Огненная_Тигрица
Название: Воин Серебряной Звезды. Часть 5
Авторы: RameryStar, Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Вид: кроссовер
Фандом: Тайна Заброшенного замка, Сейлор Мун, Сильмариллион
Состояние: Завершён
Краткое содержание: Юному рабу Ильсору Асмаррэ предстоит вести к освобождению свой народ - арзаков. Уже который год он ищет, как это сделать - его народ уже много веков в рабстве. Неожиданно у Ильсора появляются необычные союзники: вечно юная девочка и странный рыжий парень...
Предупреждение: AU, ООС

* * * *
Дарелии удалось убедить Баан-Ну не давать Ильсору излишних нагрузок. Ответ на вопрос, как ей это удаётся, она видела один: несмотря на внешнюю суровость и показную браваду, где-то внутри Баан-Ну остаётся мальчишкой, мечтающим о приключениях и подвигах.
В один из дней, сославшись на то, что свежий воздух ему полезен, Дарелия увела Ильсора в ближайший лес. Ей хотелось знать, что её друг видел, когда был в отключке. Снежок отправился с ними - на случай, если понадобится кого-нибудь везти.

Ильсор рассказал всё: и про Звезду, и про силу Милосердия, Справедливости и Возмездия.
- Это было видение, - заключила Дарелия. - Понимаешь? Видение. Ирмо Лориен послал к тебе Звезду, чтобы ты узнал своё предназначение. Аполлон говорил, что спасителю его артефакт, открывающий силу Сейлора, передаст ранвиш. Твоё кольцо появилось у тебя после того, как ты пообщался со Звездой. Всё сходится. Ильсор, ты и есть тот спаситель, которого я искала две тысячи лет. Инглор тоже был прав - спаситель оказался его потомком.
Дарелия схватила Ильсора за руку, словно её сдувало ветром.
- Это открытие не отменяет нашей дружбы, - сказала она, - но я обещала Инглору помогать тебе, что бы ни случилось. Тогда, в девять лет, ты пообещал мне, что ни под каким предлогом не выдашь умение противостоять гипнозу, доставшееся тебе от предков. Мы оба должны скрывать до тех пор, пока не пробьёт час финальной битвы. Даже после неё у нас будет много работы, но мы с Зойсайтом всегда будем рядом. Пообещай, Ильсор, ещё одну вещь.
- Какую? - спросил Ильсор.
- Ни в коем случае не поддавайся страху. Страх ведёт к сомнению, сомнение - к злобе, злоба - к ярости. За две тысячи лет я поняла, что борьба с собственными страхами - ключ к победе над Гван-Ло, ибо страх, злоба и ярость подпитывают его.
- То же самое сказала Звезда, - удивлённо сказал Ильсор. - Пусть это будет трудно, но я не позволю страху взять верх надо мной. Я научусь бороться с ним.
- У меня были сотни лет, чтобы научиться этому; у тебя для этого сотни дней. Самое главное: когда чувствуешь страх, старайся побороть его. Будь уверен в себе, и страх отступит. Что касается Звезды: я уверена, ты скоро встретишь её. Возможно, как и в моём случае, это будет первый ранвиш, которого ты встретишь за пределами города.
- И я смогу с ней общаться так же, как и со Снежком?
- Конечно. Помнишь, что было сказано в энциклопедии «Животные Рамерии от древних времён до наших дней»? Ранвиши обладают природной способностью к телепатии.
Неожиданно где-то рядом зашелестели кусты.
- Что это? - спросил Ильсор.
- Не знаю, но мне это не нравится, - ответила Дарелия.
- И правильно, что не нравится, - весело сказал кто-то.
Голос принадлежал похожему на женщину существу с парой ветвистых рогов, когтистыми руками и копытами вместо стоп. Дарелия поёжилась.
- Кто это? - спросил Ильсор.
- Я? - засмеялась жуткая женщина. - Я Элуйса, хозяйка этой части леса. Что такой красавец забыл в моих владениях?
- Не слушай её, - прошептала Дарелия. - Она обманет тебя.
- Я? Обману? - Голос Элуйсы звучал сладко и успокаивающе. - Ну чего ты боишься, красавец? Не бойся меня.
- Ну уж нет, - топнул копытом Снежок. - Дарелия, скажи: «Сияющая Вега, дай мне силу».
- Сияющая Вега, дай мне силу! - воскликнула Дарелия, и её приподняло в воздух. Минуло две-три секунды, и она приземлилась. На ней была радужная матроска, за спиной развевался красный с белыми полосками воротник, спереди - ярко-красный бант, заколотый пятиконечной звездой из рубеллита. Короткая юбка, сапоги до колен и перчатки до локтей были того же цвета, что и воротник. На пальце было то самое кольцо, а голову украшала золотая диадема с такой же пятиконечной звездой.
- А ты ещё кто? - Голос Элуйсы стал удивлённым и слегка раздражённым.
- Я Сейлор Вега, - ответила девочка, - борец за добро и справедливость. Я несу возмездие во имя Свободы.
- Зачем тебе тратить силы ради какого-то мальчишки?
- Он мой друг, а друзей не бросают.
- Да кто ты такая? - Ильсору казалось, что он ничего не понимает.
- А ты разве не догадался? - спросила Элуйса.
- Она лесная ламия, - ответила Сейлор Вега. - Эти твари соблазняют мужчин, чтобы выпить их кровь. В настоящее время такие, как она, тебе не по зубам.
- Ну всё, девчонка, - прошипела Элуйса. Она очень рассердилась, что Сейлор Вега отняла у неё жертву.
Лесная ламия бросилась на Сейлор Вегу, но девочка услышала в голове голос Снежка:
«Музыка Просветления...»
Словно зная, что делать дальше, Сейлор Вега вскинула руки и крикнула:
- Музыка Просветления, в бой!
Золотистый луч вырвался из кольца и ударил в Элуйсу. Ту окутало золотистое сияние, а когда оно рассеялось, на месте лесной ламии появилась симпатичная девушка с зеленоватой кожей.
- Что с ней случилось? - спросила Сейлор Вега.
- Ты очистила её от сил зла, - ответил Снежок. - Она стала дриадой. Каждый из цветов радуги обладает каким-то свойством. Жёлтый цвет, как ты уже убедилась, очищает душу от зла. Придёт время - и ты узнаешь все семь свойств радуги.
Когда Ильсор, Снежок и Сейлор Вега, снова ставшая Дарелией, распрощались с дриадой и повернули домой, на дорогу выскочил ранвиш. Ильсор каким-то образом догадался, что это самочка. Ранвишечка юрко забралась к нему на руки, и Ильсор прошептал одно только слово:
- Звезда?
Посмотрев ему в глаза, ранвишечка села на задние лапки и согласно кивнула.

Рамерия, 2138 год от Великого Объединения. Столица Рамерии Бассания.

Совсем недавно менвитский аристократ Баан-Ну стал генералом. Он этим гордился чрезвычайно. Уже около месяца прошло с того момента, а менвит все еще проживал и проживал вновь в душе те события. Он наслаждался этим. Это был момент его триумфа. Юный раб Ильсор принес ему своим изобретением славу, почести, уважение и звание генерала. Воистину, есть чем гордиться древнему роду Ну!
Вот и сидел генерал в своем кабинете, и думает: чтобы такое подарить Самому Себе на эту знаменательную дату... Он думал: все есть, всего избыток. Сокровища, о которых можно только мечтать, званый пир у самого Гван-Ло - на следующий день после посвящения в генералы - редкая и очень значимая честь... Рабы - все самые достойные. Взять хоть этого мальчика Ильсора: какой, однако, самородок в нем теперь проявляется! Взял его в дом - маленького, щуплого, на чем только душонка держалась. А теперь - такие вещи изобретает... Прав был отец, убедивший тогда молодого выпускника купить на аукционе именно этого арзака. Другой вряд ли бы на такое был способен.
Арвис, талантливейший инженер - всего за 5 лет собрала сложнейший циклотрон - такая разработка! О ней даже написали в газетах и его, лично Баан-Ну просили рассказать прессе об этом аппарате. Баан тогда, давясь от переполнявшей его гордости, с упоением рассказывал на центральном телевидении о машине, о ее свойствах. Ему аплодировали, и лучшие заводы дрались-прямо тогда за право обладать правом выпускать эти аппараты серийно. Арвис тогда была там, уже немолодая, с сединой, она демонстрировала возможности уникального аппарата... Разумеется, к вящей славе своего хозяина.
Дарелия - воистину чудо природы: прекрасная, талантливая, одаренная в полном смысле божественными дарами. Так, как она умеет играть на лире, на арфе, на многих других инструментах, и как она умеет вести общение, как изящно себя ведет, складывается впечатление, что сами рамерийские боги подарили ему эту прелестную рабыню, подобную нежному и яркому цветку, или сиянию радуги. Баан часто любовался девочкой, инкогнито, незаметно для нее самой. И оказывал ей особое расположение, в какой-то момент совершенно забывая о том, что она арзачка, а он - ее господин.
Зойсайт - такого арзака Баан-Ну не встречал. Во-первых, ярко-рыжий, ослепительно красивый, глаза - чистые изумруды, огромные, ясные. Во-вторых, талантливый, умный, и идеально следит за своей одеждой, внешностью, за порядком вокруг себя. В-третьих, он знал чрезвычайно много, водил летательные машины любой сложности, умел разговорить самых сложных посетителей. С тех пор, как Зой стал секретарем генерала, проблемы с документацией исчезли, все дела Баана упорядочились.
Этих четырех рабов Баан-Ну не променял бы ни на кого! Он слишком живо ощущал, что именно им может доверять полностью, даже без применения гипноза. И не представлял, что бы делал без них. Доверь любую работу - выполнят, доверь тайну - сохранят. Если конечно гипноз кто-то другой не применит. Вот потому-то Баан-Ну и не хотел, чтобы эти арзаки соприкасались с другими менвитами. Только в пределах работы. Ни в коем случае не лично...
Так что же еще хотел пожаловать себе менвит по поводу присвоения генеральского титула? Он перебирал в уме: сокровища, или новая машина, новый личный вертолет, путевка на лучший курорт Рамерии в провинцию Марриган? Или вилла на берегу моря? Или новый арзак, но такой, чтобы был достоин его доверенных четырех рабов? Но где такого найти?
Взор генерала упал на коллекцию бриллиантов. Пять лет назад их приобрел его отец на столичной выставке. Роскошная коллекция - кто из гостей приходит, все восхищаются. Кто-то даже фотографировал ее. Баан-Ну вспомнил, что эти камни гранил один арзак, из Альдоны, вроде. Какой-то необыкновенно талантливый арзак, и вроде очень красивый. А это идея. Отец Баана, Тар-Ну, ныне проживающий в уединенном имении в горах, тогда хотел купить того раба, но не позволили обстоятельства. А значит... это может сделать он, Баан-Ну. Ведь доход, который тот арзак приносил своими бриллиантами своему господину, мог запросто стать стократ больше для рода Ну! Это и было теперь решение Баана.
Он нажал на кнопку вызова. На пороге появился Зойсайт с документами.
- Зойсайт, узнай все о коллекции бриллиантов, которую мой отец купил пять лет назад, - снисходительно сказал генерал, не дожидаясь поклона раба.
- Да, мой генерал. - Раб поклонился и закрыл дверь. Через четверть часа на столе хозяина лежала распечатка со всеми официальными подробностями о тех камнях, данные по купле-продаже, имя поставщика и раба, который это сделал.
Баан-ну пробегал глазами по бумаге.
- Раба зовут Эльмар ... Асмаррэ? Вот так совпадение! - Все, если Асмаррэ, значит, уже Баана ничего не могло остановить. Вон, Ильсора взять: четырнадцать лет, а такие вещи разрабатывает... Так что говорить о его вероятной родне? - Зойсайт, ты немедленно вылетаешь в Альдону за этим самородком. Ты доставишь его ко мне за любые средства. Коды моих банковских счетов у тебя, права на флаер есть. Вечером зайдешь, я подберу тебе второго компаньона для поездки. И распечатай бланк подорожной.
- Да, слушаюсь, мой генерал. - Изящный поклон. - Кого изволите порекомендовать как компаньона Вы?
- Я буду думать об этом. Впишешь его данные в подорожную, когда я тебе скажу. Иди, иди, поторапливайся!
Зойсайт вышел от генерала со странным предчувствием. Эльмар - брат Ильсора. Он-то знал это.
- Баан захотел приобрести его себе? Нет ли здесь подвоха? В любом случае, Баан не знает, что Эльмара уже давно нет в живых, чуть более двух лет прошло. И эту возможность я использую, как возможность совершенно легально раскрыть тайну его гибели, что за этим стоит... Именно поэтому были положены на стол генерала данные, ничего не упоминающие о смерти арзака. Это ловкий трюк, небольшая хитрость... Зато появилась возможность сдержать слово перед Ильсором и выяснить правду. Может еще какие подробности всплывут из того, что произошло на Рамерии в течении прошедших двух с лишним тысяч лет. Главное, чтобы Гван-Ло не узнал... Он ведь наверняка не забыл тот поединок...
Во время перерыва на обед Зой поделился информацией с друзьями. Он хотел узнать, готова ли Дарелия составить ему попутчицу? В рискованное путешествие по Рамерийской пустыне он не решился брать Ильсора, полагая, что он не вынесет зноя - реакция юного вождя арзаков на солнцепек уже была известна.
Дарелия полностью поддержала друга насчет поездки. Ильсор сказал, что будет скучать... Хотя расстраиваться не будет - с ним же останется Звезда! Тем более что она ласковая, ночь греет, мурчит, да и поможет освоить новые знания, которые необходимо знать юному вождю как начинающему Сейлору. И та же Дарелия убедила Зоя выписать подорожную на Ланата: тринадцатилетнему арзаку полезно будет отправиться в дорогу, начать познавать жизнь, и через рассказы в дороге так же стать сопричастным древней надежде на освобождение своего народа.

Когда Ланату об этом сообщили, понятно, он был на ушах от счастья. Ехать в другую провинцию, да еще с Дарелией, да еще и на хозяйском флаере... Ланат давно засматривался на красавицу-арзачку, и вот, случай поехать с нею вместе представился. Да и этого странного рыжего арзака Ланат надеялся изучить получше. Что-то было в нем непростое, как казалось мальчику, и слишком таинственное, даже на фоне вечно юной Дарелии, она же типичная арзачка. А этот? И где такой отыскался? Кто его знает... Так думал Ланат, отправившийся собирать вещи в дорогу.
Подорожная была подписана вечером. Зойсайт и Дарелия крепко обняли Ильсора, распрощались с Арвис, просили ее тщательно заботиться о Снежке.
- Он замечательный, - сказала пожилая арзачка. - Я буду о нем заботиться. К тому же он ведь телепатически с вами общаться будет! И Ильсора пора давно учить ездить верхом... Так, на всякий случай. Очень трудное и трагичное дело вам стоит раскрыть, ребята. - Арвис сама-то покрылась лиловым смущением. - Как жалко Эльмара, такой прекрасный арзак во всех планах был... Да и невеста у него осталась в Альдоне. Как же страшно это: остаться навсегда невестой, не став женой.
Новенький флаер Баан-Ну вылетел в Альдону на следующее утро. Дарелия и Ланат разговаривали с Зойсайтом, из чего Ланат понял, что этот арзак не такой уж и странный. И доверять ему, пожалуй, стоит начать так же, как он доверял Дарелии.

Серебристый флаер генерала Баан-Ну летел по пустыне в сторону провинции Альдона. Дарелия бывала там неоднократно - за ее долгую жизнь на Рамерии она успевала хорошо изучить разные районы и провинции. Зойсайт и Ланат были здесь впервые. Но рыжий водитель не боялся заблудиться в незнакомой провинции: во-первых, рядом сидела опытная и мудрая Дарелия, во-вторых, везде в трудных местах стояли указатели, а в третьих рядом с приборной панелью расположился навигатор. Хоть навигаторы, как обычно, часто врали, этот работал исправно, Арвис следила за этим, и вся техника в доме Ну работала безупречно. Путешественники с добрым сердцем вспомнили арзачку-инженера, и мысленно пожелали ей удачи.
Ланат боялся пустынь, особенно Рамерийской. Наверное, старинные арзакские байки про это место делали свое дело. Мальчик как завороженный величественностью и благоговейным ужасом, смотрел на бескрайние пески, раскаленные добела безжалостным Сириусом, на кричаще-синее небо над головой, и на узенькую дорожку семафорных столбиков - дорогу для флаеров. Где-то столбики были искривлены песчаными бурями. Видно, что эта конкретная дорога была малоезженной. Дарелия настояла именно на этом пути. Втайне от любопытного Ланата, еще до вылета, она напомнила Зойсайту о том, что ему лучше избегать больших магистралей, чтобы не зарисоваться где-нибудь. Его внешность слишком ярко врезалась бы в память, и о таком необычном арзаке скорее всего, быстро бы узнал Гван-Ло. А это ни для кого не было бы в пользу. Этот «арзак» тогда сжег правителю Рамерии лицо фаерболом, что он, конечно, быстро залечил черными чарами, но он запросто мог встретить виновника сего и расплатиться с ним... Тем более, никаких магических сил Зойсайт больше не имел, не было ни вишневых барьеров, ни телепортов, ни фаерболов. Потому новая встреча с Гван-Ло не была нужна никому. Вот и летели друзья в объезд, по малопроезженной, точнее, по малолетной дороге, надеясь дня через полтора прибыть в Альдону, тогда как по центральной магистрали путь занимал бы чуть меньше одних суток.
Начинало темнеть, огни-семафоры загорались красным сигнальным светом. Сириус садился, заливая пески тревожным желто-оранжевым светом - неестественным, пугающим. Зойсайт уверенно вел машину, Дарелия смотрела на приборную панель. Ланат был поглощен собственными мыслями, которые на данный момент были не из приятных.
- Вы боитесь пустынь? - спросил Ланат товарищей.
- В них много загадочного и опасного. А многих ситуаций в пещерах серьезно стоит бояться, - сказала Дарелия.
- Это связано со старыми арзакскими легендами? - спросил мальчик.
- В какой-то степени да. - Дарелия выжидательно растягивала речь, словно решала внутри, как не напугать Ланата сверхъестественной реальностью Рамерийской пустыни. Она не боялась ее, ведь Сейлор Воина с ее мощью пустынная нечисть вряд ли стала страшить. Но девочка не могла раскрывать Ланату правду о своей миссии. Он бы не понял многого, стал бы расспрашивать, и не только у нее.
- А ты, Зойсайт, боишься?
- О, да... - ответил тот. - Я боюсь неизвестности. И судя по тому, что мне известно об этом месте, Рамерийской пустыни действительно стоит бояться. Она полна очень неприятных сюрпризов: аномалии, магнитные завихрения, парадоксы пространственно-временной связи.
На самом деле Зой, подобно Дарелии, знал о Пустыне из арзакских документов, которые были спрятаны им на Беллиоре в его дворце в точке Z. И о существах, наподобие его собственных бывших слуг, юм, только куда более опасных, юноша ведал почти все. Объяснять это подростку, и так напуганному обстановкой, легендами, да и незнакомостью дороги он не решился, только посмотрел на навигатор. Контрольных семафоров на этом участке трассы не было, и флаер прибавил скорость. Зойсайт надеялся проскочить наиболее опасные с его мнения отрезки пути как можно быстрее. и выжал из флаера максимальную мощь. Машина летела, точно на крыльях.
Границу с провинцией Альдона миновали быстро, не задерживаясь. Дотошный менвит-таможенник, которому на этом участке дороги машины встречались редко, сильно придирался, набивая себе цену, выслуживаясь. «А ведь это единственное, чем мог простой менвит мелкого разряда как-то отличиться», - с сочувствием подумала Дарелия, пока Зой беседовал с таможенником.
- Больно странная вы компания, - смеялся менвит. А сам просверливал глазами всех троих. Ланат стоял абсолютно безвольно, Дарелия скромно опустила голову, чтобы менвит не догадался. Зойсайт обворожительно улыбнулся - как еще в годы темного земного прошлого натренировался выгадывать себе пользу при дворе Берилл. Мягко говорил менвиту по душе, пел, заговаривал зубы... И избегал глаз. Покорно, все как положено. Часа два на это потратил, и добился въезда. Унижением, раболепием - таможеннику, видимо, это и вправду ласкало сердце. Зато въезд в Альдону был открыт. Товарищи переночевали на блокпосту и наутро въехали в провинцию. Важно было добраться до дома Лон-Дара, бывшего хозяина покойного вождя арзаков, и провести расследование на месте. Все понимали, что надо быть предельно осторожными. Ланат во все уши слушал материалы дела - то, что уже было известно по письму Нарвен.
- Нарвен стоит подробно расспросить, - сказала Дарелия. - Она последняя из арзаков, кто видела Эльмара живым. Он умер на ее руках.
- Возможно, она и будет ключом к разгадке... - тихо и очень серьезно произнес Зойсайт.
- А если ей гипнозом стерли память? - спросил Ланат...
- Все может быть, Ланат, - ответила Дарелия, а про себя подумала: "Красная сила радужного Сейлор Воина здесь поможет, в случае чего. Она исцелит Нарвен от последствий гипноза, если таковые имели место. Может, именно мы и спасем ее от отчаяния потери".
Лон-Дар, уже успевший за два года ввязаться в громадные долги, истратить свои миллионы по неизвестным причинам, не больно-то был разговорчив. Как выяснилось, он практически не покидал поместья, чего-то стыдился, и о чем-то серьезно умалчивал. В его репликах, полубессвязных, но яростных, он все время упоминал «мерзкое отродье», «дерзкая дрянь», «гнусный наглец».
- Что он натворил? - спросил Зойсайт. Вопросы задавал он, так как детям, коими Лон-Дар счел Дарелию и Ланата, он вряд ли бы стал отвечать.
- Он подставил меня, не подчинился мне, опозорил меня, и теперь пустил по ветру... Я разорен, нищ, жалок... - Лон-Дар налил себе бокал крепкого вина и опустошил его зараз. - Я ему так доверял, а этот негодяй плел интриги за моей спиной, пользовался моим доверием, вскружил голову девчонке этой, уборщице, как ее... Нару... Нарвен! Да, Нарвен. Она влюбилась в него, а потом сбежала. Это он ей голову запудрил. У-у-у, мразь... Прибить мало!
- Он уже давно мертв, - спокойно и мягко ответил Зойсайт, отодвигая от менвита бокал. А тот и не обращал внимания, что так просто, почти как на равных, общается с арзаком (или почти с арзаком).
- Тогда надо найти эту девчонку Нарвен. Она расскажет вам все, комиссар...
Зойсайт усмехнулся про себя. Его называли комиссаром? Приняли за полицейского... Что ж, в этом было на данный момент его преимущество. И он им пользовался. Вытащим телефон из кармана, сделал вид, как будто это рация. Вызвал на связь Дарелию, и на древнеарзакском языке (пьяный менвит все равно уже не вслушивался) и просил ее обыскать личные дела Лон-Дара, касающиеся двухлетней давности, т.е. смерти Эльмара и побега Нарвен. Вот этого поворота событий никто не ждал. Где же теперь ее искать?
Дарелия поняла, и осторожно, не привлекая внимания хозяина, поднялась наверх, на второй этаж дома и быстро вскрыла сейф - ключи торчали прямо в нем. Вынув нужные бумаги, девочка отсканировала их себе в портативное устройство, положила все на место, заперла сейф на ключ, и оставила все, как было. Разумеется, на ее руках были предусмотрительно надетые перчатки, и вся операция заняла минут двадцать. За это время Зойсайт успел собрать достаточно информации, чтобы покинуть дом Лон-Дара.
- Эльмара отравили, - печально сказал Зойсайт, когда товарищи сели во флаер. - Его в течение полугода специально накачивали смертельными препаратами, чтобы создать иллюзию медленного угасания. Все выглядело вполне естественно. Лон-Дар проболтался об этом лишь косвенно, но все очевидно.
- Я достала все бумаги, касающиеся тех событий: тут судебное дело, заведенное на Нарвен, почему-то перешедшее в серьезное обвинение самого ее хозяина. Все миллионы его пошли на выплату выпуска под залог. Он и сейчас под домашним арестом, по всей видимости... Я все отсканировала, по дороге изучим.
Следующим шагом миссии была цель найти Нарвен, которая с отчаяния могла сделать все что угодно, и где искать ее никто из друзей не представлял. Дело принимало серьезный оборот.
«Эльмар проявил силу противодействия гипнозу... - подумала Дарелия. - Это и дало мотивацию Лон-Дару его убить. На самом деле, обвинили Нарвен в преступлении хозяина. Ну, как обычно, хозяин делает, раб отвечает. Эльмар не выдержал, раскрыл дело, доказал невиновность любимой, и обвинения пали на истинного виновника, Лон-Дара. Но как Эльмара, крепкого здорового арзака, намного более крепкого, чем они обычно бывают, удалось отправить в частную клинику и потом убить? Вот здесь и нужна Нарвен».

Рамерия, 2138 год от Великого объединения. Провинция Альдона

Друзья отъехали на флаере несколько подальше от города и, оставшись вне видимости людей, камер слежения и радиовышек, решили прояснить ситуацию. Дарелия вывела на монитор своего планшета отсканированные данные, и все трое, включая Ланата, принялись изучать данные.
Выходила следующая история:
В доме Лон-Дара собралась очередная пьяная вечеринка, и на этот раз гости гуляли нешуточно. Во время потасовки Лон-Дар выстрелил в одного из своих дружков из бластера и убил его. На вопрос полиции, кто мог это сделать, он показал на служанку-уборщицу: она это сделала. Что, в принципе, могло быть доказуемо - Нарвен была на той вечеринке, как и прочие слуги, убирала посуду, приносила выпивку и закуски, обслуживала гостей. К тому же, на бластере Лон-Дара были обнаружены ее отпечатки пальцев. Что, в принципе, могло объясняться вполне прагматичной причиной. Девушка вытирала пыль в кабинете хозяина и не могла не касаться оружия, когда наводила порядок. А теперь эта пара данных сработала против нее. Во время ареста Лон-Дар просто посмотрел на уборщицу и мысленно что-то приказал. И она взяла на себя вину хозяина - безвольно, безучастно, покорно. Эльмар тогда в порыве гнева ринулся за девушкой, и пытался доказать полиции, что она не причем, пытался опровергнуть обвинение. Взгляды менвитов на него не подействовали, и тогда Лон-Дар понял, что этот арзак способен перебороть гипноз, что он, собственно и сделал.
Пока Нарвен сидела в следственном изоляторе, Эльмар собирал по крупицам данные, без сна и еды, все дни напролет, забыв о себе, о своей работе, об арзакском долге раба. Единой мыслью томился - вытащить из тюрьмы свою Нарвен, ни в чем не виноватую, но оказавшуюся жертвой последствий пьяной забавы хозяина. И это арзаку удалось. На слушании дела арзачки Нарвен Осари, обвинявшейся в убийстве менвита, и осуждающейся на казнь через расстрел, вождь арзаков вдребезги разнес своими тезисами аудиторию, заставил судью пересмотреть решение, и неопровержимо доказал, что произошло на самом деле. Обвинение с арзачки было снято и поставлено на Лон-Дара. Его арестовали, и пришлось внести колоссальный залог, чтобы выйти на свободу. Эльмар понимал, что он подставил себя под сильный удар, к тому же много бессонных полных тревоги ночей довели до истощения даже его крепкий и сильный организм. Во время работы арзак потерял сознание и был госпитализирован. Через полгода он умер - как говорила бумага, от снижения иммунитета, общего истощения организма и случайно подцепленной где-то безтемпературной инфекции. После его смерти Нарвен пропала - сбежала, как говорили данные. В любом случае, в поместье Лон-Дара ее не было.
- Это официальные данные, и на их основе можно получить именно такую информацию, - сказала Дарелия. - Эльмар слишком сильно любил Нарвен, чтобы оставаться безучастным. Да он и не мог поступить иначе. Получается, иначе девушку спасти было невозможно, и он пошел на эту крайность. И то, что с ним произошло в больнице - не следствие истощения или инфекции, а именно намеренное поэтапное отравление, медленное, как раз для судебной медицины, чтобы дать понять, что раб умер своей смертью.
- Но как он мог оказаться в больнице, где его убили? - спросил Ланат. - Это выглядит странно. Разве что сам Лон-Дар сыпанул арзаку что-то в питье - незаметно...
- Но такой, как Лон-Дар, не способен на такое, - высказался Зойсайт. - Он и меня-то за следователя принял. Он же давно пропил все, что у него в уме было. Дело обстояло куда хуже. Арзак до этого мог где-то получить травму, или еще до ареста Нарвен могло что-то произойти, что ослабило организм Эльмара. Хозяин же просто воспользовался моментом, чтобы потихоньку избавиться от раба, переборовшего гипноз. Здесь как раз нам и поможет Нарвен. Она должна все это знать.
- Моя интуиция подсказывает, что поиски Нарвен лучше начать с клиники, где умер Эльмар, - сказала Дарелия. - Причем начать надо не с вопросов докторам-менвитам, а разговаривая с обычным персоналом - арзаками. Они могут быть в курсе как подлинного следствия, так и того, куда могла пойти Нарвен.
Зойсайт кивнул - он тоже был такого мнения. Ланат выдержанно промолчал. А потом спросил:
- Интересно, кто-нибудь из этих арзаков имел понятие, что Эльмар - вождь, или нет?
- Это мы сможем узнать лишь на месте, - настороженно и очень тихо ответил Зойсайт, - так что нам лучше поторопиться. Чем быстрее узнаем, тем лучше.
Зой, когда заводил флаер, и выезжал на шоссе, вдруг отчетливо испугался за Ильсора. Кто знает, не будет ли ему угрожать что-то подобное? Боязнь за подобную ситуацию: Ильсору уже четырнадцать, он запросто может полюбить девушку, причем горячо и преданно, и кто знает, не подставит ли его любовь, как она погубила Эльмара? Надо будет поговорить об этом с Дарелией и с самим Ильсором. Чтобы он не смел ни в кого влюбляться. И Зойсайт вспоминал себя. Он знал, что в его сердце была тьма - с раннего младенчества он был под волей Берилл. И он понимал, что чувства к девушке могут подставить и его самого, и его любовь. Потому он дал однажды себе клятву в ранней юности, почти десять с половиной тысяч лет назад, что не станет влюбляться ни в одну девушку, пока не расстанется с тьмой, пока не одолеет ее. И это спасло его в какой-то степени. Так же и Дарелия наверное, испытывала подобное, что не должна дарить чувства к избраннику сердца, пока ее миссия не окончится. Именно об этом стоит предупредить Ильсора.
* * *
Провинция Альдона, уединенная частная клиника на границе провинции. 2138 год от Великого Объединения.

Клиника представляла собой закрытый особняк с пристройками. Вроде бы, место было очень даже неплохим, даже похоже на курортное. Высокогорье, деревья и травы, чистый воздух, и нет удушающего зноя. Можно было предположить, что клиника эта служила для самых богатых особ, и арзаки попадали туда крайне редко. Впрочем, первое мнение часто бывало обманчивым. Для богатых менвитов - это да, тут действительно было все: лучший сервис и уход, практически курорт. А вот арзаки здесь зачастую использовались как подопытные. На них тестировали препараты, или проверяли инновационные медицинские технологии. Разумеется, многие из них погибали или, выздоравливая, оставались тут, в этом горном городке на границе провинции, и делали обычную обслуживающую работу. Притом, память о прошлом с них начисто стирал гипнозом главный врач.
Это сразу поняли и Дарелия, и Зойсайт, едва посмотрели на лечащий персонал, на пациентов и на некоторых медсестер из арзачек. Одна из этих медсестер в упор посмотрела на гостей, но сделала вид, что ничего не поняла, и прошла мимо. Друзья потом встретились с этой женщиной. Она много страшного рассказала им, словно понимала, что этим людям она доверять может. Или же может уже когда-то виделась с Дарелией, а теперь понимала, что она далеко неспроста прибыла сюда.
Дарелия действительно знала эту арзачку. Обычная простая медсестра когда-то общалась с необычным ребенком, когда ее тогдашний хозяин (сколько лет назад это было) привез ее на обследование именно сюда, чтобы узнать парадокс ее вечного детства. Выяснено ничего не было, врачи признали это биологической особенностью организма девочки, возможно на генетическом уровне - они же не были в курсе подлинной причины этого факта. А вот Лори тогда поняла, что Дарелия - очень необычный ребенок и очень мудрый. И они общались. Правда, недолго. Сама Лори когда-то была пациенткой этой клиники. После аномально трудных родов она с трудом поднялась на ноги, свою новорожденную дочь она так и не видела. Ей очистили память гипнозом, и она осталась здесь обычной обслугой. Про дочь она ничего не знала. Но, Дарелия понимала, что сейчас этой юной арзачке должно быть около восемнадцати лет... О ней ничего не было известно, даже о том, жива ли она осталась.
Дарелия понимала, каково вот так женщине жить, не зная ничего, где ее дочь, кто она, просто с дырой в памяти, и оставаясь рабыней. Зойсайт чувствовал не меньшую боль - вопрос, который задал себе рыжий юноша, был таким: чем они могли бы помочь этой женщине... Но и требовалось выяснить у нее о судьбе Эльмара и Нарвен.
Дарелия спросила ее украдкой о деле двухлетней давности. О судьбе вождя арзаков. Зойсайт показал на свой браслет, и намекнул, что у вождя был такой же. Лори сразу же встрепенулась, и сказала, что прекрасно помнит вождя.
- Такая чудная нежная девушка, и к тому же вождь арзаков! - восторженно шептала Лори. - И мне так жалко ее: жених умер на ее руках, и роду вождя, видимо, не суждено будет продолжиться...
- Вождь - девушка? - спросил Зойсайт.
- Да, на ней был браслет вождя. А он передается по закону только строго тому, кто является вождем.
- Как выглядела эта девушка? - спросил Зой.
- Темно-рыженькие короткие волнистые волосы, зеленый бантик. Худенькая маленькая девчушка. Госпожа Нарвен, наша владычица, наш вождь... последняя, видимо, в роду Асмаррэ... Как она плакала, когда ее жених умер.
- Нарвен была невестой вождя. - Дарелия взяла Лори за руку. - Тот умерший молодой человек был им. А браслет он, видимо, передал ей, чтобы не подставляться.
- А, вон оно что. Значит, она была невеста вождя, и он передал ей браслет как наследнице, как будущей супруге? Да, наверное, так и было. Она ведь одна осталась, кто может, наверное, продолжить его миссию. Скажу вам, дорогие мои, как от сердца, указывающего, что вам можно верить. Вождя нашего привезли сюда с серьезной раной от ножа, в плечо, почти насквозь - она была страшно воспалена, и жутко было тогда представить, как он мог так себя запустить. Было ощущение такое, что рану не лечили, просто меняли повязки. Я тогда выкачивала гной - много гноя, обрабатывала рану антисептиками. Вождь быстро пошел на поправку. Однако после одного звонка из столицы провинции главный врач разбогател невиданно, а господин вождь начал медленно угасать. Не от раны - она заживала достаточно хорошо. А отчего-то другого. Не инфекция, всяко. И не следствие истощения. Он ел хорошо и с аппетитом, пока признаки угасания не стали очевидны. Я тогда провела дополнительное расследование, и выяснила: господина отравили. Препараты, которыми его лечили, содержали микродозы орканата и целлонида, страшных ядов, практически неразличимых при проведении судебной экспертизы. Видимо, случилось самое страшное, что я только могла себе представить: наш господин сумел перебороть гипноз. И об этом узнал его хозяин. Подкупил врача-менвита, и полгода старательно травил несчастного парня. И мы молчали: перед гипнозом мы бессильны. Лишь единицы помнят, что произошло тогда, ибо после смерти вождя вся документация по его делу была сожжена, всем практически арзакам стерли память, но не всем. Я и еще пара медсестер сделали вид, что ничего не помнят. И нас обошли стороной. Одна потом была убита - гипноз выяснил, что она все помнила, мне удалось это сохранить. Будьте осторожны. Если дело касается смерти того пациента, это может быть чревато страшными последствиями.
- Спасибо Вам, госпожа Лори, - Зойсайт тепло поблагодарил женщину.
Дарелия присоединилась к нему, и спросила:
- А где мы можем встретить Нарвен?
- Она живет на отшибе, в Скалистом Отроге. Замкнулась, прибежала издалека, видимо, после смерти жениха сбежала от своего хозяина. Она никого не узнает, называет себя Звездной вдовой... Тронулась, бедняжка, умом, со звездами общается, сидит и часами в небо смотрит. Говорит сама себе: «Звезды знают все... Ты обещал съесть со мной шоколадный пудинг». И все плачет. Бедняжка, я понимаю ее, такая потеря, и так страдать! Попробуйте поговорить с нею, госпожа моя Дарелия! Может, она Вашего голоса послушает?
«Шоколадный пудинг? Звезды знают все? - подумал Зойсайт, но вслух не сказал ничего, хотя дрогнул и резко побелел. - Где-то я уже это слышал... Что-то знакомое. На Беллиоре. Совпадение?»
- Мы попробуем, Лори. Ты молодец! Пожалуйста, не теряй надежды. Скоро, совсем скоро наступит конец рабству. Я чувствую это, - сказала Дарелия.
- Помогай вам Варда и Эру-Создатель!
- Взаимно. - Дарелия и Лори обнялись, Зойсайт галантно поклонился. Ланат пожал храброй арзачке руку.
Все трое незаметно от менвитского персонала клиники вышли на улицу и сели в машину. Зой завел мотор, и Дарелия безошибочно указала, где находился пресловутый Скалистый Отрог. Раньше его иногда использовали арзакские жрецы, или шаманы, или просто люди, искавшие чего-то особого, как место для уединенных молитв. Нарвен знать этого не могла, просто это было место, где она могла быть в одиночестве и спрятаться днем от жары, а ночью от холода или непогоды.
Наверху в горах, среди скал была маленькая площадка с ведущей к ней вырубленной в камне лестницей, проложенной, очевидно, еще в незапамятные времена. На ней, на большом валуне сидела тоненькая девушка в черной накидке с капюшоном. На шум подлетевшего флаера она не отреагировала никак, только безвольно дрогнула. Взор девушки был устремлен в бескрайнюю горную даль.
- Нарвен, - тихо и мягко позвала Дарелия. - Нарвен, мы - твои друзья, мы пришли помочь тебе!
Девушка обернулась, сбросила капюшон. Темно-рыженькая, с бантиком - неизменно зеленым.

Зойсайт вздрогнул снова: именно на Беллиоре он видел практически такую же девочку, влюбленную в его напарника, такого же, как он, темного лорда, которого приказал убрать учитель Кунсайт. Зой отчетливо помнил тот день: с помощью школьницы, чрезвычайно похожей на эту арзачку, он заманил того лорда в ловушку, подставил его, а потом приказал своим слугам убить его - и с тонким цинизмом смеялся: влюбленный в школьницу лорд тоже тогда погибал на ее руках, и был счастлив умереть рядом с возлюбленной. Зой вспомнил все от и до, от фразы до фразы... И понимал, что чисто физически не мог противиться той тьме, что вовсю в тот год владела им. А теперь - ради искупления? Пройти что-то похожее? Подарить надежду этой арзачке, так похожей на ту несчастную, по его, Зойсайта, вине, школьницу? Бывший рыжий лорд сделался еще бледнее, чем был, и присел на камни. Ланат сел рядом с ним. Дарелия подошла к Нарвен и взяла ее за руку. Зойсайт не выдержал, прослезился, подошел к Нарвен и нежно обнял девушку за плечо.
- Это моя вина... - чуть слышно сказал он, обвиняя себя в том, что случилось на Беллиоре, и проецируя это на теперешнюю ситуацию. - Эльмар тебя очень любил...
Нарвен посмотрела в глаза Зою и зарыдала:
- Его больше нет! Моего Эльмара больше нет! Он обещал съесть со мной шоколадный пудинг! Он говорил, что звезды все знают, но они не знают ничего-о-о! - Она продолжала плакать. Потом посмотрела на сидящего Ланата. - И вы пришли посмотреть, что стало с ним? Они все хотели! Они убили его, они отомстили... Он спасал меня, он поранился, вытаскивая меня из их лап...
Нарвен прижалась всем телом к рыжему юноше и продолжала рыдать.
- Успокойся, Нарвен, мы поможем тебе... - сказала Дарелия, а сама подумала: «Только сверхъестественная сила сможет ей исцелиться от отчаяния».
И тут же услышала в сознании ясный голос Снежка: «Перевоплощайся в Сейлор Вегу...»
Дарелия на миг отвернулась, воздела вверх руку с рубеллитовым перстнем и воззвала: «Сияющая Вега, дай мне силу!»
Через три секунды на земле стояла Сейлор Вега в радужной матроске, за спиной развевался красный с белыми полосками воротник, спереди - ярко-красный бант, заколотый пятиконечной звездой из рубеллита. Зойсайт опешил, раскрыл рот... Ланат, ничего не понимая, посмотрел на Сейлор Вегу.
«Красная сила - исцеление! - подсказал голос Снежка. - Скажи: «Песнь Исцеления, в бой!» Это спасет Нарвен!»
Сама Нарвен ничего не видела. Вцепившись в рубашку Зойсайта, она продолжала рыдать, мешая разные фразы, эмоции, выливая через слезы страдания.
- Песнь Исцеления, в бой!!! - воскликнула Сейлор Вега и увидела, как ярко-красная мягкая дымка окутала девушку, на миг отделила ее от Зоя, и минуты через три рассеялась. Нарвен опустилась на землю, полностью обесилевшая. С трудом разлепила глаза, слабо улыбнулась.
- Сила звезды Веги исцелила тебя, - дружелюбно сказала Сейлор Вега, протягивая арзачке руку. Та взялась за нее, и медленно поднялась. - Эльмар любил тебя больше жизни. Он и сейчас в виде звездного духа с тобой. И ты со временем научишься слышать его голос. Он будет помогать тебе даже тогда, когда его в теле рядом нет... Его любовь к тебе и твоя к нему сделают это общение реальным!
Сейлор Вега растаяла, вместо нее секунды через три стояла Дарелия в обычной одежде. Зойсайт так и продолжал смотреть на нее, раскрыв рот.
- Ага, это я... - сказала Дарелия. - Готовься, приятель, и тебя то же самое ждет... Но, давай уже, закрой рот. Нам надо помочь Нарвен.
Зойсайт взял девушку на руки, помог ей удобно усесться в флаере, и все четверо отправились назад. По дороге Нарвен поведала друзьям о том, как во время одной прогулки несколько менвитских молодчиков, очевидно, набравшихся, напали в парке на них с Эльмаром. Они хотели надругаться над нею самой и что-то ужасное хотели сделать с Эльмаром чисто забавы ради. Он тогда вырвался и перебил всю банду - всех шестерых менвитов. И взгляды их на него не действовали, и сила невероятная откуда-то взялась у арзака. И только после битвы Нарвен заметила, что ее возлюбленный в крови - нож одного из менвитов почти навылет пробил плечо. Нарвен перевязала рану, какое-то время Эльмар перемогался втайне, пока не надсадил все силы при составлении оправдания для Нарвен в суде. Тогда его силы и покинули.
- Он поранился, спасая меня, а я не могла спасти его... - всхлипнула Нарвен. И это было последним актом исцеления. Черная удушающая тьма отчаяния оставила ее. Дело было раскрыто, правда о том, что же произошло с Эльмаром, стала известна.
А Ланат все думал: кто же такая была та девушка-воин в матросском костюме? Она странно появилась, проявила чудесную силу и так же странно исчезла... «Надо будет спросить об этом Дарелию», - подумал мальчик.
Зойсайт за рулем улыбался, вспоминая теперь уже не с обидой, как на Беллиоре Сейлор Воины обычно говорили: «Ты, такой-то, зачем ты делаешь то-то! Я боец за добро и справедливость, и я покараю тебя во имя... своей планеты». Юноша представил, как он сам будет произносить нечто подобное, и усмехнулся. «Я боец за добро и справедливость Сейлор Зойсайт, и я несу тебе возмездие...» - звучало действительно нелепо, в любом случае, так казалось ему самому.

@темы: фанфики, другие персонажи, другие авторы, Рамерия, Мон-Со, Кау-Рук, Ильсор, Вселенная книг Волкова, Баан-Ну, Александр Волков