Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:22 

Фея без волшебства-5. Рождественская мистерия

Фея Изумрудного города
...и что б ни случилось в бескрайней Вселенной, этот мир должен быть светел и чист, этот мир должен быть вечно волшебным!..
Название цикла: Фея без волшебства
Автор: Фея Изумрудного города
Жанр: AU (от книги "Фея Изумрудного города")
Предупреждение: возможен ООС персонажа(-ей)

- Совершенно верно, - подтвердил Фред. – Но Элли не может этого сделать, не волшебница же она в самом деле! Да это и к лучшему, а то она ещё не так задрала бы нос!

А. Волков, «Семь подземных королей»


Название: Рождественская мистерия
Персонажи: Элли, Аларм, Страшила, Том-медвежонок
Рейтинг: G
Размер: миди, >7 000 слов
Таймлайн: постканон, пять лет спустя
От автора: под впечатлением от песни МакSим "Рождественская колыбельная"

Cкачать Макsим Рождественская колыбельная бесплатно на pleer.com

Первые главы цикла

1. Тают снежинки за окнами зимними…

Элли открыла дверь фургончика и немного постояла, вдыхая морозный воздух. Потом решительно шагнула за порог, немедленно провалившись в сугроб.
Снег шёл непрерывно последние двое суток. По календарю Большого мира сейчас была первая половина декабря. Ещё год назад Элли об этом и не вспомнила бы. И полгода назад тоже никто ни о чём не подозревал – кроме, пожалуй, Аларма. Юный Хранитель Волшебной страны ходил печальный и задумчивый, часто исчезал надолго, что-то искал, но только когда с деревьев посыпались пожелтевшие листья, друзья поняли, что его тревожило – помимо всем известного…
…Виллина умерла. Это случилось в конце марта. Она ушла тихо, зная, что уйдёт. Она успела многое передать Аларму, многое объяснить, но… что-то всё-таки не договорила.
Апрель выдался ветреным и холодным, но в мае вновь вернулось солнце и тепло, поэтому никого, кроме Аларма, это не насторожило. Все тихо грустили, и лишь только ему одному было не до грусти – хотя, наверное, как никому другому, хотелось бы куда-нибудь скрыться в печали и отчаянии. Но на юноше лежала слишком большая ответственность. Вся Волшебная страна, ещё не восстановленный Изумрудный город… и Жёлтая страна, правителем которой он теперь стал. Сейчас её население уже было немаленьким – не только Сказочный народ, но и переселенцы из соседних стран. Часть их составляли рудокопы, из числа тех, которые после свержения Тогнара не пожелали жить в Пещере.
Лето ничем не отличалось от всех остальных времён года Волшебной страны – то же тепло, солнце, тот же сказочно изобильный урожай полей, садов и огородов. Изумрудный город постепенно поднимал голову, и всё больше и больше новеньких крыш гордо блестели зелёной черепицей, окружённые пока ещё полуразрушенной городской стеной. Дворец скромно ждал своей очереди. Страшила, не нуждавшийся в еде и сне, был с восторгом погружён в кипучую деятельность как никогда в жизни. Элли прибегала к друзьям почти каждый день. Хотя всё чаще отправлялась в Жёлтую страну – к Аларму.
Потом наступил сентябрь, но поначалу никто ничего не понял. Только почувствовали, что стало прохладнее, и первым из всех это отметил Аларм. В Жёлтую страну, расположенную на севере, холод пришёл раньше.
Элли, навестив в очередной раз друга, заметила его напряжённость. Но на её вопрос – «Что случилось?» Аларм ответил неопределённо:
- Я пока и сам ещё ничего не знаю…
Но на следующий день заявился к ней в фургончик сам.
- Элли, - начал он сразу, - мне нужна твоя помощь.
Элли отложила в сторону шитьё.
- Да, конечно, - с готовностью кивнула она.
- Расскажи мне подробнее о зиме в Большом мире, - тихо сказал юноша.
- О зиме?..
Элли даже не могла понять сразу, чем вызван этот вопрос, и только с недоумением смотрела на Аларма.
- Да. Как там в это время живут, что делают, как одеваются, отапливают дома – всё расскажи.
- Зачем тебе это? – Элли пересела ближе и вдруг испугалась: - Ты думаешь…
Аларм кивнул.
- Становится холоднее. Сейчас ведь в Большом мире осень?
- Да…
- И у нас тоже.
Элли ошеломлённо смотрела на его лицо – серьёзное как никогда.
- В Волшебной стране…
- Я не знаю, почему это случилось, - мрачно прервал её Аларм. – Вместе с Виллиной… ушла какая-то часть волшебства.
Он, сильнейший волшебник страны, почувствовал это сразу же. Только не стал никому сразу говорить – вдруг показалось. Но теперь уже сомнений не было.
- Так не могло быть, - решительно возразила Элли, тряхнув головой. – Виллина не… Это было не её волшебство! Это не то, как у Стеллы тогда было. Виллина ничего не меняла и не заколдовывала Волшебную страну сама.
Аларм тяжело кивнул.
- Да, не заколдовывала. Но тем не менее это так. И я не знаю, почему. Я пытаюсь с этим справиться. Но видимо, это мне не по силам. После войны с Пакиром что-то сломалось. И Виллина поддерживала прежнюю магию… А я не могу.
Элли с тревогой и отчаянием посмотрела в окно. Да… в Зелёной стране тоже стало прохладнее. Только никто об этом не думал.
Аларм ушёл поздно. Вдвоём они целый день обсуждали, что теперь делать. Волшебная страна не приспособлена к зиме. Жители не приспособлены. Дома не рассчитаны на холод. И быстро всё переоборудовать будет трудно. Почти невозможно. А может быть, всё-таки можно справиться с помощью магии?.. Аларм сказал, что он ищет и будет продолжать искать какой-нибудь выход. Может быть, что-то и получится. Но сам он не был в этом уверен.
Октябрь окончательно оголил деревья, пошли дожди. Аларм, к счастью, не стал более скрывать своих тревог, и правители стран успели хотя бы морально подготовить своих подданных к холодам, и все волшебницы приняли меры. Над Волшебной страной повисло ощутимое чувство вечной и всеобщей тревоги: что же будет?.. У Хранителя Волшебной страны ничего не получалось, хотя он и перепробовал всё, на что был способен. Всё-таки его силы были далеко не равны силам создателя Волшебной страны, чародея Торна…
- Хорошо, что у нас есть ты, - как-то мимолётно улыбнулся Аларм Элли. Они теперь редко виделись. Каждый был погружён в дела.
- Я-то тут причём? – рассеянно ответила девочка.
- А как бы мы справились с зимой без тебя? Ты хотя бы знаешь, что это такое, и нам рассказала.
- С зимой мы ещё не справились, - сказала Элли. – Зима у нас ещё впереди.
Зима приближалась неумолимо. В каждом доме шилась тёплая одежда, заготавливались дрова, уголь, а лучшие инженеры среди рудокопов додумались даже отапливать дома горячей водой из термальных источников, которых и в Пещере, и на поверхности земли было немало. Правда, это годилось не для всех – только для тех, кто рядом с такими источниками жил. Да и дома надо было утеплить. У Элли было чувство, что она вновь вернулась в свои учительские годы – столько теоретических лекций надо было теперь прочесть людям и столько посетить домов, чтобы проверить результаты на практике. Даже с одеждой были определённые проблемы. В Волшебной стране никогда не было ни меховых, ни кожаных вещей, исключая рудокопов с их драконьими и шестилапьими хозяйствами. Здесь не убивали зверей ради шкур. И приходилось выкручиваться с шерстяными и хлопковыми материями, с пухом и ватой, и Элли за голову хваталась, понимая, как трудно придётся людям.
- Конечно, лучше было бы, если бы подготовка началась ещё летом, - сказала она как-то в компании друзей. Аларм расстроился, зная, что это его вина, но виду не подал.
- Ты замёрзнешь в своём фургончике, - сказал он Элли, провожая её домой. Элли так и жила среди леса, в компании Полкана, Джердана и живых игрушек.
Элли пожала плечами.
- В Большом мире же не мёрзли… Там печка стоит.
- Переезжай в Жёлтый дворец, - серьёзно предложил юноша.
Элли со скептической улыбкой посмотрела ему в глаза.
- Нет, - коротко ответила она.
- Почему?
Девочка поджала губы.
- Не хочу, и всё.
- А более логичный аргумент? – хмыкнул Аларм.
- Это мой дом. Мне тут лучше…
- Хотя бы только на зиму, - продолжал уговаривать Аларм, искренне беспокоившийся.
- Нет. Правда, мне неплохо здесь.
Аларм только брови поднял, но решил пока оставить этот вопрос. Иногда подруга становилась очень упрямой. Ненавязчиво он взял её за руку, чуть коснувшись пальцами тонкого скромного колечка.
- И потом, тут рядом Изумрудный город, - добавила Элли.
- Хорошо. Тогда скажи вот что. Как ты думаешь, почему раньше у нас был длинный день всегда и независимо от Большого мира, а теперь он становится короче, так же, как и там? Что же, Волшебная страна переезжала с одной параллели на другую в погоне за солнцем, а теперь стоит на месте? Или как?
Элли развеселилась, представив себе такое зрелище: горы и пустыня медленно ползут к экватору и обратно.
- Нет… - с озадаченной улыбкой ответила она. – Тут что-то не так… Я не знаю… Может, угол лучей солнца как-то преломлялся?
Аларм кивнул:
- Да, может быть… Хотя…
Остаток пути прошёл в предположениях на тему долготы дня. И только перед дверью фургончика, печально стоявшего среди тёмных деревьев, Аларм вновь напомнил:
- А всё-таки ты бы переехала в Жёлтый дворец.
Элли с улыбкой покачала головой.
- Нет. Не хочу. Пока что.
«Пока что» длилось и ноябрь, и декабрь. В начале декабря пошёл первый снег, и Элли поняла, что даже не знает, радоваться этому или нет. С одной стороны, при виде медленно кружащихся снежинок в душе поднялся давно забытый детский восторг (который, однако, не разделял никто). А с другой стороны… Что теперь ждёт Волшебную страну? Ведь Аларм так и не справился с зимой. Хотя пытался. Он был уверен, что это – результат какого-нибудь проклятия Пакира, которое сдерживала только Виллина. Других же версий всё равно не было…
… И вот – настоящий снег. Глубокий. Нога проваливается выше колена. Последние два дня Элли почти не выходила из фургончика. Полкан уютно устроился в уголке возле железной печки, игрушки – Том, Роза и Родни – затеяли сейчас очередную возню у него на спине. Только Джердан так и остался снаружи, потому что в фургончик он не помещался. Но у него хорошая конюшня, пусть и маленькая.
Проваливаясь в сугробы, Элли отгребла от конюшни снег.
- Прогуляемся, Джердан?
Прогулка у них обычная – до Изумрудного города. Друзей всё-таки надо навестить. И может быть, туда сегодня опять пришёл Аларм – он в последнее время редко навещает город… Стройка там замерла из-за холода, разве что в некоторых домах идёт внутренняя отделка. Вокруг города тоже тишина и пустота. Ещё летом здесь стояли шатры и палатки, в которых жили строители и будущие хозяева. В городе ещё далеко не все дома восстановлены. Часть жителей разъехалась по соседним странам, часть живёт тут же, у соседей, друзей и родственников. Главное, что у всех есть крыша над головой, и всем тепло.
Страшила тоже живёт в городе, в одном из домов, ближайших к дворцу. Дровосек предлагал ему переехать временно в Фиолетовую страну, но – «Правитель не может оставить город!».
Так же как и Элли, Фея без волшебства. Хотя и заманчиво было бы переехать в Жёлтый дворец… где Аларм всегда рядом… Но это подождёт. Элли повертела на пальце тонкое колечко. За полтора года выработалась какая-то смешная привычка часто его теребить. Это просто подарок. Только подарок на день рождения. Кроме взгляда, ничто не сказало об ином.
Элли застала друзей в относительно весёлом настроении. Страшила и Аларм («он всё-таки здесь!») о чём-то оживлённо беседовали. При появлении Элли они оживились ещё больше.
- Как хорошо, что ты приехала! – обрадованно воскликнул Страшила. Аларм с улыбкой помог девочке слезть с высокой спины Джердана.
- Страшила предлагает устроить праздник, - коротко объяснил он.
- Людям нужно какое-то веселье, - сказал соломенный человек, не дав Элли задать ни одного вопроса. – Сейчас всем грустно и скучно. Нам нужно что-то весёлое. Элли, зимой в Большом мире есть какие-нибудь праздники?
Элли перевела взгляд со Страшилы на Аларма и обратно.
- Конечно, есть!..

- И после этого ты будешь говорить, что ты не фея, - поддразнил её Аларм. Элли учила ребятишек в Изумрудном городе делать ёлочные игрушки. Игрушки получались потрясающие: разнообразные бусы из бумаги, удивительные объёмные снежинки, весёлые гирлянды-хороводы, всевозможные фигурки из ваты, проклеенные и раскрашенные яркими красками, домики из коробочек, звёзды из золотистой проволоки и фольги… Умельцы-стеклодувы делали даже стеклянные шары, на что Элли уже и не надеялась.
- Если я тебе за пять лет не доказала, что я не фея, то тут уже ничего не исправишь, - шепнула Элли чуть сердито. Хотя, эти пререкания уже стали традицией их общения.
- В том-то и дело, что я уже пять лет всё больше убеждаюсь в обратном, - заявил Аларм, усаживаясь напротив за низкий столик. – Когда ёлку на площади ставить?
- Лучше поближе к празднику.
- А тебе когда принести?
Элли подняла голову.
- В смысле?
- Тебе в фургончик, - пояснил Аларм.
- Надеюсь, вы её не срубили, - вздохнула Элли.
- Нет, конечно. Выкопали в лесу, как ты и просила. Но она достаточно большая. Примерно… ну чуть ниже тебя.
Элли заинтересованно посмотрела на друга.
- Лучше не забудь про звёзды. Ты обещал, что они будут светиться с помощью магии.
- Будут, - усмехнулся Аларм. – Не беспокойся.
У Аларма в эти дни росло ощущение, будто он никогда раньше не знал о том, что волшебство можно применять не только для дела. Да, в Волшебной стране всегда были праздники, в том числе и в последние годы, и все, кто владел магией, принимали в них самое деятельное участие. Но это было как-то не так. Не было того ощущения необычности, которое теперь просто витало в воздухе. Необычности, сказочности и чудесности всего происходящего. Никогда ещё такого не было. И Элли…
Фея есть фея, и даже лучше, что у неё нет волшебства. Аларм не раз думал, что, пожалуй, будь девочка волшебницей, она была бы совсем не такой. Слишком сильной, взрослой и самостоятельной. И он не мог бы её радовать мелкими волшебными сюрпризами, и не мог бы помогать ей серьёзной магией… и вообще это было бы совсем не то. Она бы не была такой очаровательно юной и светлой. И не обращала бы к нему так часто доверчивый взгляд…

- Мне раньше не нравилась зима, - признался он Элли. Они в очередной раз шли по зимнему лесу к её фургончику. Джердан ускакал вперёд – Элли его отпустила.
- А теперь? – рассеянно поинтересовалась девочка.
- Теперь нравится, - улыбнулся Аларм. – В ней есть что-то необычное. Может, из-за праздника… Понимаю, почему у вас столько сказок было на рождественскую тему.
Элли за последние дни пересказала ему кучу сказок Большого мира – почти все, какие знала. В список попала даже «Золушка», хотя в ней не было ничего ни рождественского, ни новогоднего.
- Рождество у нас считалось самым волшебным праздником, - вздохнула Элли. И вдруг буквально вцепилась Аларму в локоть: - Слушай! Ты же волшебник. Можно тебе посоветовать одно чудо?
Аларм не удержался от весёлого смеха, глядя в её горящие радостью глаза:
- Конечно.
- Сделай так, чтобы на Рождество у всех детей под ёлками сами собой появились подарки!
Элли явно настолько верила в эту возможность, была настолько захвачена этой идеей, что Аларму осталось только пообещать:
- Это будет трудновато, но я постараюсь.
В самом деле – попробуйте-ка каждому ребёнку во всей Волшебной стране придумать интересный и полезный подарок, да ещё и сделать так, чтоб он сам собой тайно появился ночью под ёлкой.
- Сделаешь?
- Постараюсь.
- Нет, ты сделай, - всё с теми же горящими глазами и восхищённой улыбкой упрашивала его Элли. – Пожалуйста!
- Только если ты мне поможешь.
- А как?
- А ты спроси у детей, что им больше всего хочется. И посоветуй это остальным волшебницам тоже. Я один вряд ли справлюсь.
До Рождества оставалось четыре дня…

Так как Изумрудного дворца ещё не существовало, то самый грандиозный праздник назначен был в Жёлтом. Хотя поначалу Аларм долго сомневался… но потом решил, что Виллина, наверное, всё-таки была бы рада. Как будто она сейчас присутствовала здесь. В Жёлтом дворце никогда не было таких многолюдных праздников. Здесь вообще мало было людей. И вдруг… Торжество!
Просто праздник. Необычный, новый праздник посреди зимы. Его смысл ускользал даже от самых знающих – Новый год с местным летоисчислением вообще не совпадал, историю Рождества Христова здесь было бы обыгрывать странно – здесь её никто не знал, а если бы и узнали, то не придали бы ей особого значения (всё-таки другой мир, со своими законами и историей). Но главным было не это. Праздник! Посреди зимы! Радость волшебства, радость чуда, радость сказки. Ёлки, увешанные золотыми шарами. Яркие огни. Мишура и блеск. Без Элли бы ничего этого не было. Она сотворила чудо. Сначала спасла Волшебную страну от зимы (что бы без неё делали?), а потом и от тоски и грусти, принеся праздник. Всё-таки она фея.
Чтобы сделать девочке сюрприз, Аларм не допускал её к украшению Жёлтого дворца – да и вообще, хватит с неё и Изумрудного города, откуда она не вылезала.
- Зачем Жёлтый дворец? – спорила она с Алармом ещё в начале подготовки. – Кто туда прилетит?
- Все, кто хочет, - отвечал он. И приглашены были действительно все, кто хотел. Никому не было отказано. Публика собиралась самая разная: и дети со всех концов страны, и взрослые всех сословий, и кое-кто из ближайших друзей. Дровосек остался в Фиолетовом дворце, Стелла в Розовом, а вот Лев и Страшила, например, решили провести праздник с Элли (хотя Страшила долго мучился выбором между своим городом и лучшими друзьями). Кукла Роза и лисёнок Родни оставались дома, в фургончике, Полкан и Джердан собрались в Изумрудный город, а вот Том твёрдо решил отправиться с Элли в Жёлтый дворец.
- Куда тебе во дворец, - сердилась на него Роза. – Ты весь испачканный и лохматый!
- Это я лохматый? – обижался Том. И на следующий же день Элли, вернувшись вечером домой, увидела уморительную картину: Том висел на гвоздике над печкой, удерживаемый прищепкой за ухо.
- Роза меня постирала, - серьёзно объяснил он. – А теперь она мне шьёт бархатный бантик на шею. Я же должен выглядеть перед… преде… представительно!
- Ага, - буркнула Роза. Иголку она еле удерживала в своих ватных маленьких ручках, но старалась изо всех сил. – Ты не представляешь, Элли, как трудно мне было отстирать этого, набитого опилками!
Элли улыбнулась и села рядом с куклой.
- Завтра праздник, - мечтательно протянула она.
- Ну да, - ответила строгая Роза.
- Вот скажи… Мы живём в Волшебной стране. Может ли тут быть ещё более сказочно? Ведь и так – постоянное волшебство!
Роза только усмехнулась.
- Это тебе пусть Аларм расскажет. Он тут больше понимает. А я, - она приподняла ножницы и с трудом перерезала нитку, - всего лишь советую тебе завтра не простудиться и не устать до праздника.
Элли обняла живую куклу.
- Мне почему-то снова вспомнилась сказка про Золушку. Если бы Виллина была здесь, она была бы моей крёстной феей.
- Вот тебе завтра Аларм и выскажет всё насчёт того, кто тут фея, - отозвался Том с гвоздика. Элли слабо возмутилась:
- Да что вы всё заладили – Аларм, Аларм… Он-то здесь причём?
Роза постучала маленьким пальчиком по пальцу Элли.
- Каждой Золушке необходим сказочный принц. И сказочный финал истории.
- Ну, до финала ещё далеко, - Элли покраснела, надеясь, что в полумраке фургончика, где горела только одна свеча, ничего не заметно. – Да и я всё-таки не совсем Золушка…
- Это неважно. Важно, что когда-нибудь этот финал будет. Мы ждём, - улыбнулась кукла.


2. Принцы и золушки кружат картинками…

Бесслышно волшебник поднялся на крышу,
Включил свои звёзды, становится тише.
Немного волнуясь, потёр свои руки
И чудо: уже появляются звуки…

МакSим, «Рождественская колыбельная

Никогда за всю историю своего существования Жёлтый дворец не сиял огнями так, как сегодня. Казалось, что он не Жёлтый, а Золотой. Как будто яркое солнце согрело зимнюю ночь. Он был виден издали, сверкающий и как будто искрящийся светом посреди холодной пустоты. У Элли перехватило дыхание – не столько от холода, сколько от восторга. Во дворец она прилетела вместе с Томом и Страшилой на облачке, любезно предоставленном Алармом. Так же прибывали и остальные гости. Дети и взрослые, люди, животные и представители Сказочного народа. Со всех концов страны.
Нет, такого праздника больше не будет…
Хотя, кто знает. Думать о том, что теперь в Волшебной стране зима будет наступать, как и в Большом мире, было неприятно. Но, похоже, это всё-таки случится именно так. Ведь Аларм не справился с волшебством. Просто не смог. Ведь не он создавал Волшебную страну. У него просто нет для этого сил.
И в конце концов, зима – это не так уж плохо. Ведь она не длится вечно.

Аларм вышел на балкон Жёлтого дворца и замер, глядя вдаль.
Белое безмолвие. Снег на полях. Чёрные ветки оголённых деревьев. Снег искрился под яркой луной, и казалось, светился сам по себе.
Где-то там замер в полусне ещё недостроенный Изумрудный город. Элли обещала, что зима не будет длиться долго, и летом можно будет продолжить работу. Но сейчас всем очень трудно. Жители Волшебной страны не привыкли к зиме. Хотя и случалось уже такое, и не один раз, но пережить кратковременную напасть – это одно, а знать, что теперь так будет каждый год – другое.
Если бы не Элли, они бы не справились. Очень многие люди перебрались на зиму во дворцы своих (или, в крайнем случае, соседних) правителей, гостеприимно раскрывшие двери по такому поводу. Даже в Жёлтом дворце жило сейчас немало Жевунов, жителей Зелёной страны и представителей Сказочного народа. Кое-кто ушёл и в Пещеру и в Подземную страну, где не было снега, и вообще климат не очень изменился.
Теперь Аларм стал правителем Жёлтой страны. Как преемник Виллины.
Это было трудно, но, пожалуй, именно эти трудности помогли ему держать себя в руках. Слишком большая лежала ответственность, чтобы просто грустить. Да ещё и Волшебная страна в опасности. И это не исправить…
Аларм всю осень чувствовал не только ослабление волшебства – он видел, как слабеют люди. Не физически – духовно слабеют. Всё больше было мрачных, унылых и испуганных лиц. Зима же окончательно сломала жителей Волшебной страны. Они не знали, что им делать, боялись холода, боялись снега, боялись тёмных ночей. Боялись, что наступит голод, что они умрут. Хотя Элли их и пыталась разубедить, но верили ей немногие.
Страшила всё-таки великий мудрец. Именно он сказал, что срочно нужно придумать что-то весёлое и необычное. Какой-нибудь праздник. Причём такой, какого Волшебная страна ещё не знает. Надо пробудить в людях интерес и жажду деятельности – хотя бы для праздника. А если праздник приурочить ещё и к солнцевороту, так вообще замечательно…
«Как же живут люди в Большом мире? – размышлял Аларм. – Как они выносят этот холод, эту тягостную темноту по вечерам, короткие дни и долгие ночи, как они смотрят на умирание природы? Или они просто привыкли, и их это не заботит? Что они видят в этой зиме? Дети у нас иногда радуются снегу, затевают в нём какие-то свои игры. Взрослые – нет… Для них он – наказание. Элли сказала, что снег полезен и полям и огородам, он укрывает землю от морозов. Но ведь у нас не было бы морозов… Никогда не было. Что же мне делать? Что ещё попробовать? Я не могу сдаться, я Хранитель. Одну зиму мы переживём. Но две, три? Бесконечное количество? Хотя, живут же люди в Большом мире…».
За его спиной сиял огнями дворец, прибывали гости, и их встречали четверо бывших слуг Виллины. Там было шумно и весело, музыканты уже настраивали инструменты, репетировали, дети помладше носились туда-сюда по залам и лестницам с визгом и хохотом. Хорошо, что во дворце удалось наладить отопление, правда, сколько трудов это стоило – даже вспоминать не хочется. Зато у людей теперь праздник…
Элли ещё не прилетела, и Аларм ждал только её.
Эх, фея, фея. Пять лет уже они знают друг друга. Пять лет! За это время оба почти не изменились. Все в стране знают, что они чувствуют друг к другу, а сделать решительный шаг всё смелости недостаёт. Хотя нет, конечно же, дело тут не в смелости. Элли как было, так и осталось пятнадцать лет, и это навечно. Аларм тоже всегда будет юным. И представить их в ином статусе, кроме как друзей-влюблённых, с искренним и сильным, но чистейшим чувством, просто невозможно. Да и не нужно…
Вдали появилось и заскользило к дворцу очередное золотистое облачко, и Аларм напряжённо присмотрелся к двум фигурам на нём. И только через несколько минут, когда оно приблизилось, вздохнул с облегчённой улыбкой. В небо цветочной гирляндой взлетел фейерверк. Развернувшись, Аларм заторопился в залы, а затем вниз, к входной двери. Фея вот-вот будет здесь.

С плюшевым медвежонком на руках, в светлом платье и лентами в завитых волосах, Элли выглядела героиней какой-то детской рождественской истории вроде «Щелкунчика». Главным был даже не наряд и причёска, и не игрушка, а взгляд и улыбка девочки, которая вроде бы и знает, что сегодня праздник и всё будет по-настоящему волшебно, но не устаёт восхищаться и удивляться всему вокруг.
Жёлтый дворец был украшен как в сказке. Алые ленты на зелёной хвое ярко выделялись среди золота и янтаря. «Рудокопские шарики» самых маленьких размеров мерцали мягким таинственным светом в глубине ёлочных ветвей (отличная замена электрическим гирляндам Большого мира! Жаль только, что они не разноцветные, но с этим ничего не поделаешь). Золотистые и серебряные звёзды искрились сами по себе. Втайне Элли сомневалась, справится ли Аларм и бывшие слуги Виллины с делом, которое они ещё ни разу не делали, всё-таки Рождество (ну или его аналог) в Волшебной стране отмечали впервые. Нет, украсить дворец – это не так трудно. Но сделать в нём по-настоящему неповторимую рождественскую атмосферу – это не каждый сможет. В Изумрудном городе Элли собрала вокруг себя целую компанию взрослых и детей постарше, и всё делалось под её руководством. Впрочем, Аларм мог подсмотреть…
- Рад тебя видеть, - Аларм чуть не налетел на неё в холле, торопясь встретить первым.
- И я тебя, - улыбнулась Элли, вертя головой. Рассмотреть хотелось всё. В конце концов, она и у себя дома уже несколько лет подряд Рождество не отмечала. Даже в Большом мире. Просто было скучно и одиноко, и некого было радовать украшениями…
- Как тебе? – поинтересовался Аларм, заметив её любопытство.
- Здорово! – воскликнула Элли. – Просто потрясающе.
- Ты ещё не видела ёлку наверху, - с некоторой гордостью пообещал Аларм. Элли лукаво взглянула на него.
- Ну так веди, хвастайся.
- А там пока закрыто, - весело развёл руками Аларм. – Откроют, когда начнётся бал. Предлагаю пока пройти в Музыкальный зал, там тоже красиво. А где Страшила? Вроде ты с ним прилетела.
- С ним, но он увидел какого-то знакомого из Зелёной страны и отправился к нему. Вон они, там беседуют, - Элли указала рукой и понизила голос. – Куда бы мне Тома пристроить? Боюсь, что он потеряется, а всё время со мной он быть не хочет.
Аларм оглянулся и заметил Тома, уже забравшегося на венок из хвои над дверью. Медвежонок сосредоточенно свесился вниз головой и дёргал звенящие колокольчики.
Пришлось подойти к двери.
- Том, прыгай ко мне, - приказал Аларм, протягивая руки. Плюшевый медвежонок с сомнением что-то проворчал, но прыгнул.
Держа на одной руке Тома, вторую Аларм протянул Элли.
- Идём. Покажу вам наш дворец до официального начала праздника.

В канун Рождества начинается вечность,
Гирлянды горят, и мы всё еще дети.
И целому миру – всего одна тайна,
Ты в полночь ее разгадаешь случайно.
Тают снежинки за окнами зимними.
Принцы и Золушки кружат картинками.
Ночь наступает волшебною сказкою.
Ляжет в ладошку твой сон нежный, ласковый.

МакSим, «Рождественская колыбельная»

Праздник начался в полночь. Не только в Жёлтом дворце, по всей стране. Сначала Элли сомневалась, стоит ли назначать такое время – всё-таки поздно, родители могут счесть, что дети устанут… Но потом вспомнила, как ей самой казалось необычно-волшебным когда-то не спать, веселиться за полночь. Да и не только ей…
Теоретически Элли относилась к «взрослым» гостям и должна была участвовать в соответствующих развлечениях. Но не смогла. С самой первой минуты её туда не потянуло. Дети столпились перед ёлкой, восторженно бегали вокруг неё, танцевали по-своему, кто как умел, смеялись, кричали (взрослые их иногда одёргивали, но безуспешно). Никто из детей такого никогда не видел. Ну, из взрослых тоже, но они вели себя куда сдержаннее. И Элли не смогла устоять перед искушением влиться в эту весёлую компанию.
- Ребята! – она громко захлопала в ладоши, и все дети повернулись к ней. – Внимание! Давайте играть вместе!
- Во что? – оживлённо загалдели кругом. Вот это да, сама Фея Элли будет с ними играть!
Элли на минуту замялась, а потом сообразила:
- В кошки-мышки! Это очень просто. Кто хочет быть кошкой? Кто большой, сильный, быстро бегает? Отлично! Выходи, - она помахала рукой высокому мальчишке из Фиолетовой страны. – А кто мышкой? Кто маленький, проворный и тоже быстро бегает? Выходи, - она взяла за руку юную Жевунью. – Все остальные, вместе со мной, становимся в хоровод! Держимся за руки! Мышка с кошкой бегают то внутри, то снаружи. Кошка хочет мышку поймать, мышка убегает, а мы мешаем! Руки опустили – руки подняли, чтобы мышке было где пробежать. Вот так. Начали!
Поднялся визг и смех. Хоровод не стоял на месте, Элли тянула всю цепочку то в одну сторону, то в другую. Когда кошка всё-таки схватила мышку, Элли заменила игроков теми, кто последними пропускал мышку внутрь круга. Через три раунда игра чуть-чуть надоела, и Элли быстро сменила её на «Ручеёк». После «Ручейка» были «Поймай друга», напоминавшая жмурки, только опять в хороводе, потом соревнования «найди игрушку на ёлке», битва снежками (из ваты), и только под конец, для тех, кто не устал – танцы. Ничуть не похожие на танцы взрослых, эти были беспорядочными, сумбурными, порой даже по-настоящему смешными. Хотя, конечно, были и исключения. Дети из высокопоставленных семей умели танцевать по-настоящему, вот только их было немного. Но главное, что всем было весело! Элли и сама радовалась, как ребёнок.
В разгар танцев, где она была лишь наблюдателем, кто-то схватил её за локоть, и Элли, развернувшись, увидела Аларма.
- Понимаю, что тебе тут весело, но тебя должны видеть не только дети, - шепнул он, увлекая её в круг взрослых. Музыку здесь было слышно лучше.
- Ты обиделся? – так же шёпотом виновато спросила Элли.
- Ничуть. Просто раз я даю этот праздник, а ты на нём почётная гостья и моя лучшая подруга, то нас должны хоть раз увидеть вместе, - Аларм протянул к ней вторую руку, и Элли приняла её. Танцующие пары образовали широкий круг, и Элли вдруг со страхом увидела, как все смотрят только на неё и Аларма. Что ж, придётся изобразить хоть что-то красивое…
Аларм кружил её по залу, и Элли внезапно вспомнила слова Розы, ощутив на какое-то мгновение себя Золушкой на балу. Вот бал, вот принц… Феей, правда, приходится быть самой для себя, да и туфелек нет, и полночь уже наступила и не грозит утратой волшебства. И в общем, так даже лучше…
Элли очень старалась танцевать как можно изящнее – за пять лет так и не удосужилась как следует научиться, - но она не могла взглянуть на себя со стороны. А те, кто смотрел на них, видели вовсе не девочку-фермершу, волей случая занесённую в сказку. По залу порхала светлая фея, тоненькая и хрупкая, и пусть её движения были не так идеально отточены, как у иных благородных юных леди, но грацию ей придавала юность и лёгкость. И – не в меньшей степени – уверенные руки Аларма…
Оркестр играл мелодию, которая казалась Элли чем-то смутно знакомой. Долго она копалась в памяти, а потом внезапно остановилась прямо посреди зала, растерянная.
- Что случилось? – встревожился Аларм.
- Нет, ничего.
И Элли снова наклонила голову, чуть улыбнувшись – принудив себя, - и сделала шаг в сторону, приглашая продолжить танец. И Аларм снова закружил её, и вокруг них давно кружились все, и дети, и взрослые, и даже Том, забравшийся на верхушку ёлки, в такт помахивал лапкой. И за окном блестел снег, и праздник продолжался. Странный, непривычный для всех праздник посреди странной, непривычной зимы…

После танцев дети получили подарки из рук Элли, Аларма и Страшилы, и все перешли в соседний зал, где были накрыты столы к позднему, но торжественному ужину. Все, кроме Элли.
Ей не хотелось ужинать. Просто хотелось посидеть ещё немного под ёлкой. Том лазал где-то по веткам, время от времени трогая лапами колокольчики (ему ужасно нравился их нежный высокий звон), Страшила ушёл к гостям. Аларм вынужден был играть роль гостеприимного хозяина, но Элли подумала, что её за уединение никто не осудит.
Она долго сидела прямо на полу, время от времени протягивая руку и раскачивая два стеклянных шарика на длинных тонких лентах. Если в следующем году снова наступит зима, то надо будет предложить мастерам-стеклодувам изобразить не только шары, но и более сложные фигуры, всякие шишки, сосульки, звёздочки, всевозможных зверушек и птиц. Легендарного Санта-Клауса с успехом заменит чародей Торн, ну а в сказочно-мифических персонажах тем более нет недостатка.
В этом году и так постарались… Само по себе чудо, что успели организовать такой необычный и новый праздник всего за две с лишним недели. Ёлки, украшения, программы дворцовых приёмов, подарки…
Элли улыбнулась, вспомнив глаза детей, принимавших подарки из её рук. Незамысловатые, что-нибудь вроде кулька сладостей и игрушки или милой книжки с картинками, но дети теперь всю жизнь будут уверены, что всё это сотворила сама Фея Элли. Почему-то все продолжали считать её феей, хотя уже, казалось бы, давно пора было убедиться, что это не так…
В тишине полумрака за спиной Элли беззвучно отворилась дверь, послышались осторожные шаги, и рядом опустился на пол Аларм.
- А гости? – повернулась к нему девочка.
Аларм махнул рукой.
- Там я уже не нужен. Обойдутся без меня…
Некоторое время они молчали. Хорошо было сидеть вот так просто, ни о чём не думая и просто любуясь слабо светящимися огоньками в гуще ёлочных ветвей. Праздник удался. Впрочем, он ещё не кончился.
Аларм заговорил первым:
- Как ты думаешь, кому-нибудь понравилось?
Элли поняла, о чём он, и поспешила заверить:
- Ну конечно! Ты же сам видел.
Аларм улыбнулся.
- Я не очень присматривался.
Элли чуть сильнее сжала его руку.
- А не мешало бы. Но мне кажется, дети в восторге. Взрослые чуть меньше из-за зимы, но им всё равно праздник понравился.
- Да, это я вижу, - согласился Аларм. – Ты сегодня с этими детьми не слишком устала?
Элли негромко рассмеялась.
- Нет. Вспомнила свою учительскую молодость, когда часто приходилось организовывать подобные праздники в школе. Игры проводить, подарки раздавать… Правда, ещё была обязательная часть – дети рассказывали рождественские стихи и пели песни, но здесь таких просто нет.
- А в Розовой стране уже сочинили, - сказал Аларм.
- Правда?
- А ты разве не помнишь? Стелла рассказывала.
- Ах да… Но им там хорошо, у них целая школа искусств и взрослые… Интересно, какие это песни, - хмыкнула девочка.
- Догадайся о содержании. Вряд ли оно совпадает с содержанием Большого мира.
Элли кивнула.
- Понимаю. Что-нибудь вроде «скорей бы зима кончилась»?
- Примерно. Скорее бы прошла зима, и вновь страна Волшебной станет, и пусть воскреснут чудеса, и снова солнце засияет… - продекламировал Аларм с насмешливой улыбкой. – Мы праздником растопим снег, и волшебство прогонит холод, и что-то там ещё в том же духе.
Элли рассмеялась одновременно с Алармом, одновременно чувствуя и его печаль. Зима не кончилась, она даже наполовину не прошла, и все об этом знают. Праздник – только повод повеселиться. Условность, не несущая большого смысла.
Аларм в очередной раз ненавязчиво провёл пальцами по её ладони, коснувшись того самого колечка.
- Дальше ведь будет ещё холоднее, да?
Элли молча кивнула, но потом, опережая его вопрос, добавила:
- Я останусь в фургончике.
Аларм чуть улыбнулся.
- Я знал, что ты так ответишь. И всё же подумай.
Элли бросила многозначительный взгляд на ёлку, где притаился среди хвои Том. Дома игрушки снова начнут её поддразнивать…
- Сегодня тоже полетишь домой? – задал ещё один вопрос Аларм. – А то могли бы все остаться здесь, в гостях.
Элли покачала головой.
- Роза будет переживать, Полкан с Джерданом заскучают… Хотя они, конечно, в Изумрудный город приглашены, но всё равно им без меня… как-то не так.
Аларм кивнул, продолжая неосознанно водить пальцем по колечку Элли.
Зачем он его тогда подарил? Хотел сделать приятный подарок со смыслом. Элли вроде как не совсем маленькая девочка, и в то же время не взрослая. Это не обручение, но намёк на его возможность. Символ, что они не просто друзья, но и не требование чего-то большего.
- Что случилось во время танца? – внезапно вспомнил он. – Ты остановилась…
Элли с готовностью кивнула.
- Я вспомнила эту мелодию. Это ведь не музыка Волшебной страны, да? Скорее всего, её принёс Сказочный народ…
Аларм с недоумением посмотрел на неё.
- Наверное, хотя я не вникал. А почему ты так думаешь? У вас её играли?
- Да… Это довольно популярная рождественская песня. Здесь её переделали в красивый вальс, но ведь должны были сначала где-то услышать? Я её здесь никогда не пела, значит, это эльфы, Логина с подругами. Во всяком случае… Понимаешь, я слышала, как они её играли… В общем, этой мелодией они меня и заколдовали тогда.
Аларм даже удивился.
- Этой мелодией? Вот просто так сыграли её – и всё?
- Я же не разбираюсь в природе магии. Может, они взяли просто знакомую мне мелодию, или знакомую себе… А может… - Элли глубоко вздохнула и заговорила быстрее: - Я иногда думала, почему они взяли именно её, и почему до первой звезды. Сегодня мне показалось, может, не зря? Ассоциации со звездой… Что-то в них есть.
- Не понимаю, - Аларм слегка нахмурился. Всё, что касалось магии, его всегда интересовало, но Элли не всегда могла объяснить подробно и ясно.
- На Рождество большую символическую роль играет первая звезда. Или просто самая яркая. Мудрецы шли за звездой в Вифлеем… А, ладно, в общем, там долго рассказывать, просто я подумала: наверное, Логина не зря выбрала именно рождественскую мелодию для магии. Рождество и звезда… Первая звезда… Понимаешь?
Аларм пожал плечами, пытаясь уловить смысл.
- Ну… да.
Элли с досадой взмахнула рукой.
- Не знаю, как объяснить. Не знаю, для чего они это сделали, для меня, чтоб у меня были ассоциации со звездой, или в самом деле такая магия…
- Ладно, не мучайся, - чуть улыбнулся Аларм, прерывая её попытки рассуждений. – А магия и в самом деле вещь тонкая. Вдруг именно рождественская мелодия удерживала волшебство именно до первой звезды? И никакая другая. Так что я с тобой согласен, в этом что-то есть.
- И почему я раньше об этом не думала, - вздохнула Элли, глядя по-прежнему на ёлку.
- А раньше не было Рождества, - улыбнулся Аларм. – Хотя, строго говоря, для нас оно мало что значит. Но праздник хороший.
- Возрождение? – задумчиво предположила Элли. – Возрождение Волшебной страны от страха, от темноты?
Аларм посмотрел на неё и кивнул.
- Да. Пожалуй, так. Праздник Возрождения.

Кукла Танюша уснула на полочке.
Плюшевый Мишка, одетый с иголочки,
В гости с тобою собрался к двенадцати,
Спит целый мир сонной маленькой странницы.
Тают снежинки за окнами зимними.
Принцы и Золушки кружат картинками.
Ночь наступает рождественской сказкою.
Ляжет в ладошку твой сон нежный, ласковый.

МакSим, «Рождественская колыбельная»

Элли возвращалась домой. В фургончик.
Страшила остался в Жёлтом дворце погостить, а Элли с Томом улетела, несмотря на уговоры. За вечер и ночь Том столько раз забрался на ёлку и на хвойные гирлянды, что утомился, даже несмотря на свою плюшево-игрушечную сущность. Теперь он просто лежал на облачке и таращился в небо, что-то тихонько бормоча себе под нос.
Здесь, наверху, дул встречный ветер, поэтому Элли села спиной вперёд, закуталась теплее в тёплый шерстяной плащ-накидку и провожала взглядом Жёлтый дворец. Близился рассвет, а во дворце только-только гасли огни, и расходились-разлетались гости (не все). Дети, зевая, опускали головы на колени родителям, но подарки из рук не выпускали.
Элли знала, что, проснувшись сегодня, все дети Волшебной страны найдут маленькие, но важные для себя подарки. Найдут где угодно – под ёлкой, под подушкой, в башмачке, а может, вообще за дверью – но найдут. Для кого-то постараются родители, а для кого-то – и волшебники. Элли сама обсуждала целый день всё это с Алармом, Стеллой, Страшилой и другими. И успела даже позаботиться об Аларме, поручив Логону, слуге-придворному в Жёлтом дворце, потихоньку подложить ему скромный сюрприз. И очень надеялась, что её завтра утром тоже будет ждать маленький подарок… А то и не один, ведь друзей у неё много… И наверняка все вступили в тайный заговор с куклой Розой, которая отвечала за хозяйство в фургончике. Для Розы, Родни и Тома тоже были приготовлены подарки – новое платье, уютная пушистая подстилка и верёвочная лесенка на шкаф. Каждому своё.
Ноги затекли (ведь всю ночь прыгала и танцевала!), и Элли переменила положение на облачке…
- Ой…
Завороженным взглядом она смотрела, как туфелька летит вниз. Элли не стала надевать сегодня зимнюю обувь, ведь облачко могло опустить её прямо на крыльцо и с него же взлететь. И вот, поплатилась…
Внезапно Элли одолел смех, и она захихикала, прикрыв рот ладонями.
- Что случилось? – поинтересовался Том с другого края облачка.
- Кажется, я и вправду претендую на Золушку, - выговорила Элли и задумчиво добавила: - Туфелька не хрустальная, конечно, да и бежать за ней никто не будет, но всё равно забавно.
- Ты обувь потеряла? Вот это плохо, - проворчал Том. – Роза тебя будет ругать. А вот мне терять нечего. Я никогда не ношу ни обуви, ни одежды, хотя, конечно, на меня можно привязать бантик, что Роза и сделала. Скажи, Элли, я правда выглядел сегодня более пере…преде… представительно?
- Конечно, - убедила его Элли. – Ты очень всем нравился.
- Это хорошо, - успокоился Том.

В фургончике было тепло, уютно и тихо. Роза задёрнула шторы, чтоб Элли смогла выспаться днём, и никто её не беспокоил. Полкан и Джердан оставались в Изумрудном городе, и только преданные игрушки терпеливо ждали свою хозяйку-подругу. Сначала ждали с бала, а потом ждали, пока она проснётся, уставшая и счастливая. То ли принцесса, то ли фея, то ли Золушка, то ли ещё какая-то героиня сказки… С Томом в обнимку, Элли явилась в одной туфельке, рассмешила и рассердила Розу и сразу отправилась спать, едва сняв платье. А ёлка, которую Элли вчера весь день украшала разноцветными атласными ленточками (больше ничего не нашлось), стояла в углу в большом деревянном горшке, прикрытом белым кружевом, как будто в снежном сугробе…
Было далеко за полдень, когда Элли открыла глаза.
- Роза? Доброе утро.
- Добрый день, - ворчливо отозвалась Роза, сидевшая рядом с ёлкой на низеньком табурете. И тут же более мягко добавила: - Как себя чувствуешь?
Элли села и потянулась на кровати.
- Чудесно! Только я всё ещё уставшая, как никогда.
- Обед там, на столе. Босиком не ходи, и причешись прилично, - Роза иногда вела себя как мама. Даже говорила с теми же интонациями. Элли это очень нравилось, хотя порой и выглядело необычно. – Потом надо будет дорожку разгрести к дровяному навесу, Полкан ещё не пришёл…
- Опять шёл снег? – спросила Элли.
- Немножко. Да, может, и сейчас идёт, посмотри в окно, мне отсюда не видно, - Роза что-то штопала и, судя по всему, не собиралась покидать своего места.
Внезапно Элли показалось, что кукла пытается что-то от неё загородить. Или отвлечь внимание.
- Роза? – с лукавой улыбкой позвала Элли. – А что там под ёлкой?
Роза строго посмотрела на Элли.
- Что, Золушка ты наша? Принц твой волшебный не приходил. Они сами появились.
- Что там, Роза? Что появилось?
Элли кинулась к ёлке, подхватив мимоходом Розу на руки.
Под ёлкой мягким светом мерцали и переливались туфельки. Нет, не хрустальные. Серебряные. С золотыми пряжками. Туфельки, которые Элли узнала бы даже через полсотни лет.
- Роза!
- Ну что Роза? Что Роза? – слабо возмущалась кукла, делая попытки вырваться. – Это ж не я их подарила…
Элли отпустила Розу и схватила туфельки. К ним была приложена записка, и девочка поспешно развернула её.
«Элли! Давно хотел тебе их подарить, но всё повода не было. Нашёл их летом, случайно. Да, это те самые, волшебные. С любовью, Аларм.
Счастливого Рождества!».
Элли с глуповатой улыбкой перечитала ещё раз, а потом счастливыми глазами уставилась в окно, прижимая к себе записку и башмачки.
- Роза, это невероятно!
Кукла только скептически усмехнулась, втайне довольная, и снова принялась штопать.
- Я думаю, - изрекла она снисходительно, - что первое в этой стране Рождество заслуживает для тебя особенных подарков. Ведь это ты его придумала.
- Я не придумала, я только рассказала. Идею подал Страшила, а провёл в основном Аларм… - Элли снова в восторженном порыве сжала записку и башмачки.
- Что же ты ему подарила? – поинтересовалась Роза.
Элли вздохнула, села на кровать, надела башмачки и объяснила виновато:
- Свою старую книжку. Сборник сказок. Только обложку к ней нарисовала и приклеила новую, а то та совсем растрепалась.
Роза возмущённо подняла голову:
- Так вот почему я её уже неделю найти не могу! А зачем Аларму сказки, скажи на милость?
Элли строго посмотрела на куклу.
- Они ему нравятся. И потом… Мне кажется, они ему нужны. Чем-то помогут.
- У него и так сказочный народ под боком, - удивлённо покачала головой Роза.
- Нет, это не то. У меня там были Андерсен, Шарль Перро и Братья Гримм, а не народный фольклор. Ладно, Роза, мне надо бежать в Изумрудный город!
- Куда? – воскликнула Роза. – А обед? Хотя бы Джердана дождись! Они с Полканом ещё не возвращались, не пешком же тебе бежать!
- Извини, да, обед… Но ничего, я пешком тоже туда ходила, и не раз. С удовольствием прогуляюсь… Понимаешь, мне очень хочется успеть ещё и туда! И вообще везде…
- Зачем?
Элли рассмеялась.
- Я не знаю. Стой, а зачем мне идти пешком? Я теперь везде успею, и в Изумрудный город, и к Стелле, и к Дровосеку! – Она встала, посмотрела на серебряные туфельки на своих ногах и заключила: - Но сначала в Жёлтый дворец.
И, под строгим взглядом куклы, объяснила со счастливым смехом:
- К Аларму. Я же должна его поблагодарить. Честное слово, Роза, у меня даже в Большом мире никогда не было такого Рождества. Здесь оно по-настоящему волшебное. Может, вся страна волшебная, но в ней же должен быть один, самый волшебный праздник?

Элли шагнула за порог фургончика и остановилась. Снег кружился в воздухе, мягко ложась на подставленные ладони. Рождественский снег в Волшебной стране. Стоило пережить холод, темноту, непривычное начало зимы, чтоб провести такой чудесный праздник. Впереди ещё два месяца испытаний, но они пройдут легче. Волшебная страна остаётся волшебной.

@темы: фанфики, постканон, Элли, Вселенная книг Сухинова, Аларм

Комментарии
2015-12-27 в 19:51 

dumalkaS
Человеку важно знать свой дом. Весь свой дом, а не один свой угол.
О, давно это ждала, хотя не ожидала, что всё будет именно так.
Скажу, что красиво получилось. Получился красивый и добрый праздник среди довольно трудного времени... Сцены подготовки, сцены празднования... Ощущение в конце всё-таки очень светлое и приятное. И с песней хорошо сочетается, да ))) Но всё равно грустные мотивы есть.
А всё-таки почему Элли предпочла остаться в фургончике, а не переехать к Аларму?

2015-12-27 в 20:52 

Фея Изумрудного города
...и что б ни случилось в бескрайней Вселенной, этот мир должен быть светел и чист, этот мир должен быть вечно волшебным!..
dumalkaS,
Но всё равно грустные мотивы есть.
Ну да... Без них как-то не получалось. Уж не знаю, что меня дёрнуло - то ли для контраста захотелось, то ли просто придумать Рождество посреди лета без причины не выходило (а причины придумывались только грустные). То ли под настроение автора пошло.

А всё-таки почему Элли предпочла остаться в фургончике, а не переехать к Аларму?

Ещё успеет ))
Просто это её дом... А дом она бросать не хочет. Ей там всё привычное, близкое, родное и обжитое, да и потом, этот переезд, учитывая их отношения, волей-неволей поставит эти самые отношения на какую-то новую ступень. А к этому пока не готовы ни персонажи, ни автор ))

Ощущение в конце всё-таки очень светлое и приятное
Это хорошо ) Надеялась, что оно получится.

Спасибо!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Изумрудного города

главная