Огненная_Тигрица
Название: Воин Серебряной Звезды. Часть 8
Авторы: RameryStar, Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Вид: кроссовер
Фандом: Тайна Заброшенного замка, Сейлор Мун, Сильмариллион
Состояние: Завершён
Краткое содержание: Юному рабу Ильсору Асмаррэ предстоит вести к освобождению свой народ - арзаков. Уже который год он ищет, как это сделать - его народ уже много веков в рабстве. Неожиданно у Ильсора появляются необычные союзники: вечно юная девочка и странный рыжий парень...
Предупреждение: AU, ООС

* * * *
До объявления результатов набора команды оставалось несколько дней. Эти дни обещали быть волнующими, и один из них таковым и оказался.
Выгадав свободное вечернее время, Дарелия повела Зойсайта в лес близ Бассании, чтобы их никто не подслушивал, ибо разговор был серьёзным. Место для разговора Дарелия выбрала недалеко от Листомудра - в случае возникновения трудного вопроса она надеялась на мудрость хуорна.
- Зой, - сказала Дарелия, - то, о чём я тебя попрошу, очень важно для всех нас. Не только для арзаков, но и для честных менвитов, хоббитов, эльфов, хуорнов и других наших соседей по планете. И не только нас всех. Дальнейшая судьба Рамерии, а также Беллиоры уже теперь зависит от тебя.
- Ну же, не тяни, - Зойсайт мягко обнял Дарелию за плечи, желая её успокоить. - В чём эта важность?
- Некоторое время назад я разговаривала с Эльмаром. Он сказал, что на Беллиоре есть чудесный край, именуемый Волшебной страной. Этот край отделён от остального мира широкой пустыней и высокими горами. Эльмар сказал, что ты знаешь, где находится Волшебная страна, и просил меня, чтобы я попросила тебя, чтобы ты передал координаты Волшебной страны штурману, который будет управлять «Диавоной». Это очень важно, Зой. В Волшебной стране наверняка есть какое-нибудь чудо, которое спасёт Беллиору от захвата. Она только недавно освободилась от двух злобных тиранов, не хватало ей ещё и третьего.
- Ну-ну, не волнуйся, - сказал Зойсайт. - Я обязательно передам штурману координаты Волшебной страны. А Эльмар больше ничего не говорил?
- Только то, что твой зверь-спутник будет рыженьким, как и ты. - Дарелия посмотрела на Зойсайта. - Зой, ну что ты на меня так восхищённо смотришь? Может, я вырасту и вообще страшная буду?
Зойсайт засмеялся:
- Страшная для врагов, а для меня нет. Для меня ты всегда будешь красавицей.
- Так-так-так, - раздался совсем рядом злобный голос. - Двое голубков воркуют под деревьями. Как мило!
Говорившим оказался одетый в чёрные доспехи воин. Сквозь забрало виднелся недобрый огонь.
- А ты кто такой? - спросил Зойсайт.
- Орангор, Хозяин Огненной Равнины, послал меня сюда, - сказал воин в чёрном. - Он знал, что двое голубков придут сюда поворковать, и поручил мне устранить одного из них. Хозяин обожает страдания, и я, пожалуй, причиню их тебе, девчонка.
- Наших обижать? Это переходит всякие границы. Сияющая Вега, дай мне силу!
Через три секунды на месте Дарелии стояла Сейлор Вега.
- А ты ещё кто? - опешил воин в чёрном.
- Я Сейлор Вега, борец за добро и справедливость. Я несу возмездие во имя Свободы.
- Это мы сейчас посмотрим, кто несёт возмездие, - проворчал воин и с такой силой топнул по земле, что в сторону Зойсайта и Сейлор Веги побежала трещина.
«Фиолетовый цвет - равновесие, - услышала Сейлор Вега голос Снежка. - Скажи: «Песнь Равновесия, в бой!» - это остановит трещину».
- Песнь Равновесия, в бой! - воскликнула Сейлор Вега. Фиолетовый луч, вырвавшийся из рубеллитового кольца, угодил в трещину, и та затянулась, словно её и не было.
- Ты сильный боец, - сказал воин в чёрном, - но это ничего не отменяет.
И в Сейлор Вегу полетел искрящийся чёрный шар.
«Голубой цвет - сила ветра, - раздался голос Снежка. - Скажи: «Музыка Ветра, в бой!» - это поможет».
- Музыка Ветра, в бой! - воскликнула Сейлор Вега.
Вырвавшийся из кольца вихрь столкнулся с чёрным шаром и уничтожил его.
- Музыка Просветления, в бой! - не замедлила воспользоваться замешательством воина Сейлор Вега.
Вырвавшись из кольца, желтый свет угодил в воина. Пламя под забралом исчезло, чёрные доспехи исчезли, на месте воина появился призрак с длинными, пепельного цвета волосами.
- Учитель Кунсайт? - ошарашено спросил Зойсайт.
- Всё правильно, - сказала Сейлор Вега. - Орангор не собирался никого убивать. Он хотел нанести тебе психологический удар, чтобы сломить тебя.
- Это правда, - сказал Кунсайт, опустившись на колени и упёршись руками в землю. - Орангор хотел, чтобы я в тот момент, какой сочту нужным, явил своё настоящее лицо. Прости, Зойсайт. Я против своей воли пришёл сюда.
- Таких случайностей не бывает, Кунсайт, - сказала Сейлор Вега. - Ты упустил шанс исправиться, данный богом, но временами такой шанс могут дать смертные. Много лет назад призраки воинов-клятвопреступников искупили свою вину, потому что король Элессар дал им шанс исправиться. А ведь король Элессар был смертным. Мандос дал тебе шанс исправиться, Кунсайт, но из-за своей гордости ты упустил его перед лицом смерти. Может, теперь ты воспользуешься шансом исправиться, данным смертными?
- Воспользуюсь, - ответил Кунсайт. - Ты очистила меня от зла, а вместе с ним и от чрезмерной гордости.
- Ну что, Зой? Дадим ему шанс исправиться?
- Дадим, - кивнул Зойсайт.

- Просто не верится, - сказал Зойсайт, когда Дарелия смазывала его вновь заболевшие шрамы целебной мазью, приготовленной по рецепту бабушки. - Учитель Кунсайт получил ещё один шанс исправиться.
- Бывает и такое, - пожала плечами Дарелия. - Теперь-то он уж точно не упустит своего шанса. Шанс исправиться, данный Мандосом, давал Кунсайту возможность переродиться. К сожалению, Кунсайт его упустил. Шанс, который дали мы с тобой, позволит Кунсайту попасть в Валинор, ибо даст ему возможность искупить свою вину за то зло, которое он совершил при жизни. Надеюсь, это успокоит твои терзания.
- Уже успокоило, - сказал Зойсайт. - А знаешь, Дарелия, твоя бабушка действительно знала толк в травах. От этой мази мои шрамы ещё в прошлый раз стали болеть меньше.
- Значит, я буду использовать мазь, пока шрамы не перестанут болеть окончательно, - засмеялась Дарелия.
- Кстати, ты не будешь против, если я буду звать тебя просто Лия? - спросил Зойсайт. - Всё-таки тем, кого любят, всегда дают уменьшительно-ласкательные имена.
- Я не против, - ответила Дарелия. - Зови меня Лия, сколько душе угодно.
- Опять воркуете? - насмешливо спросил заглянувший в комнату Ланат.
- А ты что здесь забыл, Ланат? - спросила, резко встав, Дарелия. - Опять насмехаться пришёл или Зойсайта хочешь добить?
- Я не... - начал Ланат, но Дарелия направила на него оказавшуюся под рукой книгу:
- Не подходи к нему! Думаешь, я не понимаю трагизма ситуации, в которой оказался Зойсайт?! Его учитель Кунсайт был ему как отец точно так же, как мой учитель заменил отца мне! Однако для своего учителя Зойсайт был пешкой, в то время как мой учитель относился ко мне как дочери! Думаешь, это справедливо?! Разве справедливо, что Зойсайту, в отличие от меня, не повезло с учителем?! Оставь его в покое хотя бы ненадолго!
- Да, Зой, повезло тебе с девушкой, - сказал Ланат, прежде чем уйти. - Береги её. Счастливый ты.
Когда Ланат ушёл, Дарелия села на кровать.
- Ты действительно считаешь несправедливостью, что мне не повезло с наставником так, как тебе? - спросил Зойсайт, сев рядом.
- Да, - кивнула Дарелия. - Это жуткая несправедливость. Если бы Кунсайт брал пример с Аполлона, он, возможно, получил бы возможность переродиться. А так?
Не удержавшись, Дарелия заплакала.
- Ну не плачь, Лия. - Зойсайт нежно прижал девочку к себе. - Не надо. Не плачь. Всё будет хорошо.
Зойсайт хотел успокоить Дарелию, но в то же время понимал, что ей нужно выплакаться. Она так остро восприняла его ситуацию с учителем, что ей просто необходимо было поплакать.

Рамерия, 2146 год от Великого Объединения. Граница между провинцией Бирена и Столичным округом, где-то в 20 милях от Рамерийской Пустыни.

Место было полупустынное, опаленное Сириусом и овеянное безжизненными ветрами. Поселений людей здесь не встречалось. На многие мили в округе здесь не было ни души. Стык двух провинций в том месте, где ближе всего была ужасающая Рамерийская Пустыня, был выбран для постройки космического корабля. «Диавона» - «Неуловимый» - так именовалось техническое чудо, созданное инженерами Ильсором Асмаррэ и Арвис Истар. В официальной прессе имен арзаков не называли, но Баан-Ну, хозяин обоих арзаков, знал, что и конструкция, и чертежи, и все усмотрения для столь совершенного аппарата для дальнего, возможно, на многие годы растягивающегося полета - всецело их заслуга.
Проект «Диавона» был победителем конкурса технических аппаратов, несколько лет назад объявленного самим Гван-Ло. Мечта Баан-Ну - далекие звезды, увлекательная экспедиция, путешествие по бескрайним просторам космоса завораживали его. И он вдохновенно сидел часами и мечтал... Мечтал, как та цветущая планета Беллиора, о которой с таким восторгом говорят в прессе и на всех телевизионных каналах ведущие астрономы Рамерии, ляжет под его ногами, где он сам будет себе хозяином. Где можно и игнорировать тот закон Гван-Ло о неравноправии менвитов и арзаков, и он наконец-то сможет по достоинству поблагодарить Ильсора и Зоя, на равных пожать руку Арвис... Арвис, жалко, что по возрасту эта замечательная женщина не летит в экспедицию.
И Баан-Ну, конечно же, начинал продумывать, как он будет завоевывать цветущую планету. Повесть «Завоевание Беллиоры» была своего рода дневником, мыслями генерала, в которые он записывал под видом вымышленных событий свои личные чаяния и надежды. Его самостоятельная работа, не та, которую он бы приписал рабу или рабыне, а его личная работа, личное достижение, за которое совесть бы не укорила его, что генерал смеет присваивать себе не свою заслугу. В этом было утешение его души. И он ждал, когда красавица «Диавона», его мечта, его слава, его надежда на новый, лучший, совершенный мир, будет готова.
Экипаж из менвитов - в основном, профессиональных военных, летчиков, ученых, был согласован лично с самим Гван-Ло. Еще бы, такая почетная возможность прославиться в века, как первопроходцы новой планеты, была у всех на слуху. Достойнейшие из достойных оказались в экипаже: полковник Мон-Со, сын важного военного чиновника Эр-Со, старинного друга семьи Ну, был в числе руководящих постов. Командиром эскадрильи и ответственным за боевые вылеты непосредственно на самой Беллиоре был назначен подающий большие надежды, исполнительный и талантливый, очень серьезный полковник Мон-Со. Заместителем самого командира, генерала Баан-Ну, был назначен полковник Кау-Рук, сын Ману-Рука, богача из Марригана, у жены которого работала сестра Ильсора Анэт, она же Такседо-Спрайт. Кау-Рук был человеком очень незаурядным, умным, талантливым во всех отношениях. Он был образован и начитан даже больше, чем положено для военного. К тому же, его отношение к арзакам было далеко не таким, как было принято на Рамерии у менвитов практически с пеленок. Он по-человечески смотрел на арзаков и во многом, что казалось странным для многих, мог совершенно спокойно сказать спасибо рабыне, принесшей ему чай, или рабу, принесшему ему планшет с данными. Глаза полковника Кау-Рука были не просто умны - они были мудры и загадочны. Очень непростой он был человек, и многим менвитам казался странным. Был себе на уме, всегда имел свое собственное мнение, и иной раз предпочитал делать многие вещи по-своему... Это называли неисполнительностью, нестандартом, но именно Кау-Рук был назначен заместителем командира звездолета.
- Не назначаю его командиром экипажа по той причине, что в нем мало исполнительности... - так сказал про него сам Гван-Ло. Впрочем, Кау-Рук отнесся к этому с философским спокойствием. Он улетал, и практически не жалел расставаться с родиной. Впереди его ждали приключения, слава, полет требовал находчивости и эрудиции... И если кто и удерживал его на родине - была прекрасная девушка, молодая арзачка с длинными гладкими черными волосами и темно синими, почти космическими глазами. Анэт Асмаррэ. Его принцесса - Кау-Рук за глаза, втайне от самой девушки, любовался ею. И это тайное прозвище «моя принцесса», данное полковником рабыне, было не случайно - что-то высокое видел он в арзачке. Словно тайным, пока еще не ведомым чутьем поймал менвит, что Анэт и была настоящей принцессой, дочерью вождей арзаков, прямым потомком древних арзакских королей. Кау-Рук не мог знать об этом. Потому прозвище "Моя принцесса" было его личным маячком света, ели личной отдушиной. Он не сомневался, что однажды сможет встать рядом с Анэт и посмотреть на нее, не как хозяин на рабыню. И эту надежду Кау-Рук увозил с собой.
Проницательная Дарелия догадывалась о чувствах Кау-Рука, но предусмотрительно и благоразумно умалчивала об этом до времени.
Медициной на «Диавоне» будет заведовать майор медицинской службы, доктор Лон-Гор, очень умный и можно сказать, гениальный врач. Человек скромный, исполнительный, честный. При нем ассистенткой стояла юная Гелли, дочь Мельдориэн из Бирены, не менее способная к профессии врача, чем и ее мать. А ведь именно Мельдориэн, добрая Мелли вытянула практически с того света Зойсайта, когда он был заброшен на Рамерию Мандосом после чудовищного чародейского ожога королевы Берилл. Мелли знала свое дело, Зойсайт поднялся на ноги, хотя другие врачи, взглянув на его тогдашнее состояние, наверняка бы просто отказались от него. И Гелли, как и ее мать, была мастером своего дела. Неудивительно, что Лон-Гор своей ассистенткой в грядущей экспедиции выбрал именно ее, в обход менвиток, лучших выпускниц медицинских университетов Рамерии. Можно было себе представить, что испытывали те дамы, когда узнали, что в экспедицию галактического масштаба главный специалист Лон-Гор выбрал не их, менвиток с превосходными резюме, а безродную рабыню откуда-то из провинции. Им не понять было, за что Лон-Гор оценил простую и милую Гелли. А она понимала. И верила, что сможет оправдать его доверие.
Именно Лон-Гор и проводил обследование всего экипажа перед полетом. Арзаков, менвитов и всех, кроме него самого, командира Баан-Ну, полковников Кау-Рука и Мон-Со, предлагалось усыпить анабиозом. Это было предусмотрено Зойсайтом и Арвис для сохранения в длительном сне при глубоком переохлаждении всех жизненных функций организмов людей, и тем самым помогло бы сэкономить запасы провизии, воздуха и прочего необходимого для жизнеобеспечения бодрствующих членов экипажа.
Из арзаков генерала в экспедицию отправлялись радист Ланат, повариха Морни (Баан-Ну не мог прожить без блюд, которые она готовила, и даже в меню командира экипажа велел назначить блюда по ее фирменным рецептам), и еще ряд арзаков.
Планировалось усыпить в анабиозе всех членов экипажа. Баан-Ну с этим категорически согласен не был. Тройку его любимых рабов: прелестную юную Дарелию, преданного и умного Ильсора и мудрого красавчика Зойсайта он приказал не усыплять. И мало того, он решил взять с собой на борт зоопарк: ранвиша и единорога-коня. Дарелия уговорила генерала взять на борт домашних любимцев, и Баан-Ну, относящийся к Дарелии по-особенному, без труда согласился. Тем более, он сам любил животных, и ему было бы приятно, что в экспедиции с ним вместе летят домашние любимцы. И на двух животных была выбита подорожная и выделены камеры для анабиоза. Оба питомца должны были так же проспать в течение полета.
Лон-Гор, услышав заявление Баан-Ну о том, что он пожелал не усыплять своих трез любимых рабов: музыкантшу, техника и секретаря, пришел в недоумение. Организмы арзаков вообще-то, по сути, не особо сильные - такова генетика. И не рекомендовалось бы бодрствовать им в течение неизвестно какого времени. Длительный полет неизвестно как бы сказался на этих рабах. Генерал, однако, настаивал. И врач назначил испытания.
Арзаки, что Дарелия, что Ильсор с Зоем, прекрасно проходили подготовку. Интеллектуальные навыки, скорость реакций... Наконец самое страшное: имитация космической невесомости и гравитационные перегрузки. Ильсор и Дарелия без труда это выдержали: обряд превращения в Сейлоров не прошел бесследно. Даже хрупкий Ильсор прошел испытания без труда, словно и не был там. А вот Зойсайта откровенно шатало после теста на невесомость. Он, оказавшись в тестере, собрал волю в кулак, вспомнив разом прошлую жизнь. Вот он висел на кране, имитируя Сейлор Мун, вот гонялся за отъевшимся толстенным зеленым котом по канализации беллиорского мегаполиса, и даже парить в воздухе умел - это, конечно, все достигалось магией Темного Королевства, но именно память опыта помогла рыжему юноше собраться и не свалиться раньше нужного. Вышел он из камеры испытания бледнющий, но с достоинством, ни тенью мысли не показывая свои подлинные ощущения. Лон-Гор поставил ему удовлетворительно. И уж потом Зой свалился на руки Ильсора и Дарелии, когда оказался с ними наедине. Из гравитационного ускорителя рыжего беднягу пришлось увозить... Ясно одно - только анабиоз. Безапелляционно.
Насчет Дарелии - тоже Лон-Гор настоял на анабиозе - детскому организму не под силу будут перегрузки космоса даже с такой совершенной системой защиты, как у «Диавоны».
- Она биологически - ребенок, ей 11 лет... И неважно, что она живет уже огромное количество лет. - Лон-Гор здесь тоже уломал генерала на согласие.
А Ильсор - у него иммунитет с детства оставлял желать лучшего. Дотошный Лон-Гор докопался до медицинских данных арзакского гения, и несколько раз перечитывал записи... Только в анабиозе.
Ничего не оставалось делать Баан-Ну, как только принять данные медицинского светила. Накануне старта звездолета Дарелия, Зойсайт и Ильсор с его сестрой Анэт (полковник Кау-Рук настоял на ее полете), равно как и их товарищи Гелли, Ланат, Морни, и домашние питомцы Снежок и Звезда были охлаждены в анабиозе.
Полковник Кау-Рук, кроме заместителя командира поставленный так же и на должность звездного штурмана, внимательно изучал некие записи, которые ему незадолго до старта звездолета, вручил один из разработчиков звездолета, такой тоненький, рыжий зеленоглазый арзак. Он уверял, что точно знал, как пойти по курсу до Беллиоры, минуя разные каверзы космического пространства, включая гипертоннели, гравитационные аномалии, пространственно-временные коридоры. И указал координаты на той планете, куда они летели. Арзак говорил, что это безопасное и энергетически благоприятное место для господина Баан-Ну, чтобы он мог на первых порах остановиться там. Кау-Рук тогда немало удивился, откуда выглядящий совсем юным этот странный рыжий арзак с невероятными магнетическими зелеными глазами это все знал. Звездная карта, положенная перед рабом, вообще смутила опытного и умного полковника: уверенной рукой с зеленым маркером этот арзак необычайно уверенно показал весь путь. Показал данные координат далекой планеты. И на вопрос, где это раб это все узнал, странный юноша поднял на будущего штурмана свои глубокие зеленые глаза, и сказал: «Я просто в детстве звезды любил».
Штурман, разумеется, легкой кроткой отговорке раба не поверил. Просто тот взор, что вскинул на него раб, был древним, и мудрым. Казалось бы, арзак был не старше лет восемнадцати, но его глаза таили мудрость, которую могло дать только время.
«Загадочный арзак, - подумал тогда штурман. - Вот прилетим, и если все окажется правдой, а правдой это должно оказаться всяко, эти глаза не могут лгать - и я подробно его обо всем расспрошу. Не может он быть просто арзаком. Как и та рабыня, которая не становится старше одиннадцати лет... Что ж, может, это как-то связано со старинными арзакскими преданиями? Надо в полете это изучить... Не все, что впаривает умам рамерийцев Гван-Ло, - правда. Большая часть - это лапша на уши, но приправленная правдой. Так искусно, с подтасовкой фактов, что только очень пристально всмотревшись, можно увидеть правду. Может и было так, что Гван-Ло просто манкировал фактами Рамерии, чтобы завуалировать пугающие или угрожающие его власти данные? Надо в пути изучить данные по истории Рамерии. Жалко, что арзакские предания уничтожены...»
С такими мыслями Кау-Рук, заместитель командира «Диавоны» и ее штурман поднялся в кабину управления. Баан-Ну, Лон-Гор и Мон-Со стояли рядом.
На взлетной площадке стояли толпы народа: менвиты, арзаки... Бесчисленная толпа репортеров... Арвис стояла, в парадной светло-зеленой форме, тихо смахивая платочком слезы... Ее детище. Ее с Ильсором «Диавона». Такая горделивая и красивая, сложнейшая машина. И там сам Ильсор и милая Дарелия, ее любимцы. И тот Зойсайт, который был когда-то правителем страны, носил генеральский китель... Спят все трое, и зверюшек своих забрали. И Ланат там же, шустрый, неугомонный Ланат, всегда оптимистичный, задорный, и посмеяться над кем-то любил, но не со зла. Просто характер такой. Хоть бы с ними все обошлось. Великая Вардинн, Варда Звездная поможет им там. Эру Единый Создатель...
Арвис уже не сдерживала слез, волнуясь, чтобы у любимых ею звездонавтов все получилось благополучно.
- К свободе летят они, госпожа Арвис, - чей-то голосок рядом. Нарвен, все почти такая же. Искренняя, добрая. Все с тем же зеленым бантом на темно-рыжих кудряшках. Видно - знает девочка, что говорит. Ее покойный жених, ныне звездный дух, наверняка сказал ей это в утешение...
Данор - серьезный, сосредоточенный, волновался перед стартом: удачно ли все будет? Ведь на обычных межпланетных кораблях и станциях сколько было всего непредвиденного. А тут лететь на другую планету, совершенно в другую систему. Полет длиной в десятки лет.
Министр обороны Рамерии господин Тор-Лан сам лично присутствовал при старте. Он и начал отсчет.
- Во славу величайшего и достойнейшего правителя Рамерии Гван-Ло экспедицию по присоединению Беллиоры к владениям Рамерии объявляю открытой. Горр-Ау!!!
- Горр-Ау!!! - восклицали менвитские офицеры на взлетной площадке. Тар-Ну, Ману-Рук и Эр-Со так же пришли проводить своих сыновей. Они гордились ими. Лучшим из лучших выпала честь прославить имя Гван-Ло вдали от Рамерии, вступить первопроходцами на неисследованную цветущую планету.
Много было сказано пафосных слов. Тор-Лан не скупился на слова. И начал отсчет:
-10, 9, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2, 1, 0... Пуск! Поехали!!!
«Диавона» дрогнула всем корпусом, медленно выпуская клубы топлива, начала отрываться от площадки и взлетела вверх. Через некоторое время она исчезла из вида.
- Прощайте, родные мои, - все еще продолжала плакать Арвис. - Вы вернетесь со свободой.
* * * *
Дарелия знала, что анабиозом называют сон в глубоком переохлаждении, поэтому не удивилась, когда оказалась в уже знакомом саду в Елисейских Полях. Аполлон всегда призывал её в свой сад, когда она уже спала. Удивило её другое.
- Где это мы? - услышала девочка голос Ильсора.
- Ильсор? Зойсайт? - Дарелия очень удивилась, увидев рядом с собой друзей. - Вас тоже сюда призвали?
- Похоже, - ответил Зойсайт, оглядываясь. - Что это за место?
- Райский мир Елисейский Поля, - пояснила Дарелия. - Не бойтесь, мы не умерли. Нас призвали сюда во сне. В этом саду любит отдыхать мой учитель Аполлон. Идёмте, он, наверное, сейчас сидит под своим любимым кипарисом и играет на кифаре.
- Красивый, однако, у него сад, - сказал Зойсайт, когда ему на нос сел махаон. Когда бабочка шевелила крыльями, казалось, что Зойсайт надел маску.
Ильсор не смог сдержать усмешки:
- Красиво смотришься, Зой. Ты, похоже, понравился этой бабочке.
Действительно - спорхнув с носа Зойсайта, махаон покружился вокруг него и сел на указательный палец его левой руки.
- Тут, похоже, всё дышит добротой, - сказал Зойсайт, посмотрев на бабочку и отпустив её.
- Мы пришли, - сказала Дарелия и указала на кипарис перед ними. Под деревом сидел златокудрый юноша и играл на кифаре. - Учитель Аполлон!
- Дарелия, - сказал Аполлон, отложив в сторону кифару, - как хорошо, что ты и твои друзья так скоро пришли.
Подбежав к учителю, Дарелия уткнулась лицом в его плечо и заплакала:
- Учитель Аполлон, почему такая несправедливость? Почему Зойсайту не повезло с наставником так, как мне? Чем он заслужил такое к нему отношение? Почему мойры к нему так несправедливы?
- Успокойся, милая, не плачь, - мягко сказал Аполлон, погладив ученицу по волосам. - Во всех мирах северный регион очень суровый. Это и оставило свой отпечаток на Кунсайте. Он был правителем северного региона Беллиоры и оттого чрезмерно гордый. Но я рад, что вы с Зойсайтом дали ему шанс исправиться и попасть в Валинор.
- А другие лорды Беллиоры?
- Нефрит уже в Валиноре. Простив Зойсайту все обиды, он заслужил прощение и дорогу в Валинор. А попадёт ли туда Джедайт, это зависит уже от его выбора. Если он примет шанс на исправление, который ему дадут смертные, то его счастье. Если не примет, его ждёт один из миров-тюрем, и не дай Эру Создатель это окажется Тартар. Мир-тюрьма, которым правит мой дядя, очень суров. Один Цербер чего стоит.
- Теперь я вижу, что Дарелии действительно повезло с учителем больше, чем мне, - сказал Зойсайт. - Кунсайт никогда ко мне так не относился. Видимо, гордость мешала ему видеть во мне сына.
- Я знаю, Зойсайт, - кивнул Аполлон. - Знаю и то, что ты хочешь остаться на Рамерии. Я не удивлён: ты совсем арзаком стал, и Рамерия приняла тебя как родного сына. Подойди поближе.
Зойсайт выполнил просьбу бога.
- Я знаю, что связывает вас двоих, - сказал Аполлон и соединил руки Дарелии и Зойсайта. - Как говорят на Беллиоре, что бог соединил, человек разъединить не в силах.
Посмотрев на Ильсора, Аполлон добавил:
- Ты тоже встретил свою любовь, Ильсор, хоть и не знаешь этого. Она летит вместе с вами тремя на Беллиору.
- Неужели это Гелли?
- Да, да, - кивнул Аполлон. - Добрая и милосердная Гелли. Она тоже любит тебя, хоть и не догадывается об этом. На Беллиоре она это поймёт. Считай, Ильсор, что я и вас обручил. Не дело любящим сердцам быть в разлуке. А теперь подойдите ко мне все трое.
Каждого из своих гостей Аполлон поцеловал в лоб.
- Меня не зря называют не только богом искусства, но и богом света, - сказал он. - Мой поцелуй даст вам щит, скрывающий вас от глаз Тьмы. Когда вы прилетите на Беллиору, а затем вернётесь на Рамерию, ни один тёмный властитель не сможет вас обнаружить. Я хочу помочь вам сохранить инкогнито до тех пор, пока вы не будете готовы нанести Гван-Ло решающий удар.
- Дагор Дагоррат, - прошептала Дарелия.
- Для прежней Рамерии это действительно будет последняя битва. Но вы трое примете участие в возрождении планеты.
- Вы были правы, учитель, - сказала Дарелия. - Моя судьба действительно стала судьбой многих.
- Ты всегда была необычной, Дарелия, - улыбнулся Аполлон. - Твоя детская непосредственность и наивное сердце делают тебя такой особенной. Даже когда ты станешь взрослой, ты сохранишь их и будешь смотреть на мир глазами ребёнка. Я знаю это.
Аполлон перевёл взгляд на Зойсайта и Ильсора:
- Берегите её, друзья мои. Особенно ты, Зойсайт. Она мне как дочь, и я не хочу, чтобы с ней что-то случилось.
- Мы не допустим этого, - сказал Ильсор. - Я не позволю никому обижать ни Дарелию, ни Зойсайта. Они моя семья, как и Анэт с Нарвен и Арвис. Семья - не только кровное родство, так что Зойсайт, Дарелия, Нарвен и Арвис были и остаются моей родной семьёй.
- Золотые слова, - сказал Аполлон. - Оставайтесь в моём саду на время полёта «Диавоны». Вы этого времени не заметите и покинете сад в той очерёдности, в какой вас будут будить. За ваших друзей не беспокойтесь - о них позаботятся.
- Останемся, а? - спросила Дарелия. - Аполлон своих слов на ветер не бросает.
- Останемся, - хором сказали Ильсор и Зойсайт.

@темы: другие персонажи, другие авторы, Рамерия, Мон-Со, Кау-Рук, Ильсор, Вселенная книг Волкова, Баан-Ну, фанфики, Александр Волков