
- Конечно, будешь. Аполлон сказал, что на артефакты, дающие силу Сейлор Воина, укажут звери-спутники. Снежок - мой зверь-спутник. Аполлон сказал, что спасителю его артефакт принесёт ранвиш, а ты встретишь своего зверя-спутника на Беллиоре, когда мы с Ильсором полетим туда.
Благодаря Зойсайту Ильсор и Арвис затратили на сборку циклотрона С-347 чуть меньше пяти лет - таким сложным был прибор.
Однако были и трагические события. Эльмар, старший брат Ильсора, трагически погиб. Браслет, передававшийся в семье Асмаррэ из поколения в поколение, достался двенадцатилетнему Ильсору. С тех пор прошло два года, но Ильсору было по-прежнему тяжело.
Побеседовав снова с Зойсайтом, Дарелия пошла к себе и услышала, как Ильсор кричит на своего приятеля Ланата, тринадцатилетнего мальчишку, любившего возиться с радиотехникой.
- Что не поделили? - спросила Дарелия, когда Ильсор убежал.
- Да я просто пошутил, что теперь Ильсор менвитских важных шишек на место поставит, - ответил Ланат. - Я просто пошутить хотел, а он обиделся.
- И правильно, что обиделся, - голос Дарелии звучал сурово. - Ильсор стал вождём не потому, что хотел, а потому, что должен.
Ильсора она отыскала в детской. Он уже не был тем девятилетним мальчиком, с которым Дарелия познакомилась. Ильсор стал красивым юношей четырнадцати лет. А вот сама Дарелия за минувшие пять лет ничуть не изменилась. Это была всё та же девочка одиннадцати лет.
- Переживаешь из-за того, что бремя вождя пало на твои плечи? - спросила Дарелия.
- Я не знаю, справлюсь ли я, - признался Ильсор.
- Не переживай, ты справишься. - Дарелия взяла Ильсора за руку. - Мы с Зойсайтом всегда будем с тобой. Мы твои друзья, а друзей не бросают.
Ильсор улыбнулся:
- Мне очень повезло с друзьями. Но твоя сила так и не раскрылась. Аполлон говорил, что ты найдёшь спасителя, когда раскроется твоя сила.
- Не было экстренной ситуации, - сказала Дарелия, - но интуиция говорит мне, что такая ситуация может скоро возникнуть. За две тысячи лет моя интуиция, судя по всему, обострилась.
- Ты уже не раз это говорила. У меня нет причин не верить твоей интуиции.

Рамерия, 2138 год от Великого Объединения. Столица Бассания.

Рамерийский полковник Баан-Ну уже полгода готовился к чрезвычайно важному событию. Наконец-то его произведут в генералы! Он так ждал его, и ему было совершенно безразлично, что думали о нем его товарищи - конкуренты, не меньше его самого жаждущие славы и почестей этого высокого звания. Отец Баана Тар-Ну был страшно горд за сына: это было великой честью для древнего рода Ну, и разумеется, по такому поводу он предоставил право сыну самому управляться в отцовском столичном имении, а сам отбыл в одно из своих многочисленных пригородных имений. На вручении сыну почетного звания Тар-Ну, разумеется, был, но давал Баану понять, что это его день - его триумф и его слава. И Баан-Ну, естественно, был на вершине счастья - удача улыбнулась ему, ведь он такой замечательный! Именно то выдающееся изобретение - магнитный перехватчик радиоволн, незаменимый в противовоздушной обороне, принес ему славу военного инженера года и звание генерала. Баан-Ну самодовольно улыбался, представляя своих друзей, одноклассников, соседей - таких же напыщенных менвитов, как и он сам, кусающими локти от зависти. Да, им до этого далеко! А вот он, будущий генерал Баан из древнего аристократического рода Ну, как никогда, достоин почестей, принадлежащих ему по праву... По его законному праву.
Но право это было на самом деле лишь на бумаге. Юный раб полковника, арзак Ильсор, изобрел магнитный перехватчик, как и множество других важных изобретений, присвоенных тщеславным и вздорным хозяином. Впрочем, так и считалось нормой. Уже несколько веков арзаки, талантливый и скромный народ, были порабощены воинственными и властными менвитами, соседями по планете. И их таланты, умы, способности и работоспособность вовсю использовали менвиты, как полные хозяева не только своих рабов, но и всего того, что ими придумано или сделано.
Менвитский правитель Гван-Ло стоял у истоков порабощения. Уже сотни лет он правил планетой, и среди арзаков бытовала байка, что он вообще бессмертен, либо жизнь Правителя поддерживают какие-то тёмные силы, которые он черпает из жестокости и властности своей природы. К тому же силой порабощающего визуального гипноза, которой обладает Правитель, обладали не без его стараний, практически все менвиты. Арзакские тайные вожди, потомки бывших королей еще свободного некогда народа, уверяли, что именно сила гипноза и творимое с помощью его зло питает энергию менвитского Правителя. Чем больше он поглощает энергии от окружающих его людей, тем сильнее становится, и тем дольше длится его жизнь.
Немногие арзаки могут титаническим усилием воли перебороть гипнотическую власть порабощающего взгляда менвита. И способность эта коренится в генетике потомков древних королей арзаков, владеющих разными тайными способностями, но так и не сумевших защитить свой народ от порабощения... Сейчас на Рамерии никто и не знал, что гипнозу можно как-то противостоять, и арзаки, чье бытие за много веков рабства сильно изменилось, но не погибло, верили, что однажды найдется какая-то сила, которая пробудит силы древних арзакских королей, и одолеет чародея Гван-Ло.
Вот и сейчас четырнадцатилетний Ильсор, раб полковника Баан-Ну, а на самом деле непризнанный технический гений, вместе со своим другом Зойсайтом, исполняющим на тот момент обязанности секретаря Баан-Ну, делал свою обычную часть работы - приготавливал господина к торжественной церемонии по поводу присвоения ему титула генерала.
Рабы часа три провели в гардеробной полковника, помогая ему облачиться в специально сшитый для торжества мундир, приводя в парадное состояние его лицо, руки, еще не длинную бороду и прическу. Полковник Баан-Ну был тщеславен относительно своей внешности, и очень чувствителен до комплиментов. Ему нравилось, когда его превозносили, когда им восхищались, и когда на него равнялись прочие менвиты. Ильсор знал это и старался уловить очередной каприз своего хозяина, хотя знал, что это практически невозможно. Тут на помощь приходил Зойсайт, у которого с угадыванием вкуса было лучше - в какой-то степени он сам был чрезвычайно щепетилен до собственной внешности. От обоих друзей не было сокрыто, что вкус Баан-Ну стремился к абсолютному нулю, и наряды его, хоть и были роскошнейшими и чрезвычайно дорогими, отличались совершенной нелепостью и еще более подчеркивали сумасбродную страсть их обладателя к самовосхвалениям. Ильсора это несколько смешило, и он прятал лицо за своими густыми длинными волосами, чтобы не выдать хозяину насмешки над его любимым стилем. Зой прятал смех за очаровательной улыбкой, как делал еще в Темном Королевстве на Беллиоре, так что это подозрительным не выглядело. А Баан-Ну это и не заботило - он настолько был увлечем Своей Персоной, что ни о чем, кроме Себя Самого и не думал... Однако нет, думал...
- Ильсор, Зойсайт, я восхищен тем, как я сегодня выгляжу! - Довольный полковник рассматривал себя в зеркало, то подходил, то удалялся... Поворачивался разными сторонами, любуясь на свой новый мундир и на то, как рабы украсили его внешность драгоценностями. Затем неожиданно бросил взгляд на черноволосого арзака, тонкого, как былинка, бледного, слишком маленького и хрупкого для своих четырнадцати. Большие черные глаза мальчика, густые черные до плеч волосы, стандартная для рабов зеленая униформа с нашивкой в виде желтой молнии на красном диске (это была гербовая метка рода Ну). Тонкий плетеный золотой браслет на запястье с вставкой в виде диска, тремя иероглифами на непонятном языке и полупрозрачным зеленым кристалликом. - А вот ты, Ильсор, меня не устраиваешь! Как можно так скудно и глупо выглядеть на фоне моего великолепия! Просто чернильная клякса на моем парадном мундире! Немедленно оденься, как достойно быть при настоящем генерале! С Зойсайта пример возьми! Я не хочу, чтобы мою славу и красоту портила твоя примитивная и жалкая внешность! Ха-ха-ха-ха...
Баан-Ну смеялся, смотря, как бледное лицо Ильсора покрылось светло-лиловыми пятнами волнения и обиды. Зой покровительственно сжал руку друга и строго взглянул на полковника. Посмеявшись вволю над четырнадцатилетним рабом, Баан-Ну скомандовал:
- Марш одеваться! Надень парадную форму! И возьми ту нефритовую брошку из моих украшений. Я все равно ее не ношу, а тебе пора привыкать подчеркивать славу и величие своего господина, а не позорить его! Так что возьми брошку себе за труды - все-таки, это ты создал перехватчик радиоволн, и ты заслужил это украшение.
- Благодарю Вас, мой полковник, - Ильсор склонился перед хозяином. - Право, я не стою такого драгоценного подарка, коим вы соизволили наградить своего слугу. Потому позвольте извиниться, что не могу выглядеть достойно Вашего слуги, и позвольте мне наверстать упущенное...
- Иди, поторапливайся. Конечно, я принимаю твои извинения. Пора уже за ум браться... Зойсайт, проследи за этим!
- Да, мой полковник, - поклонился рыжий раб. - Пойдем, Ильсор, я подберу тебе что-то подходящее.
Ильсор быстро переоделся в парадную форму, которую надевал в особых случаях, и взял в руку нефритовую брошку. Зойсайт придирчиво осмотрел его... Сам-то он практически идеально следил за собой: всегда подбирал аксессуары и дополнения к стандартной зеленой форме так, что они смотрелись на нем, словно на короле. Рыжие роскошные локоны всегда были уложены в неизменный длинный хвост, две прядки из которого для придания особого шарма Зой выправлял спереди. И это умение парой штрихов подчеркнуть совершенство и так безупречной внешности рыжего красавца Ильсор понимал с трудом, хотя и сам был необычайно красив собой. Зойсайт прибрал волосы друга сзади на сверкающий защип, прошелся по его парадной форме взглядом, и пристегнул нефритовую брошку к воротничку.
- Так, не хватает еще самой малости... - Зой проворно накинул на шею Ильсора легкий светло-зеленый шарфик, красиво завязал его, и сбрызнул друга одеколоном хозяина. - Готов. Держи себя с достоинством, вождь арзаков! - Зойсайт искренне улыбнулся другу. А сам пристально рассматривал старинную брошь.
Хозяин когда-то получил ее в качестве выигрыша в карты, будучи студентом, от своего преподавателя по истории Рамерии. Тот профессор коллекционировал подобные штуки, и готов был рассказывать историю каждого из своих экземпляров. В данном случае, Ильсор не мог знать истории брошки, т.к. Баан-Ну не считал нужным говорить о том с рабами. Но, надев украшение на форму, арзак что-то почувствовал, или ему это показалось... Вроде, брошь как брошь. Антиквариат. Металлический, серебристый корпус, инкрустированный мелкими белыми камешками, обрамлял центральный кристалл ярко-синего нефрита в форме кабошона с выгравированной на нем рунической надписью, чем-то напоминающей то, что было написано на браслете мальчика.
- Древнеарзакский амулет? - спросил Ильсор у Зойсайта. - Язык-то арзакский! И полковник не догадывается...
- Да, это древнеарзакский язык... и благо, что менвиты не догадываются. Здесь названы имена твоих дальних предков, легендарных правителей арзаков и символическая вязь узора объясняет, что эта брошь раньше была одним из великих артефактов, которым пользовались правители арзаков для открытия в себе более весомых сил, нежели были у них от природы. Эх, Ильсор, знали бы менвиты...
Благодаря в душе всех арзакских богов, Ильсор, сам того не ведая, оказался владельцем старинного арзакского амулета по воле своего же собственного хозяина... А еще через пятнадцать минут новенький флаер полковника вылетел в Главное военное управление столицы. Зойсайт не поехал с ними, он, как секретарь хозяина, не имел возможности ехать на военную церемонию. А вот Ильсор - да, тем более, это было его личное изобретение. Ильсор покорно расположился на заднем сидении флаера и смотрел в заднее окно. Зойсайт и побежавшая к нему Дарелия помахали юному арзакскому инженеру рукой. Он украдкой тоже помахал им. Но на поворот головы Баана покорно опустил голову. Тщеславный Баан-Ну был рад - он мчался навстречу своей славе...
* * *
Церемония присвоения Баан-Ну звания генерала происходила в роскошной обстановке перед Дворцом Министерства Обороны. Военный Министр Рамерии Тор-Лан подробно описал устройство магнитного перехватчика, позволяющего не только улавливать и перехватывать волны практически всего известного диапазона, но и распознавать источники их испускания. Он настраивался и программировался по заданным параметрам, и, по словам Министра, в этом было большое и мощное достижение в укреплении обороноспособности Рамерии, и что господин Баан-Ну более чем достоин за такое выдающееся изобретение именоваться отныне Генералом Вооруженных Сил Рамерии.
Затем Баан-Ну торжественно поднялся по мраморной, залитой жарким рамерийским солнцем - Сириусом - лестнице, и при всех продемонстрировал возможности уникального прибора. Возможности были выше похвал, аплодисменты в честь Баан-Ну оглушили новоиспеченного генерала, и он, всем своим видом похваляясь над рукоплещущей толпой разодетых в пух и прах менвитских военных лиц, сказал пафосную и очень сильно растянутую речь о славе Рамерии и ее Правителя Гван-Ло, об успехах передовой науки и техники планеты и о грядущем галактическом величии Рамерийской цивилизации.
А Сириус подходил к зениту, и как следствие, зной усиливался. Ильсор стоял рядом с сидением Баан-Ну, ожидая, когда тот спустится вниз и выпьет прохладительного лимонада. Сам арзак, как и большинство из его народа, с трудом переносил зной. Тем более, сейчас, когда место Баан-Ну располагалось не в павильоне, как другие места почетных гостей, а в центре площади, как было положено месту виновника торжества. В глазах арзака потемнело, а в ушах от сильного солнцепека начало звенеть.
Баан-Ну спускался по лестнице вниз, гордо осматривая толпу, площадь, людей, свое почетное место... Он наслаждался жизнью, славой, достижениями... Важно сел в кресло, и приготовился слушать устроенное в его честь выступление оркестра. Ильсор обмахивал веером своего господина, а жара делала с хрупким организмом юного арзака свое дело. Движения мальчика становились все однообразнее, перед глазами пошла рябь... В носу засвербело. Раб машинально поднес кисть руки к носу - капли крови. Он испугался - чтобы только не сорвать благодушие хозяина... Ильсор собрался, было, выхватить из кармана носовой платок, но резко отпрянул назад, и рухнул без сознания, ударившись головой об мраморное кресло, на котором восседал его хозяин.
- Ильсор, ах ты негодник! - вскричал Баан-Ну, ногой пнув бессознательного арзака. Тот не вставал, и не пошевельнулся. - Вставай немедленно, а то я тебя продам.
Но от крика было мало толка. Все праздничное настроение новоиспеченного генерала было испорчено. Этот раб, эта машина для изобретений к славе его хозяина, посмел улечься в обморок прямо на церемониальном концерте! А теперь возись с ним, хлопочи... Деньги трать?..
И Ильсор ничего не слышал и не понял, как его заносили в машину скорой помощи, и куда-то долго везли, как откачивали, лишь спустя какое-то время до него, как из пустоты донесся звук полуприглушенного женского голоса: «Состояние тяжелое, но жить будет». И раб снова провалился в пустоту...
* * *
Ильсор спокойно сидел на скамейке в саду генерала Баан-Ну и держал в руках папку с чертежами. Его новый проект - зеркальные отражатели. Это только пока разработка, но зато, если ее реализовать, можно будет успешно применять такие приборы на космических кораблях, летающих на больших скоростях даже за пределы системы Сириуса! Но ему хочется самому полететь на корабле с его собственным двигателем, и чтобы никакой менвит не присвоил себе его изобретение.
Пока Ильсор размышлял, к нему незаметно подкрался ранвиш - пушистый маленький зверек с длинным хвостом и огромными, точно локаторы, ушами. Самочка ранвиша. Милая мордочка зверька с любопытством смотрела на мальчика с папкой и карандашом в руке.
Ильсор протянул руку, чтобы погладить зверюшку, улыбнулся ей. Та потерлась о ладонь, потом о ноги, прыгнула к арзаку на руки... И к собственному удивлению мальчик заметил, как со рта зверька срываются такие понятные слова:
- Ты избран, Ильсор, сын Эфраима из рода Асмаррэ. Ты избран, Ильсор Асмаррэ, чтобы сражаться за свой народ. В тебе есть та сила, которая способна одолеть гипнотическое воздействие менвита. Эта сила была в твоих предках, есть она и в тебе, юный вождь арзаков.
Ильсор смутился, протер глаза: ранвишечка, говорящая, к тому же заявила такие вещи, о которых и сам-то мальчик вряд бы догадался при всем своем уме. Но зверюшка сидела и умильно смотрела прямо в большие черные глаза Ильсора.
- Откуда ты все это знаешь? - неуверенно, все еще сомневаясь в реальности происходящего, спросил Ильсор. - И в чем ты видишь смысл титула вождя арзаков? Я ничего не знаю о моих предках. Мой отец Эфраим был сортировщиком руды на алмазных приисках в Альдоне, иногда водил вертолет, чтобы выполнить приказы господина. Он разбился при выполнении служебных обязанностей. Мой дед Инглор был расстрелян своим хозяином за то, что осмелился возразить ему даже после применения гипноза... - Ильсор запнулся, задумался. - Моя бабушка Истар была секретаршей своего господина, и собирала старинные архивы... Рассказывали, что она была очень талантлива и очень много знала. Гораздо больше, нежели было положено рабыне. Потому, чтобы не марать советь ее кровью, ее хозяин устроил ей автомобильную катастрофу, а потом похоронил с почестями... а у меня нет иных сведений. Отец погиб, когда мне было восемь, матери я не помню, и некому было мне рассказать о моих предках, кроме моего старшего брата Эльмара. Но он погиб далеко отсюда, и я даже не знаю подлинно, как это случилось. Эльмар тоже знал в этом плане не больше меня. Но ты-то откуда все это знаешь?
- Я многое что знаю, - ответила ранвишка. - Зови меня Звезда. Это мое имя. К тому же сам ты, Ильсор, упомянул, что твой дед отказался выполнить приказ даже под гипнозом, а бабушка слишком много знала запретной информации. Вот и ответ на твой вопрос. Они обладали силой, с помощью которой научились преодолевать гипноз поработителей, развив в себе эту способность от древних арзакских правителей. И эта же сила есть в тебе. Но ты сильнее их: звезда твоего рождения - в Весах, дом твоей силы - во Льве. А это мощнейший потенциал, к тому же, умноженный на твое доброе сердце и верный ум. В тебе есть терпение и мудрость, сокрытая до времени. Научившись управлять своей энергией, ты достигнешь победы там, где твои предки терпели поражение. И если откроешь в себе их потенциал, то сможешь одолеть и Гван-Ло... Затем я и пришла к тебе.
- Я - одолеть Гван-Ло? - Ильсор на миг замер от неожиданности.
- Да, - ответила Звезда. - Одолеть его силой своего внутреннего могущества. Давно-давно, в далекой галактике предки арзаков обладали великой силой, и в роду их правителей передавался на генетическом уровне секрет силы, которая могла противостоять Тьме. Твои дальние предки владели этой силой, но, обленившись в благоденствии Рамерии и наслаждаясь своим благосостоянием, они расслабились, позволив Гван-Ло и менвитам заполучить над ними власть. И тот амулет, который у тебя на воротнике - это ключ к открытию в тебе той силы, которую надо разбудить и научиться использовать. Его носили твои предки, Ильсор, и на нем выгравировано имя «Арзанор Мардиллинг» - так звали самого первого повелителя арзаков Рамерии. Он был великий воин и славный правитель. Так же здесь выгравирован тайный символ дальнего предка Арзанора, великого императора Гаэона Мардиллинга, чья сила света была стократ выше силы Гван-Ло. И благо, что менвиты не знают, что написано на брошке, ибо язык этот давно позабыт на планете. Твой друг Зойсайт знает об этом все и в нужное время или когда ты сам захочешь это узнать с радостью откроет тебе эти знания. Им сполна сопричастна и Дарелия, твоя лучшая подруга. Она очень мудра и опытна и знает больше, чем многие великие мудрецы арзаков... и молодой единорог Снежок - не просто ее друг из мира животных. Он - ее тайный покровитель от высших, божественных сил, своего рода проводник между миром реальности и миром тайных Вселенских сил. Спрашивай своих друзей, они откроют тебе тайны прошлого, а ведь, как известно, лишь хорошо познав прошлое, можно увидеть будущее.
- И что мне делать, чтобы одолеть Гван-Ло? - спросил раб.
- Прежде всего, поверить в себя, - сказала Звезда. - Возьми брошь в ладонь, и почувствуй древнюю силу, исходящую от нее...
- Я чувствовал ее, когда надел брошь на себя. Не мог это объяснить, но почувствовал.
Арзак сжал нефритовый амулет в ладони и в самом деле ощутил, как прохлада металлического основание сливается с какой-то живительной силой, особенной, обнадеживающей.
- Повторяй за мной, Ильсор: «Серебряный Сириус, дай мне силу!»
- Серебряный Сириус, дай мне силу... - прошептал Ильсор, зажмурив глаза и приготовившись к самым неожиданным реакциям...
Внезапно какая-то невероятная сила подкинула раба со скамейки и приподняла над землей. Секунды через три он был снова на земле, но совершенно в ином облике: белая форма, похожая на парадные наряды моряков, вроде матроски плотно обхватывала его фигуру, за плечами вился темно-синий воротник, заколотый спереди той самой нефритовой брошкой по центру серебристого банта. Узкие брюки на ногах и легкие туфли были того же цвета, что и воротник формы. Во лбу сияла диадема с серебряной четырехгранной звездой, а на указательном пальце правой руки сиял синий нефритовый перстень с выгравированной на нем такой же четырехгранной звездой.
- Хорош, хорош! - довольно сказала Звезда. Теперь ты отмечен как воин Света и Справедливости, несущий мир Рамерии и возмездие тем, кто творит зло. Звездная диадема - это милосердие. Сила милосердия способна утешить сердца и подарить надежду, вдохновить на подвиг и согреть души от вселенской злобы... Используй ее для тех, за кого ты станешь сражаться. Звездный медальон - это справедливость, ибо долг воинов - это вершить ее прежде, чем зло начнет действовать, чтобы не дать ему активироваться. А в перстне заключена сила возмездия. Ею ты будешь карать врагов света, и когда сила твоя достигнет нужной мощи, вместе с Дарелией и Зойсайтом ты сразишься с Гван-Ло и одолеешь его. Ибо для этого ты и рожден. Вместе вы - могущественные воины, в разных мирах Вселенной зовущиеся по-своему. Иные называют их Сейлорами, Воинами в Матросках. Дарелия уже отмечена знаком Сейлора. Зойсайт тоже обретет положенную силу в нужное время. И вам втроем предстоит сражаться за Рамерию и за арзаков. Поодиночке драться с Гван-Ло бессмысленно - Зойсайт уже сражался с ним, и на нем до сих пор шрамы, оставшиеся от той битвы. Дарелия ждет своего звездного часа. Лишь вместе вы сможете одолеть тирана!
На миг перед Ильсором пронеслись разрушенные арзакские святыни, их запустелые и обветшавшие с веками города, превращенные в пепел и пыль дома, обезображенные до ужаса земли - почти так же, как в видении призрачной деревни в Бирене, когда ему было девять лет. Ильсор смотрел на это не искаженными гипнозом глазами, и душа его отчаянно терзалась от всего увиденного.
- Сила Милосердия... - Намекнула Звезда.
Ильсор снял с головы диадему, собрался на мысли, и негромко сказал:
- Сила Милосердия, в бой!
И увидел, как на его глазах, медленно, но верно на пустырях распускались бутоны, здания снова восстанавливались, природа оживала, и в лицо ему дунул свежий, полный умиротворения ветер.
- Посмотри далее, - сказала Звезда.
Арзак смотрел далее, и видел, как идут люди, ищущие справедливости и взывающие к отмщению... Как иные из них подлинно страдают, а иные притворяются убогими и обделенными, надеясь вызвать жалость. Ильсор видел как менвитов, так и арзаков. Картины менялись, и разные ситуации, подчас очень сложные, вставали перед его глазами.
- В этом - трудность справедливости,- сказала Звезда. - Запомни правило, которое ты пронесешь через всю свою жизнь: справедливость справедливостью, но милость превыше закона. Лучше простить виновного, чем покарать безвинного. Со временем ты научишься это понимать. Используй Силу Справедливости.
- Сила справедливости, в бой! - уже смелее, чем в первый раз, сказал Ильсор. И увидел, как точно вода прошлась по всем людям в картинке. Какие-то радовались, какие-то падали обессилевшими. А какие-то умирали - тьмы в них, очевидно, было столько, что не возможно было их помиловать или исправить. Ибо все шансы на исправление были ими упущены или проигнорированы. Те, кто падали, вставали обновленными - кто-то быстрее, кто-то медленнее.[
- Когда ты одолеешь Гван-Ло, возьми в свое окружение тех, кого Сила Справедливости не повергла. Они надежны... - сказала Звезда. - Вот затем и шло впереди Милосердие, чтобы дать людям предупреждение, надежду и время очистить свои души и сердца, чтобы не оказаться сокрушенными Справедливостью или Возмездием. - Смотри дальше!
На Ильсора вдруг опустилась кромешная темнота, подобная космическому мраку. Густая, липкая и холодная. Звезды в ней, казалось, совершенно терялись. И на фоне этой темноты приближалась огненная оранжево-желтая спираль. От нее шел гул, и он нарастал все сильнее, сильнее, пока не стал оглушающим. Ильсор сжался от ужаса - он помнил эту спираль, когда его, девятилетним ребенком привели в дом Баан-Ну, и Тар-Ну, отец его нынешнего хозяина, заглянул тогда в глаза ребенка и ледяным жестоким голосом произнес слова, которые Ильсор запомнил навсегда: «Смотри мне в глаза, повинуйся мне, чужестранец!». Тогда именно такая огненная обжигающая спираль вспыхнула у него внутри, и он не ощущал больше ничего - только боль, и полное безволие... Сознание потом прояснилось, в ум пришла ясность, но эта огненная спираль все время пульсировала внутри мальчика, не давая ему даже подумать о том, что есть и иная дорога, есть иное бытие, нежели рабство у менвита. В момент превращения в Воина Серебряной Звезды Ильсор ощутил, что эта спираль покинула его, и он не ощущал в себе ее силы, понял, что освободился от нее, скинул ярмо. Но теперь в видении отчетливо видел, как эта спираль снова приближается к нему с чудовищной силой. И в середине спирали юный арзак увидел того, кто завел эту спираль - самого Гван-Ло, во всей его силе и мощи... Глаза освобожденного арзака в форме Воина Серебряного Сириуса и менвитского чародея встретились, и оба поняли, что это начало их битвы - пока только мысленное, на внутреннем уровне... Подсознательным чутьем и боковым взглядом Ильсор ощутил, как рядом с ним смутно поднялись откуда-то еще две фигуры - в радужной матроске с ярко-красным бантом и в розовой - с зеленым бантом. Мелькнули темно-русые волосы с одной стороны и рыжие - с другой стороны. Ильсор сразу узнал в образных фигурах Дарелию и Зойсайта. И сразу боязнь перед Верховным менвитом покинула его сердце.
- Я - борец за добро и справедливость, и я несу тебе возмездие, мучитель и тиран! - Воскликнул Ильсор, и удивился: его голос звучал звонко, смело, и в сердце совершенно не было страха. - Ты получишь отмщение за все зло, что принес в Галактику!
Гван-Ло хищно рассмеялся, и обнажил карминно-красный световой меч.
- Давай, Воин Серебряной Звезды, покажи свою мощь! Я вижу все твои страхи, я вижу тебя, как ты боишься и ненавидишь меня...
- Во мне нет ненависти... - ответил Ильсор. - Но я презираю тебя, Гван-Ло, и стыжу: только ничтожный трус может поработить народ, слабейший его, и превозноситься над ним своей силой. Во мне нет ни зла, ни сомнения... - Ильсор говорил, но и удивлялся своим речам. - И я не боюсь тебя. Я несу тебе возмездие во имя Свободы![
Арзак протянул вперед правую руку с перстнем возмездия.
- Сила Возмездия, вперед!
Мощный ярко-синий вихрь вырвался из кристалла нефрита в перстне, к нему присоединились силы двух товарищей, и объединенная мощь увлекла за собой и Гван-Ло, и огненную спираль, и тьма поредела...
Ильсор выдохнул, снова увидел себя на скамейке в генеральском саду, и Звезда мурчала у него на коленях. Ни Зойсайта, ни Дарелии рядом не было. Форма Воина была на нем, но сердце арзака колотилось - то ли от волнения, то ли от напряжения... Звезда потянулась и выгнулась колечком на руках Ильсора. Затем уселась, и пристально заглянула мальчику в глаза:
- Ты увидел, как можно научиться управлять Силами Милосердия, Справедливости и Возмездия. Этот дар так же есть в тебе, как и дар конструктора и изобретателя. И этого от тебя не отнять. Не позволяй злобе и агрессии овладеть тобой. Не позволяй себе отчаиваться, бояться и сомневаться. Страх ведет к сомнению, сомнение - к злобе, злоба - к ярости, а она - та самая сила, которая питает тьму, что в сердце Гван-Ло. Чем больше на планете злобы, гнева, страха, раболепия, бездумной ярости, тем сильнее становится он. Именно поэтому ты можешь одолеть его, как научился справляться в себе с гневом, страхами и сомнениями. И что бы ни было, никогда не снимай этой брошки, именно она делает тебя способным нести труд Воина. Ты знаешь цену истины, и да восторжествует справедливость...
Звезда спрыгнула и медленно пошла по направлению к фонтану.
Ильсор пошел за ней, и неожиданно увидел себя в отражении - форма Воина действительно изменила его. Но Звезда не стала тратить время дальше, а побежала по направлению к цветущей живой изгороди сада. Ильсор ринулся, было, за ней, но споткнулся о камешек и во весь рост растянулся на песчаной садовой дорожке... В голове помутилось...
* * *
Очнулся Ильсор в маленьком белом помещении. В руку была воткнута иголка с капельницей, рядом стояла Дарелия, нежно гладящая Ильсора по голове, и Зойсайт с питьем и лекарствами на подносе.
- Что со мной было? - спросил Ильсор.
- Ты перегрелся во время приема в Министерстве Обороны, куда ездил с твоим хозяином, потом потерял сознание и стукнулся виском о мраморное кресло почета... Мы сразу бросились к тебе, когда нам позвонили, - сказал Зойсайт. - Врачи долгое время не могли тебя откачать, ты едва не умер, но теперь все позади.
- Через несколько дней все будет в порядке... Просто отдохни, Ильсор, - мягко сказала Дарелия. - Мы будем с тобой.
Ильсор вспоминал, как он собирал Баан-Ну на церемонию награждения, потом стоял, изнемогая от жары под раскаленным Сириусом, а потом хлопнулся прямо там, где стоял. А как же Звезда? И талисманы древних арзакских правителей? Сейлор Воины? Как же сражение с Гван-Ло? Значит, все это Ильсору примерещилось, пока он был в отключке?
«Должно быть, я очень крепко хлопнулся, таз увидел ТА-А-АКОЕ! ... - подумал он, и взгляд его упал на указательный палец правой руки с надетым на него перстнем с синим нефритом. - А это тогда откуда?»
- Теперь ты тоже отмечен, как Сейлор Воин, - улыбнулась Дарелия. - У меня тоже есть мой артефакт, который делает из меня Сейлора. И у Зоя он в свое время появится...
Зойсайт старался спокойно реагировать на слова о том, что он тоже станет Сейлором. Однако Ильсор уловил на его тонком лице недоумение...
- В чем дело, Зой? Ты что, не хочешь быть Сейлором?
- Не в том дело... Это воспоминания о прошлом. Ровно за год до того, как меня убила моя бывшая королева, она пробудила во мне тьму, активировала ее заряд. И мне самому приходилось по ее приказу сражаться с Сейлор Воинами планеты Беллиора. Их было пятеро, и я сам не понимал, что тогда вертело мной. Во время одного из заданий мой бывший наставник велел переодеться в форму Сейлор Воина, чтобы осуществить один из его коварных планов. И это было очень неприятно. Что я тогда пережил за тот год! Сколько страшных воспоминаний... И так стыдно за то, что делала со мной тьма королевы. Сейлор Воины были ее врагами. И теперь это так неожиданно. И не совсем приятно - эти воспоминания настолько сильно живы, будто вчера произошли...
- Это в прошлом, Зой, - сказал Ильсор. - И ты не по своей воле это делал.
- Да, Зой, я думаю, тебе просто нужно освободиться от тех воспоминаний с Беллиоры, - отметила Дарелия. - Видимо, до тех пор ты и не можешь стать Сейлором, пока не очистишь свое сознание от чувства вины за давно прошедшие события, которые давно прощены. Когда отпустишь все это...
- Может быть, так и есть... - ответил Зойсайт, но заметил, что веки Ильсора устало дрогнули. - Ильсор, мы слишком утомили тебя, тем более что ты совсем недавно пришел в себя. Тебе надо отдохнуть. Выпей лекарство и постарайся заснуть...
Зой поставил поднос с напитками и едой на столик в палате и, поддерживая друга, помог ему выпить лекарство.
- Все скоро пройдет, - одобряюще сказала Дарелия, когда Зой уложил Ильсора назад. - Скоро ты вернешься домой. И уж я постараюсь выхлопотать у Баан-Ну для тебя какие-то уступки. Лучше пусть Зойсайт вместо тебя работает! А ты силы копи и береги себя.
- Друзья, - сказал Ильсор, покрывшись тревожным лиловым румянцем, - когда я был в отключке, было упоминание, что тайна гибели Эльмара до сих пор не раскрыта. Нарвен, его подруга, только написала об этом вкратце, почти не касаясь событий... Я очень боюсь за будущее, и пожалуйста, попробуйте выяснить, что же случилось с ним на самом деле. Может, Нарвен что-то не договаривает? Может ей и самой ничего не известно... Я боюсь будущего. - Пальцы Ильсора судорожно вцепились в одеяло.
- Мы разберемся в этом, - сказал Зойсайт. - Обещаю. А ты спи. Тебе надо выспаться...

@темы: другие персонажи, другие авторы, Рамерия, фанфики, Мон-Со, Кау-Рук, Ильсор, Баан-Ну, Александр Волков

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Изумрудного города

главная