Огненная_Тигрица
Название: Воин Серебряной Звезды. Часть 11
Авторы: RameryStar, Огненная_Тигрица
Жанр: Фэнтези
Вид: кроссовер
Фандом: Тайна Заброшенного замка, Сейлор Мун, Сильмариллион
Состояние: Завершён
Краткое содержание: Юному рабу Ильсору Асмаррэ предстоит вести к освобождению свой народ - арзаков. Уже который год он ищет, как это сделать - его народ уже много веков в рабстве. Неожиданно у Ильсора появляются необычные союзники: вечно юная девочка и странный рыжий парень...
Предупреждение: AU, ООC

«Диавона» начала нарезать круги вокруг Беллиоры, подойдя к ней да достаточное для наблюдения, и вполне безопасное расстояние. Автоматические бортовые телекамеры и ультрамощные сканеры изучали атмосферу планеты, ее состав, подстилающую поверхность рельефа. И прочие параметры, которые можно было измерить без непосредственного нахождения вне звездолета. На демонстрационных экранах в рубке командира, как и в зале, где собрались менвиты, появились голубые очертания незнакомой планеты. Завоеватели вглядывались в расплывчатые пятна неизвестных им океанов, морей, темных гор, желтых пустынь, зеленых долин и лесов. Долгий полет и жизнерадостная настройка, которую задал своими речами Баан-Ну всему менвитскому составу экипажа, притупили чувства самосохранения звездонавтов, и они восторженно рассматривали поле своей дальнейшей деятельности. И тем не менее, в самых глубинах своих душ они ощутили потаенно волнение - то и дело проскальзывали тревожные мысли: «Что-то ожидает здесь непрошеных гостей?»
Не был чужд этому волнению и сам командир корабля. Мысли о нежданных трудностях и смутном опасении чего-то страшного на этот раз взяли верх над оголтелым оптимизмом, и Баан-Ну велел Ильсору, единственному рабу, присутствующему на совещании менвитов, переключить увеличение камер наблюдения, чтобы подробнее рассмотреть поверхность земли.
Ильсор быстро щелкнул пультом управления камер и сканеров, и вдруг на экранах замелькали изображения больших городов с многоэтажными зданиями, заводов, аэродромов, кораблей, зенитно-ракетных установок...
Баан-Ну в ужасе впился глазами в экран:
- Как? Этого же не должно было быть! Беллиора не просто обитаема. Она вооружена! Ильсор, срочно включи маскировку!
Вождь арзаков нажал кнопку на панели управления, чтобы выпустить вокруг звездолета особое защитное вещество. «Диавона», как спрут, выпустила из специального люка в корпусе темное маскировочное облако газа с намагниченными дисперсными частицами металлоорганической природы, плотно окутавшее корабль, но при этом не нарушавшее видимости через камеры наблюдения. Намагниченные наночастицы благодаря созданному вокруг звездолета электромагнитному полю удерживались около его корпуса, не позволяя газовой фазе смеси рассеяться в пространстве, и создавалось общее видение большого неопределенного темного объекта. С такой маскировкой ни один самый мощный телескоп Беллиоры не смог бы обнаружить громадину рамерийского звездолета. Вместо нее астрономы с Беллиоры увидели бы бесформенное темное облако или аномальную тучу, но никак не ракету. Разумеется, значения его никто с Беллиоры не смог бы разгадать. Благодаря этому покрытию космический корабль инопланетян в полной безопасности приближался к Земле.
А менвиты продолжали суетливо, в явном страхе, просматривать виды Беллиоры. Баан-Ну забрал пульт у Ильсора и сам щелкал и щелкал им. И чем больше смотрели менвиты снимки, тем большее недоумение и опасливость появлялись на их лицах. Генерал, штурман и экипаж воочию, отчетливо видели железные дороги, каналы, возделанные поля, мощные укрепления, на рейдах больших портов громадные корабли, с палуб которых грозно смотрели в небо стволы орудий. В глазах менвитов, доселе полагавших, что Беллиора необитаема, появилось недоумение и нерешительность. Кау-Рук, давно подозревавший, что технический прогресс Беллиоры вполне высок (а догадываться об этом он начал после того, как Зойсайт вытащил «Диавону» из временной аномалии полтора года назад), в упор посмотрел на Баан-Ну, и самодовольно усмехнулся.
- Я ведь предупреждал Вас... - говорил прямо в сердце генералу пронзительный взгляд штурмана.
А сам Кау-Рук все более убеждался в подозрениях насчет Зойсайта: подобно той арзачке, рабыне генерала, которая остается одиннадцатилетней на протяжении неизвестного времени, тот рыжий раб тоже наверняка уже долгое время остается застывшим в своем возрасте. И не исключено, что он сам лично мог летать до Беллиоры. Иначе откуда у него такая уверенность в карте, в навигации, в звездном пространстве, да еще и в пространственно-временном коридоре, к тому же в шестнадцати годах лета от дома... Он был на Беллиоре! Это всяко... С такими размышлениями Кау-Рук смотрел на изображения камер в демонстрационном зале.
- Да, - хмуро произнес генерал, поймав укоряющий взгляд Кау-Рука, - эту цивилизацию не поставишь на колени одним ударом. И тут не спустишься на планету в любом месте. «Диавону» расстреляют прежде, чем мы успеем открыть люк.
Как вполне нормальный генерал, профессиональный военный, Баан-Ну справедливо и закономерно полагал, что инопланетный корабль вряд ли встретят на Беллиоре миром. Сам он именно расстрелял бы залетевшую на Рамерию чужую ракету, осмелившуюся сесть на ее поверхность.
Менвиты снова и снова совершали полеты вокруг Беллиоры, ища на этот раз безопасное для посадки место. Такое, чтобы его месторасположение оказалось подальше от больших городов, морских портов и мощных укреплений. Там можно скрыться до поры до времени, пока рабочие, наставляемые Ильсором, не соберут вертолеты: с них легче производить разведку, чем со звездолета-гиганта.
Корабль совершал все новые и новые витки над Беллиорой. Наблюдения продолжались. Пробы воздуха показали, что атмосфера Земли мало отличается от рамерийской и вполне пригодна для дыхания Пришельцев. Еще бы - раз на Беллиоре есть жизнь, стало быть, есть и воздух? Логично... И воздух похож на рамерийский, так как примерно все жизненные формы в пределах известного рамерийцам мира предположительно имели аналогичный биологический состав.
Кау-Рук достал изрядно помятую за семнадцать лет полета карту с пометками Зойсайта и прочел координаты, которые он отметил для точки посадки. И перевел внимание камер наблюдения на этот конкретный участок планеты. И, о чудо! Это было именно то место, которое отвечало всем требованиям генерала Баан-Ну, да и безопасности экипажа в дальнейшем.
Посреди бесконечной песчаной пустыни они обнаружили большую лесистую равнину, окруженную кольцом высоких гор со снежными вершинами. Звездолет несколько раз пронесся над равниной. Телекамеры с очень большим увеличением сделали множество снимков этой земли, непрерывно выкидывая на мониторы менвитов все новые новые виды местности. Сомнений у штурмана больше не было - Зойсайт был когда-то на Беллиоре. В этой конкретной стране. И, возможно, не один раз. Среди рощ и полей виднелись деревни с крохотными домами, а в центре поднимался чудесный город, башни и стены которого сияли непонятным, но очень красивым зеленым светом. И нигде ни одного укрепления и форта, ниоткуда не поднимались стальные дула пушек, вид которых так неприятно поразил менвитов при первых облетах Земли. Впрочем, штурман повременил с радостью. Возможно, полагал он, орудия спрятаны так, что не видны сверху...
Баан-Ну и его подчиненные, при виде местности, на которую указал Кау-Рук, повеселели. Генерал собрал в руки несколько фотографий чудесного зеленого города, внимательно рассмотрел их - изображения были четкими, красота города передалась практически совершенно. Затем он вывел изображение самого города на экран центрального телеэкрана и самодовольно произнес:
- Подходящая страна. Здесь будет наша база на Беллиоре!
Он не знал, что страна эта волшебная. Та самая страна в Северной Америке, в которой некогда жил легендарный даже для Зойсайта маг Гуррикап, где царило вечное лето. И, конечно, не знал, что страну эту тот же Зойсайт уже много веков назад присмотрел как точку соприкосновения энергетик Рамерийской и Беллиорской цивилизаций. Не знал генерал и того, что в этой стране Зойсайт оставил восьмерых сильных юм, чтобы они берегли это место до свершения запланированного.
* * *
На самой «Диавоне» среди арзаков тоже шло возбуждение. Каждый что-то предчувствовал, за что-то волновался... Ильсора, вождя и гаранта спокойствия, с ними в данный момент не было - он находился при генерале в демонстрационном зале. Но Ильсор не был бы собой, если бы не позаботился о том, чтобы его ближайшие друзья: Гелли, Дарелия, Зойсайт, Анэт и Ланат - были в курсе того, что говорят менвиты. В обычной каюте, где размещались рабы, они как раз собрались перед небольшим планшетным компьютером, на котором хоть и тихо - из опасения прослушки, - но отчетливо слышались речи в демонстрационном зале и четко виделись изображения людей, которые там находились. Все пятеро друзей были в курсе, что точка, куда они высадятся, заранее была приготовлена Зойсайтом для их прилета, что место охраняют подчиненные ему юмы, что сам этот полет - одна из ступеней к грядущему освобождению арзаков.
- Зой, скажи, ты ведь знаешь, что господа всерьез намерены покорить эту страну? Ты уверен, что их намерения не примут неожиданные и серьезные обороты? - спросила медсестра Гелли.
- Уверен, Гелли. Они не возьмут эту страну. Там есть для них несколько сюрпризов. И юмы - не один из них. Эта точка таит много интересного, такого, о чем менвиты не догадываются и что послужит нам на руку. Подождите... Все сами увидите, - Зой хитренько прищурился и с искренним доброжелательством улыбнулся окружающим. - Это - чудесная страна наших надежд. Да, впереди, на Рамерии, будет нелегко, следующие ступени борьбы за свободу будут очень тяжелыми... Потому и дается такая отдушина, этот райский уголок, чтобы дать душам надежду... Чтобы мысли об этой стране не дали отчаяться и красота ее предохраняла сердца от боли и страха в дальнейшем...
При этом он посмотрел на свою любимую и украдкой улыбнулся ей... Как бы хотел он оградить Дарелию, это чудесное доброе дитя, от дальнейших ужасов войны за освобождение Рамерии, чтобы ее нежные и искренние глаза не видели того, что принесет Дагор Дагоррат... Но, она - Сейлор Воин, это было предначертано ей... Потому он какой-никакой, но все же Лорд, сделает все возможное, чтобы максимально облегчить Сейлор Веге дальнейшие этапы борьбы. Сейчас же надо было приготовиться к посадке самим - так как дальше предстояла подготовка к высадке господ-менвитов. Гелли будет помогать Лон-Гору, Ланат сядет за передатчики и лиографы, чтобы обеспечить надежную связь на самом корабле, так и между звездонавтами, Зойсайт и Дарелия будет следовать за генералом, Анэт последует за Кау-Руком. И все же, друзья были рады снова побыть всем вместе.
Гелли вспоминала, как Зой выходил из состояния анабиоза. Посадка на планету, прохождение через слои облаков, внешние изменения атмосферного давления... Что с ним будет? Перенесет благополучно - будет хорошо. Свалится - неизвестно, каковы будут последствия. Вон, Ланат тоже дрожит, боится этого... Арзак все-таки... Но с Зоем надо что-то делать... Вколоть что-то, например, адреналин или что-то от перепадов давления... Медсестра оценила это и отлучилась. Быстро добежала до кабинета Лон-Гора (благо, тут его не было, так как все менвиты находились в демонстрационном зале), нашла нужный препарат, проворно набрала в шприцы необходимое количество вещества, сунула медицинское орудие в карман и так же быстро выбежала. Минут через десять она была снова в каюте с друзьями...
- Зойсайт, можно тебя на минутку? - Гелли серьезно на него посмотрела и кивнула Дарелии. Получив ее согласный кивок, медсестра незаметно вколола рыжему сзади инъекцию...
- Ой, - только и пискнул он, и недоуменно взглянул на Гелли. - Что это было, сударыня Гелриэнн Мельдо?
- Шмель это был, - медсестра чуть не прыснула: слишком забавен был взгляд опешившего Зойсайта, и никогда бы она не подумала, что такой, как он, способен бояться уколов. Гелли показала ему шприц. - Без него есть риск негативных последствий при входе в земную атмосферу. Кстати, Ланат, где ты там прячешься? Я и для тебя кое-что приготовила. Давай, не бойся!
- Я... шмелей боюсь, - скривился Ланат, хотя Зой, Анэт и Дарелия поняли, что речь вовсе не о насекомых.
- Давай, друг, не бойся. Гелли не больно уколет... - Дарелия взяла Ланата за руку. - А то дрожишь весь. Хоть и знаю, что все будет благополучно, все же. Перестраховаться стоит.
- А можно я попозже... - Ланат поджал нижнюю губу, пристально смотря в глаза то Дарелии, то Зою, то самой Гелли. - Мне вот приемник к адаптерам подключать надо. Скоро посадка, а еще в рубке сигнализация на автоматическую настройку метеоусловий не переключена. Я сейчас, сбегаю, и приду... И... Гелли, что ты делаешь!
- Уже все, Ланат. Можешь не придумывать отмазок, - мягко сказала девушка, слегка покачивая перед носом юноши шприцем. - За последствия посадки можешь не опасаться...
Зой и Дарелия с ободрением посмотрели на Ланата. Все-таки перестраховаться никому из них не помешало. Анэт без боязни позволила Гелли сделать ей укол и весело рассмеялась. Она их не боялась и желала при высадке быть в норме. Дарелия составляла в этом случае исключение: будучи Сейлор Вегой, она имела стойкость к резким перепадам внешнего давления. Потому уговорила медсестру ничего ей не делать. Ну а Гелли, вооружившись инъекциями, отправилась к другим арзакам, чтобы помочь им приготовиться к посадке. Все равно Лон-Гор говорил ей, что она в ответе за состояние здоровья арзакской части экипажа.
* * *
Рамерийцы, исходя из собственного опыта, полагали, что ночью беллиорцы спят. Потому, намеревались сесть ночью, чтобы не посеять раньше времени паники среди населения.
Совершив последний виток вокруг Беллиоры, корабль начал снижение на посадку. Штурман Кау-Рук сидел за пультом управления, переключив его на ручное. Движения его были собраны и точны. Он напряженно всматривался в экран локатора ночного видения, на котором проступали контуры незнакомой местности.
Важно было не пропустить кольцо гор, а точнее, место у их подножия, координаты которого были написаны Зойсайтом на карте еще на Рамерии. Мало того, в этом месте высился огромный замок с черными провалами окон и полуразрушенной крышей. Судя по снимкам фотокамер, в здании никто не обитал, и оно могло послужить на первое время неплохим убежищем.
- Ведь и это он предусмотрел! - удивлялся штурман.
Командир Баан-Ну сидел перед зеркалами в своей каюте и готовился предстать перед новой планетой во всем своем великолепии. Борода его была давно руками Ильсора идеально, волосок к волоску, пострижена и причесана, и после горячей ванны с жасмином генерал наряжался. Хлопотавшие около него Ильсор и Зойсайт помогали генералу натягивать парадный наряд - роскошный мундир с нашитыми на него орденами. Ткань мундира командира была мягкой и шелковистой, очень дорогой. Ордена, вышитые на нем, отражали его заслуги перед родной планетой... Ах, если бы его услуги! Циклотрон, за который он получил первый орден, собрала Арвис, второй орден - за блестящую идею переобмундирования сухопутных войск, подкинутую стариком-дворецким Анартом, третий орден - за зеркальный отражатель, который сконструировал Ильсор... Словом, не него это ордена, не его слава... Но без них Баан-Ну не мог. Слишком, все-таки, он любил себя. И мысли о том, что на самом деле, стоило бы эти ордена носить тем, чьи заслуги были подлинными, генерал покамест отсеял. Любовь к себе и почестям в свой адрес пересилила.
Как только Кау-Рук засек на мониторе изображение замка и получил от навигатора его координаты, к удивлению штурмана, точно совпавшие с данными Зойсайта на карте, он лихо развернул корабль двигателями к Земле и начал снижение. Он любил демонстрировать свою сноровку и мастерство, и жалел, что не перед кем. Жалко, что вокруг не было ценителей его мастерства и опытности. Впрочем, такая мысль была у штурмана глубоко внутри, а снаружи он оставался совершенно невозмутимым и собранным. Корабль медленно пошел на посадку. Звездолет на мгновение повис в воздухе над гигантской поляной непосредственно около замка, и находился так некоторое время, поддерживаемый огненным столбом из нескольких корон трепещущего желтого пламени, и медленно стал оседать на Землю. Тут же из корабля медленно выплыли откидные опоры в виде гигантского треножника.
Когда рассеялись клубы дыма и пыли, менвитские геофизики проанализировали последние пробы атмосферы и, убедившись, что все в порядке, открыли входной люк. Свежий ночной воздух, напоенный ароматом трав и цветов незнакомой страны, ворвался в помещение звездолета и опьянил завоевателей.
Спустили трап. Генерал Баан-Ну первым сошел на Землю. Из рук он не выпускал новенький красный портфель, который для большей сохранности пристегнул золотой цепочкой к руке. В портфеле лежала рукопись «Завоевания Беллиоры». Он предпочитал писать свою работу на бумаге, на обычных листах, не доверяя компьютерам и электронным носителям информации. Кого-то могло это удивить, но генерал был таков. Самым надежным способом сохранить ценную информацию он считал обычное письмо по бумаге, а не компьютерный набор текста.
За Баан-Ну почтительно следовали Кау-Рук и Мон-Со. В их сердцах колотился восторг: они добрались до Беллилоры, они - легендарные первопроходцы и покорители нового мира, они всяко вписали свои имена в летопись своей могучей Родины. И даже хладнокровный и сдержанный, подчас суровый Мон-Со не смог сдержать восторженной улыбки при этих чувствах.
Корабль стоял у высоких гор, снежные вершины которых уходили в усыпанное звездами небо. Поблизости шумели лесные заросли, откуда доносился ночной баюкающий свист птиц. Ступая по влажному мягкому ковру из трав, командир ощутил прилив неудержимой радости покорителя, даже сердце вдруг замерло, потом стало колотиться чаще и чаще. Чувство восторга и наслаждения нахлынуло на Баан-Ну настолько, что генералу пришлось расстегнуть "молнию" на воротнике мундира.
- В этом месте будут жить достойнейшие из менвитов, - сказал вслух, громко и весомо генерал, и потише, для себя, добавил: - А рабов и так всюду достаточно.
Повернувшись к кораблю, он заметил, что Ильсор и Зойсайт уже сопровождают его, как и положено, а из состава экипажа уже почти все спустились. Менвиты гордо расхаживали в расшитых орденами одеждах, осматривали глазами завоевателей и полноправных хозяев окрестности, и иногда, если какой-то арзак, как казалось, замедлялся в действиях, заглядывали рабам в глаза.
- Ну-ну, торопись, - приказывали взгляды, и арзаки вместо естественного взора на природу, начинали сновать, как заводные игрушки.
Арзаки суетились за привычной работой: налаживали для менвитов удобную жизнь. Одни раскидывали для генерала и менвитов большую надувную палатку, устилали ее пол воздушными матрасами и выгружали с ракеты постельные принадлежности. Другие готовили ужин, несли напитки. Третьи тащили из леса сучья, укрывали палатку, чтобы она не была заметны издали. А для маскировки звездолета на него была наброшена большая маскировочная пленка - фотоколлаж местности, еще на борту ракеты созданный в специальной машине на основе фотографий местности Беллиоры.
Группа менвитов осторожно вынесла с корабля большое панно с изображением Гван-Ло в окружении созвездий и установила его на самом большом холме около замка.
Генерал подошел к панно, величественным жестом позвал к себе менвитов. Когда они подошли, он торжественно обвел всех их взглядом, и, обратив взор к далекой Рамерии, торжественно произнес:
- Именем Верховного правителя Рамерии, достойнейшего из достойнейших Гван-Ло объявляю Беллиору навсегда присоединенной к его владениям! Горр-ау!
- Горр-ау!!! - дружно подхватили менвиты. - Горр-ау!!!
Арзаки, включая Ильсора, Анэт, Дарелию и Зойсайта, молчали. Ланат украдкой поглядывал наверх: где-то сейчас его родина. Гелли стояла рядом с Ильсором и так же тоскливо молчала. Но не безнадежно. Она, как и большинство арзаков, верила, что этот полет на Беллиору не случаен, а является одной из весомых ступеней к их освобождению от рабства.
- Штурман, - обратился довольно сухо генерал к Кау-Руку. Хотя он пребывал в благодушном настроении, все-таки не мог пересилить себя в отношении к Кау-Руку, которого так и не простил за тот взгляд укора на звездолете при рассуждении об обитателях Беллиоры и ее цивилизации. - На рассвете проведете разведку, в этом замке.
Про себя же генерал подумал: «Первая разведка самая опасная, вот и справься с этой задачей, если ты такой умный", и я еще посмотрю, насколько ты справишься».
- Проследите за всем самым внимательным образом, - приказал он штурману, указывая взглядом на летчиков, собравшихся около Кау-Рука, - но и сейчас не зевайте. Мало ли что может ждать нас в этом замке...
- Порядок, мой генерал, - отозвался Кау-Рук не так, как принято среди военных чинов Рамерии, но ведь штурман все делал по-своему. Он многое умел, поэтому даже к колдовству не прибегал, как другие менвиты. Это еще Анэт, его рабыня, подметила давным-давно на Рамерии. Кау-Рук отыскал ее в толпе арзаков и попытался рассмотреть в потемках ночи выражение лица арзачки. Она стояла с основной массой арзаков, стараясь держаться ближе к Ильсору, но что читалось в данный момент, штурман рассмотреть так и не успел.
- А теперь мне не мешает отдохнуть, - потягиваясь и зевая, сказал генерал, - к тому же на Беллиоре прохладные ночи.
Зойсайт подал Баан-Ну фрукты на подносе, которые Дарелия и Анэт успели нарвать в ближайшей роще.
- Ну что, Ильсор, - обратился, аппетитно жуя, генерал к инженеру, - все ли готово к отдыху?
- Все готово, мой генерал, - Ильсор отвесил низкий поклон, но ночная стужа и сырой воздух местности сыграли с хрупким организмом арзака злую шутку: поясницу схватило сильной болью, и поклон получился нелепым. Тело юноши повисло, как на шарнирах. Глядя на нелепо согнутого слугу, генерал вдруг расхохотался.
- Что, Ильсор, не чуешь ног от счастья, очутившись на такой превосходной планете?
- Да, мой генерал. Не может мне не нравиться то, что нравится вам, - согласился Ильсор.
- То-то же! - Баан-Ну похлопал Ильсора по плечу и отправился в палатку. Ильсор медленно, не без помощи Зойсайта, пришел в норму, и оба друга отправились в палатку к генералу.
Вооружившись биноклем, Баан-Ну поочередно обошел все окна палатки, лениво пробегая глазами горы и тщательно оглядывая ближайшие деревья в стороне леса - нет ли там вражеской засады. Ничего не разглядев, кроме силуэтов птиц, он спокойно растянулся на куче матрасов, которые Ильсор и Зой успели застелить пушистыми белыми шкурами какого-то зверя, вроде снежного барса; гигантский полог, тоже из белых шкур, отделил постель генерала от остальной части палатки, где расположились другие менвиты.
Портфель с рукописью своего сочинения Баан-Ну сунул под меховую подушку, которую Ильсор услужливо приподнял. Свое собственное изголовье он считал надежнее всякого сейфа. Когда командир менвитов задремал, Ильсор и Зойсайт по очереди осмотрели окрестности из генеральского бинокля и отправились к своим друзьям, собиравшимся расположиться на ночлег прямо под открытым небом.
- Друзья мои, - сказал Ильсор своим совсем тихо, - не теряйте надежды... - Вождь арзаков хотел и дальше продолжить что-то говорить, но Зойсайт одернул легонько его за рукав: мимо проходил какой-то менвитский офицер, очевидно, следящий за порядком. Потому Ильсор вполне громко сказал следующую фразу, в которой отдал распоряжение как главный техник: - Утром приступаем к сборке вертолетов.
Зойсайт заботливо осведомился, не надо ли чего его друзьям, справился о самочувствии и настроении Дарелии, и получив утвердительный ответ, отошел в ближайший перелесок. Нужно был вызвать к себе тех самых юм, которые сторожили замок до его прилета, и дать им новые распоряжения.
Что касается юм, то еще до приближения звездолета к месту посадки, они почуяли его импульсы сверху. Как и то, что на борту корабля находится их повелитель, Лорд Зойсайт. Хоть давно уже он не был Лордом - с самого момента своей смерти от удара королевы Берилл, но для своих юм он оставался законным и обожаемым хозяином. А уж его-то ауру преданные юмы почуяли бы где угодно. Вот и теперь они, затаившись в стенах замка, наблюдали за прилетевшими на звездолете людьми, засекли присутствие самого милорда, и ждали, когда он их позовет. А он как раз и отправился в перелесок, где хотел встретиться с юмами. Он рассказал им, с какой целью прилетела «Диавона», кто такие эти люди, которые кричат и командуют, и что требовалось от них: создать для рамерийцев ореол таинственности и недоступности. А так же следить, чтобы вокруг арзаков - людей, уступающих менвитам ростом и силой, все время был благоприятный энергетический фон. Благодарность Лорда Зойсайта за сохранность замка в видимости обветшания и в недосягаемости от мало ли кого извне, привела юм в восторг: они любили, когда хозяин ими доволен. А он был доволен, стало быть, юмы готовы были дальше стараться.
Зойсайт поставил всех восьмерых своих служанок в курс того, что менвиты на рассвете намерены обследовать сам замок... Пусть думают, что в нем действительно обитают привидения, и пусть побаиваются вести себя по взбредающим в их головы прихотям. Юмы закивали: это как раз по их части... Менвиты будут ощущать рядом с собой постоянный источник неизвестной энергии, будут осторожны, не видя, но замечая, что они в замке не одни. Что мир гораздо сложнее и многомернее, нежели кажется их плоскому, с подачи Гван-Ло сознанию. А это наведет их на мысль об ответственности перед окружающим миром, на бережливое и понимающее отношение к окружающей их среде. В любом случае, стоило навевать им в сознания именно эти идеи. На том Зойсайт и юмы расстались.
* * *
На рассвете Кау-Рук с группой летчиков отправился на разведку. Они спокойно прошли мимо дозорных, которые все были из менвитов и, не смыкая глаз, стояли на своих постах. С летчиками, веселыми рисковыми ребятами, Кау-Рук был самим собой - с ними ему было легко. Но в данный момент обстоятельства отягощал суровый Мон-Со, карьерист и педант, самый преданный исполнитель приказов генерала. Захватив с собой несколько рабов-арзаков, летчики сначала бодро продвигались вперед. Кау-Рук насвистывал какую-то веселую песенку, летчики, оглядывая приветливую природу окрестностей, тоже радовались. Разведка казалась им веселой и освежающей прогулкой.
Прежде всего решили осмотреть замок, не зная, что перед ними бывшее жилище волшебника Гуррикапа, и не подозревая, что восемь пар невидимых, но бдительных глаз наблюдают за каждым их шагом. Пришельцы обошли замок вокруг - ни единого признака жизни. Многочисленные снимки, которые разведчики успели наделать, служили бы доказательством этого для Баан-Ну. Наконец рамерийцы остановились перед закрытой дверью, верхний край которой терялся высоко под потолком.
Летчики прыскали со смеха:
- Ничего себе дворец!
- Рай для привидений! Наверное, они тут водятся...
- Да как не водиться привидениям в таком местечке?!
- Ну-ка, нажмем плечом! Еще раз. Да тут не хватит наших плеч!
Дверные петли заржавели, и кстати пришлись усилия рабов, чтобы двери распахнулись.
Когда менвиты вошли в помещение, из пустых рам ринулись десятки потревоженных филинов и сов, заметались полчища летучих мышей. Менвиты защелками фотоаппаратами, фотографируя потревоженных обитателей замка.
Рамерийцев поразили размеры дворца, высота комнат, колоссальные залы.
- Да, тут невольно царем станешь... и дня не пройдет, - продолжали шутить летчики.
Много интересного нашлось в помещениях замка. Менвиты увидели шкафы высотой с пятиэтажный дом, а в них кастрюли и миски, похожие на плавательные бассейны, огромные ножи, книги, на которых бы уместились целые лесные полянки.
Пришельцы никак не могли понять, зачем было выстроено такое огромное здание. Они невольно поеживались именно от необъятности размеров. Они, конечно, читали в детстве сказки, и первое, что им пришло в голову, был вопрос:
- Может, здесь обитал людоед?
С помощью рабов менвиты раскрыли одну из книг Гуррикапа, думая: вот она-то прояснит им что-нибудь.
Но как старательно ни листали чужестранцы ее страницы, они ничего не видели, кроме чистой бумаги, текст с листов исчез. Откуда было догадаться менвитам, что так сделал добрый волшебник, еще когда строил замок: при приближении врагов книги не показывали, что в них написано. Поэтому менвиты быстро потеряли к ним интерес.
Рассматривая комнаты, мебель, всякую домашнюю утварь, Кау-Рук удивлялся:
- Неужели на Беллиоре живут такие гиганты?
Он даже попробовал усесться в кресле Гуррикапа. Арзаки, встав на плечи друг другу, образовали живую лестницу, по которой штурман и забрался в кресло. Рядом с твердой как кремень спинкой кресла он почувствовал себя так же неуютно, как по соседству с огромным каменным изваянием какого-нибудь животного. Таких изваяний на Рамерии было много - то сохранились следы древней культуры арзаков. Менвиты ее не исследовали - гордость не позволяла изучать наследие рабов, но и не убирали - боялись тайных сил, которыми, по поверьям, обладали предки арзаков.
- Подумать только, - сказал штурман глядевшим на него летчикам. - Если даже некоторые земляне обладают таким гигантским ростом, что свободно умещаются в этом кресле, тогда мы, менвиты, сущие карлики перед ними.
Неожиданно Кау-Руку сделалось смешно. « Вот обрадую Баан-Ну, - подумал он, - сюда бы еще привидение, в придачу к замку. - Но, представив небольшие домики, которые он видел на демонстрационных экранах звездолета, штурман разочарованно молвил про себя: «Не очень-то испугаешь генерала развалинами замка».
И тем не менее, на небольшое шуршание откуда-то со стороны штурман оглянулся... Мимо окна, отражаясь в солнечных лучах, проскользнула прозрачная тень... И скрылась в оконном проеме.
- Привидение? - спросил сам себя штурман. И сразу насторожился. Кто знает, чем привидения могут шутить в таких местах. Затем Кау-Рук обернулся к летчикам. - Вы поосторожнее тут, ребята. Не сильно шумите, - сказал он. - Кто знает, может, привидения и вправду тут водятся?
О промелькнувшей тени в окне Кау-Рук умолчал, но по глазам некоторых летчиков заметил, что они в курсе того, что это не шутка. Мон-Со нахмурил брови, хотел было, вздуть зарвавшегося штурмана, но сейчас не счел это делать, ощутив каким-то внутренним чутьем, что в замке Пришельцы не одиноки.
Присутствие юм Зойсайта (а тенью, которую увидели Кау-Рук и летчики, была как раз одна из них) смутило рамерийцев. Генералу было решено ничего не говорить, а то мало ли что выкинет его неуемная фантазия. Это понимал даже Мон-Со. Потому настроение рамерийцев из восторженно-удивленного в начале экспедиции, сменилось удрученным страхами и сомнениями. Кау-Рук решил сам для себя, что обязательно перекинется парой вопросов об этом месте и о тенях, что в нем живут, с тем рыжим арзаком Зойсайтом. Он, наверняка, знает о них что-то. И решено было отправиться обратно в лагерь.
Вновь инопланетяне пришли в хорошее расположение духа, когда из сумрачного леса вышли на чудесную поляну, потом еще одну и еще. Кругом расстилались зеленые лужайки с россыпями крупных розовых, белых и голубых цветов. В воздухе порхали крохотные птицы, чуть побольше шмеля, с очень тонкими и длинными клювами, поражая необычно ярким оперением. Они гонялись за насекомыми, и стрекот их крылышек напоминал жужжание...
Мохнатые шмели, которые летали тут же, не меньше привлекали ярким контрастом желтой и коричневой красок. Они пели свою бесконечную монотонную шмелиную песню.
Красногрудые и золотисто-зеленые попугаи кричали гортанными голосами, возвещая рассвет. Они смотрели на людей так, будто все понимают. Если бы менвиты умели разгадывать, их изумлению не было бы границ, потому что попугаи действительно разговаривали.
- Если вся Беллиора такая же, как мы ее увидели, - восхищались инопланетяне, щелкая фотоаппаратами и снимая видеоролики, - то она прекрасна!
* * * *
Первой же ночью после разведки менвитов в замке Гуррикапа Зойсайт проснулся, но не от боли в шрамах и не от кошмаров. Во сне он услышал голос, который позвал его:
«Зойсайт, иди скорее в лес».
Зойсайт почувствовал, что это как-то связано с их с Ильсором и Дарелией миссией. Незаметно, чтобы никого не разбудить, он вышел из палатки, в которой спали арзаки, и направился к лесу, что располагался рядом.
Лес казался красивым и таинственным. Каждый листочек, казалось, таил в себе какую-то тайну. Так и хотелось остаться здесь надолго.
Неожиданно на тропинку, по которой шёл Зойсайт, выскочил рыжий лис.

Зойсайт подскочил от неожиданности. Немного придя в себя, он получше рассмотрел лиса. Дружелюбная мордочка, умные глаза, блестящая рыжая шёрстка, а на шее висит маленький золотистый мешочек.
- Хорошо, что ты так быстро пришёл, Зойсайт Глорион Тенно, - сказал лис.
- Ты знаешь моё имя? - удивился Зойсайт. К тому же он узнал голос лиса. Это был тот самый голос, который позвал его.
- Я много чего знаю. Меня зовут Лучик. Тебе, наверное, уже сказали, что твоим зверем-хранителем будет рыжий зверь с Беллиоры. Так вот, это я и есть. Я прибыл с благословением и даром от лисьего короля Тонконюха Шестнадцатого. В мешочке, что висит на моей шее, есть ценный артефакт, много лет хранившийся в сокровищнице Лисограда, столицы Лисьего царства. Когда-то колдунья Бастинда похитила этот артефакт у одного доброго чародея, но король Тонконюх Шестнадцатый забрал его у неё вместе с волшебным серебряным обручем, когда сбежал. Лисий король почувствовал, что этот артефакт значит очень многое. Сними с моей шеи мешочек и прими его содержимое.
Зойсайт присел и осторожно, чтобы не сделать Лучику больно, снял с шеи лиса мешочек. Не сдержавшись, он погладил Лучика по голове. Лис затявкал от удовольствия.
В мешочке оказалось золотой перстень с шестиконечной звездой из зелёного цоизита.
- Звезда с шестью концами, - вслух сказал Зойсайт, разглядывая кольцо. - У Дарелии на кольце звезда с пятью концами, у Ильсора - с четырьмя. Если расставить числа в порядке обретения сил... это получится число 546. Интересно, это что-нибудь значит?
- Чего не знаю, того не знаю, - ответил Лучик. - Но надеюсь, вы с Ильсором и Дарелией найдёте ответ. Твои друзья уже открыли свою силу Сейлоров, теперь пришёл твой черёд. Надень кольцо и скажи: «Блистательный Гелиос, дай мне силу».
Надев, как и Ильсор с Дарелией, кольцо на указательный палец правой руки, Зойсайт произнёс:
- Блистательный Гелиос, дай мне силу!
На три секунды его подняло в воздух, а когда Зойсайт снова оказался на земле, на нём была розовая матроска с ярко-зелёным бантом, заколотым цоизитовой шестиконечной звездой. За спиной развивался воротник зелёного цвета. Лёгкие ботинки и узкие брюки были того же цвета, что и воротник. На указательном пальце правой руки было то самое кольцо, а голову украшала золотая диадема с такой же цоизитовой звездой о шести концах.
- Ничего себе! - восхищённо сказал Зойсайт, осматривая себя.
- Ты стал тем, кем должен был стать, - сказал Лучик. - Теперь ты Сейлор Гелиос, третий рамерийский Воин в Матроске.
Неожиданно из леса послышался детский крик:
- На помощь! Помогите!
- Кто-то в беде, - сказал, обернувшись, Лучик. - Бежим!
Лучик бежал так быстро, что Сейлор Гелиос удивлялся, как он не отстаёт от лиса.
Крик принадлежал маленькой девочке-жевунье, которая испуганно жалась к дереву. Перед ней, скалясь и рыча, стоял волк с железными зубами.
- Это один из волков Бастинды, - сказал Лучик, увидев волка. - Не всем Железный Дровосек отрубил головы, этому удалось сбежать.
- Остановись, коварный хищник, - пронёсся над поляной голос Сейлор Гелиоса. - Я не позволю тебе обидеть эту девочку.
- Кто ты такой, чтобы указывать мне? - прорычал волк, обернувшись.
- Я Сейлор Гелиос, борец за добро и справедливость. Я несу возмездие во имя Свободы.
- Сейчас тебя самого настигнет возмездие, - сказал волк и побежал на Сейлор Гелиоса.
- Скажи: «Золотые Стрелы, в бой», - сказал Лучик. - Это поможет.
- Золотые Стрелы, в бой! - воскликнул Сейлор Гелиос.
Из кольца вырвались похожие на дротики золотистые лучи, которые ударили в волка. Через несколько секунд в морде волка не осталось ничего злобного.
- Что со мной было? - спросил волк.
- Сейлор Гелиос очистил тебя от того, что делало тебя злодеем, - ответил Лучик. - Золотые Стрелы уничтожили зерно зла, жившее в твоей душе.
- Это зерно было подсажено Бастиндой, когда она подчинила себе нашу стаю, - сказал волк. - Теперь я должен уйти. Спасибо тебе, Сейлор Гелиос. Ты дал мне шанс начать новую жизнь.
Глядя ему вслед, Сейлор Гелиос подумал, что этот волк чем-то похож на него самого.
* * * *
Утром Ильсор и Дарелия узнали о ночном происшествии.
- Теперь и ты стал Сейлором, Зой, - улыбнулся Ильсор, похлопав друга по плечу. - Это совсем не больно, сам видишь.
- Да, было время, когда ты притворялся Сейлором, - присоединилась к другу Дарелия. - Но теперь ты настоящий Сейлор.
Заглянувший в палатку Лучик негромко тявкнул.
- Заходи, дружище, - сказал Зойсайт. Когда лис зашёл в палатку, Зойсайт представил его: - Познакомьтесь с Лучиком. Это и есть мой зверь-спутник. Он принёс мне моё кольцо и благословение от лисьего короля Тонконюха Шестнадцатого.
- Ах, - хлопнула в ладоши Дарелия, - какой милый лис!
- Спасибо, - сказал Лучик. - Ты, видимо, и есть Дарелия. Могу сказать, Зойсайту очень повезло с друзьями, но особенно - с тобой.

Через несколько дней Ильсору, Зойсайту, Дарелии и их зверям-спутникам удалось выиграть время для небольшой разведки. Углубившись в лес, где произошла встреча с волком, они нашли пещеру, возле входа в которую красовалась цифра 546.
- Снова это число, - сказал Зойсайт. - Это не похоже на простое совпадение. Кто-то явно оставил нам знак.
Как же он был прав в своём убеждении! Когда друзья, освещая путь фонариками, зашли внутрь, они увидели, что стены пещеры, оказавшейся довольно просторной, были украшены изображениями людей. Эти люди были изображены в различных позах. Один стоял, направив левую относительно смотрящего на изображения руку вверх, а правую - вниз, другой - наоборот, между ними были изображены люди, плавно выполнявшие смену рук. В центре этой группы располагался человек, который присел и выпрямил обе руки горизонтально. Справа от него группа людей вставала, поднимая вверх правую руку и опуская вниз левую. Слева от присевшего человека группа людей приседала, поднимая вверх левую руку и опуская вниз правую. Несколько человек изображали плавный поворот вокруг своей оси с наклонами. Этот поворот происходил то с поднятой правой рукой, то с поднятой левой, то с поднятыми обеими руками, то с опущенными. Между людьми с разным положением рук находились люди, изображавшие плавную смену направления рук. Предпоследние несколько людей повторяли в зеркальном отражении действия первой группы людей. Последняя группа людей представляла присядку с направлением рук назад. Дарелия сразу догадалась, что показывают эти рисунки.
- Нам действительно оставили знак, - сказала она. - Не знаю, кто, но это был знак. Эти люди не просто выполняют какие-то движения. Это древний танец магов природы, называемый «Феникс». Этот танец используют для того, чтобы восстановить то, что было уничтожено.
- Думаешь, он пригодится нам для возрождения Рамерии? - спросил Ильсор.
- Вполне возможно, а сейчас... Зойсайт, Ильсор, потанцуйте со мной, пожалуйста. Нам нужно повторить и запомнить эти движения. Почувствуйте музыку в себе, и тогда с каждым разом у вас будет получаться всё лучше и лучше.
Трое друзей постарались хорошенько запомнить движения, изображённые на стенах пещеры. После, покинув пещеру, они начали танцевать. По мере того, как друзья раз за разом повторяли каждое движение, стараясь не пропустить ни одного, создавалось впечатление, что это танцуют три феникса. К концу танца друзья уже превосходно, без единой запинки выполняли каждое движение танца «Феникс».
- Парни, - сказала Дарелия, отдышавшись, - вы должны пообещать мне одну вещь.
- Какую вещь? - спросил Ильсор.
- Пообещайте мне, - улыбнулась девочка, - что съедите со мной шоколадный пудинг, когда война за свободу Рамерии закончится, и обязательно поделитесь со Звездой и Лучиком. Жаль, единороги не едят шоколадный пудинг.
«О-оу, у меня дежа-вю», - подумал Зойсайт, а вслух сказал:
- Обязательно. Во всяком случае, я обязательно съем с тобой шоколадный пудинг и самым лучшим куском угощу Лучика.
- Да и я тоже, - не отставал Ильсор. - И Звёздочке тоже достанется самый лучший кусочек или даже два.

@темы: другие авторы, Рамерия, Мон-Со, Кау-Рук, Ильсор, Вселенная книг Волкова, Баан-Ну, Александр Волков, фанфики