00:02 

Фанфик "Возвращение"

dumalkaS
Человеку важно знать свой дом. Весь свой дом, а не один свой угол.
Название: Возвращение
Автор: dumalkaS
Бета: Felis caracal, Tael, Тилли-Вилли Блек
Размер: миди, 4799 слов
Пейринг/Персонажи: Элли, Дональд, Корина
Категория: джен
Жанр: фантастика, драма, приключения
Рейтинг: G
Предупреждения: космоАУ, ретеллинг "Феи Изумрудного города" С. Сухинова
Краткое содержание: Элли попадает в космическую бурю, и её заносит к станции «Волшебная страна». Снова.
Примечание: приквел к фанфику «Хранительница»
Размещение: с разрешения автора

Самое страшное в открытом космосе — это потерять контроль над кораблём. Элли это хорошо знала, потому что однажды уже такое случалось. Правда, маленький ребёнок на огромном пассажирском корабле даже не мог помыслить, что нужно управлять ситуацией. Тогда она просто забилась под койку спасательной капсулы в обнимку со скулящим от ужаса пёсиком и уснула, даже не чувствуя невесомости.
Сейчас пристёгнутая к креслу в стареньком корабле Элли пыталась впасть в то же состояние. Закрыть глаза и не думать о метеоритах, которые в любом момент могут попасть в топливные баки, о возможной неисправности системы жизнеобеспечения… А система управления уже барахлит.
Где-то внутри корабля, обезумевшая от вспышки на солнце, мечется мелкая инопланетная тварь. Обычно она даже не мешает. Самое страшное, что сделает, — это присосётся к розетке и выразит бурно искрящее недовольство, когда туда воткнут зарядить устройство связи, которое начнёт глючить и разошлёт по всей записной книжке бессмысленные наборы букв.
Сейчас тварь просто обезумела. Сигналы и беспроводные системы бесились, включались и выключались, визжали сирены, лампочки беспорядочно моргали. Даже бойлер, и тот успел вскипятить воду.
Трогать что-то на панели управления было даже опаснее. Тварь, неожиданно получившая новый сигнал, может сплавить намертво всю проводку. И тогда корабль останется без управления уже насовсем. Входная дверь кабины пилота открылась и закрылась. Так где же эта пакость сидит?
Все инструкции говорили, что надо просто ждать, когда она успокоится. Как только перестанет беситься — выключать всё, искать тварь и потом перезагружать всю систему. Самое главное, за время её бешенства не сойти с ума. Сколько находили кораблей, которые в результате оказывались совершенно исправными, а вот экипаж потерял рассудок.
Среди какофонии звуков раздался очень характерный свист. Гиперпространственный двигатель включился без задания координат.
— Мамочки! — простонала Элли, не справившись со страхом. Она закрыла руками глаза. Куда её теперь занесёт? Хорошо, если не расплавит в какой-нибудь звезде, не разобьёт о планету и не выкинет в астероидный пояс. И ещё не забросит далеко от известных трасс.
А если там не будет такой солнечной активности — даже хорошо. Сирена выключилась, прозвучал громкий хлопок, потом щелчок, и с шипением в воздух вышло снотворное. Элли поспешила надеть маску. Она должна оставаться в сознании, чтобы отключить систему. На этикетке с баллоном было написано, что он на случай поломки кислородного генератора. И лучше бы баллон вскрылся из-за твари.
Оглушительный грохот ударил одновременно в оба уха. Возможно, это просто в кухонном уголке упала забытая ложка, а динамики усилили звук во много раз. Элли хотела на это надеяться. Она прочистила левое ухо пальцем. Это приборы замолкли или она оглохла?
Приборы начали гаснуть. Элли поспешила дёрнуть выключатель, чтобы погрузить корабль в полную темноту. Только часы у неё на руке мерно светились изумрудно-зелёным. Они, к счастью, не были подключены никуда, даже к беспроводным сетям.
Стук сердца Элли не столько слышала, сколько ощущала грудной клеткой. Через пять минут, вооружившись фонариком и отвёрткой, она открыла панель управления. Из кресла дотянуться не получилось, и пришлось расстёгивать ремни и лезть в перепутье проводов по самый пояс, прихватив с собой пинцет.
Слух потихоньку восстанавливался. Теперь она могла слышать щелчки вскрываемых крышек, шуршание собственных ног об пол и мерное гудение кислородного генератора. Насмерть перепуганный паразит забился внутрь навигационной системы. Серо-жёлтая клякса размером с кабачковое семечко обхватила один из проводов, словно бы нашла с кем обняться в утешение.
Элли подхватила её пинцетом и оторвала. Увы, вместе с куском провода, так что навигатор придётся теперь чинить.
По кораблю разнеслась сдавленная ругань. Элли удивлённо уставилась на кляксу, соображая, как и чем она может говорить. Да ещё и ругаться. Ни об одной попытке общения с человеком не было известно. Если исключить изыскания канала «Мистериоз», на котором регулярно в неразберихе случайных цифр, букв и знаков псевдо-учёные находили какие-то тайные смыслы.
Что-то грохнуло, снова ругнулись. Но звук был не от паразита, а из недр корабля. Кухонный уголок? Грузовой отсек?
— Кто здесь? — крикнула она.
— Я, — ответили из грузового отсека. Там и грохотало.
— А вы кто? — Вообще-то Элли до этого самого момента думала, что на корабле одна. Вылетала она одна. И таможенную пошлину платила за одного...
— Где мы? И что происходит? — произнёс неожиданный пассажир вместо ответа.
— Паразит в корабле и солнечная вспышка, — ответила Элли. — Сейчас починю, и можно лететь дальше. Только непонятно, куда. Надеюсь, навигационную систему получится починить. И всё-таки ты кто? И как оказался на моём корабле?
— Неважно.
— Важно. Ты был тут три дня. А у меня кислородный генератор работает из расчёта на одного человека. Может быть кислородное голодание.
— Пустяк. Я был в криокамере.
— О нет, там же раствора на одну заморозку, — простонала Элли.
— Ну... Хватило.
Элли кивнула. Нет смысла злиться на случайного пассажира. Камера была всего лишь на случай, если она задержится в пути и не успеет долететь до дома.
Тварь по-прежнему обнималась с проводом. Элли опустилась в кресло.
— Проходи в рубку. Только прихвати там герметичную банку. Справа от входа на полке, — велела Элли. — Свет я сейчас включу. И настрою на двоих генератор.
Корабль включился со второй попытки. Старичок ещё тормозил после знатной встряски. Генератор, правда, работал хорошо и не отказался включиться на двойную мощность. Нечаянного пассажира гнать Элли смысла не видела. Ну поругается она с ним, ну и куда его девать? В открытый космос?
Гость, с трудом держась на ногах, ввалился в рубку через узкую дверцу, слабо подсвеченную жёлтыми светодиодами. Он повис на пустом кресле второго пилота. Первой мыслью было, что криокамера так же неисправна, как и этот корабль, поэтому за время сна его так перекосило. Он заваливался на один бок, плечи были на разной высоте, движения — разболтаны. Лицо с правой стороны и вовсе будто спеклось, а левая казалась совершенно гладкой под всклокоченными светлыми волосами. На вид ему было хорошо если лет восемнадцать, а то и поменьше.
Зато серые глаза смотрели совершенно осмысленно, а значит, с сознанием было всё в порядке.
Одет он был в довольно потрёпанные серые штаны и клетчатую рубашку с тонкой молнией, на язычке которой виднелась ямка от мини-светодиода, видимо, давным-давно выпавшего.
Он плюхнул на кресло большую пластиковую банку. Элли скинула туда паразита и закрыла крышку. Хорошо, что эти твари одиночки и больше одного на корабле не бывает.
— С тобой всё нормально? — с опаской спросила Элли. — Садись, я тебе сейчас первую помощь подключу, если она не пострадала.
— Ни к чему, — отмахнулся тот, тяжело плюхаясь в кресло. Сейчас Элли заметила, что если на его лице и были шрамы, то они уже давно зажили. И слегка пошатывался он не только из-за криокамеры. Его ноги были полусогнуты, как будто суставы смягчились. — Не смотри, что урод. Не злой я.
— Я этого и не боюсь, — пожала плечами Элли. — Но как ты здесь оказался?
— А ты, собственно, кто?
— Слушай, это уже наглость. Ты хоть на один вопрос мне ответь на моём корабле, а?
— Дональд, — представился парень, протягивая руку. Довольно большую, крепкую и с длинными пальцами. Ногти всё-таки оказались ещё синеваты после криокамеры.
— Элли, — она пожала руку ему.
— Интересное имя, — отметил Дональд. — Может, ты слышала о «Волшебной стране»? Легенды говорят, что совсем недавно на ней была девочка по имени Элли...
— Угу, оторвать бы уши тому, кто эти легенды разболтал, — пробурчала Элли.
Она всё же нажала кнопку с красным крестом около значка второго кресла, и Дональда прижало к нему.
— Эй, ты чего, убить меня решила? — возмутился он, брыкаясь в кресле.
— Нет. Это просто диагностика. Криокамера — вещь не самая лёгкая для организма. — Элли в это время запустила навигационный компьютер и экраны. — А тебя куда подвезти?
Дональд пыхтел и дергался в кресле, пока компьютер сканировал его, измерял пульс и давление и даже вроде бы взял кровь на анализ, судя по недовольному "эй".
— Да мне без разницы...
— Как это? — Элли повернулась к нему.
— Так. Я убегал, а куда — это неважно. Всё, больше вопросов на эту тему не задавай.
— Хорошо, а ты кораблём управлять умеешь?
— Да.
— Ну тогда в случае чего управление возьмёшь.
Элли не стала запускать диагностику на своём кресле. Она знала, что покажет компьютер.
Она приоткрыла висящую на шее коробочку с таблетками. Их осталось ровно пять. Пять дней, что дали ей врачи. Пять дней, чтобы добраться домой. А потом... Потом не важно. Тем более и криокамеры у неё теперь нет.
Экраны загорались по очереди. Первым — экран заднего обзора. Лишь тёмное небо с мириадами холодных звёзд. Компьютер отметил несколько самых ярких и показал индикатор поиска расположения. Правый бортовой и левый включились почти одновременно. Верхний и нижний — тоже довольно быстро. А вот лобовой несколько раз мигнул и показал надпись "Нет сигнала". Видимо, на что-то всё-таки наткнулись, и пострадала передняя камера. Или паразит испортил провод. Компьютер уже отправил туда целый десяток мини-роботов.
Элли в это время взглянула на показания диагностики, отметила строчку "В экстренной помощи не нуждается" и снова перевела взгляд на экран.
— Ну и дела... — протянул Дональд, когда экран наконец включился. Элли, кажется, забыла, как дышать. Или воздух на корабле всё-таки закончился.
Впереди в тёмном пространстве висела гигантская полусфера, выделенная едва различимым голубоватым светом. Она никогда не видела это вживую, зато на снимках Гудвина всё выглядело примерно так же, но как-то куда менее масштабно.
— Неужели это «Волшебная страна»? — воскликнул Дональд.
— Да, — прохрипела Элли.
— Ты летела на «Волшебную страну»?
— Нет.
— Потрясающе. Ты та самая Элли?
— Да.
— Ты правда там была?
— Да.
— Летим туда, а?
— Да. — У Элли дрожали руки и ноги. Неужели это случилось? Неужели она снова появится на станции? Неужели увидит друзей детства? Милого, симпатичного Страшилу… Сторожевой робот, зашитый в тряпичную куклу. Переборщили с функциями, и он стал мыслящим. Всё искал для себя мозги. Интересно, каков он сейчас? Мудрец Изумрудного города…
А каков сейчас киборг, переживший аварию? От человека в нём ничего не осталось, кроме разума. И он хотел, чтобы у него возродились чувства.
Ну и конечно, Лев. Разумный зверь, страдающий от страха темноты. Интересно, где он сейчас?
И вот она, Элли, маленькая девочка, которую случайно занесло в спасательной капсуле на эту станцию, желающая вернуться обратно. Сейчас она молодая учительница. Была. Теперь умирающая от рака молодая женщина. Вся её жизнь — это пять таблеток в пластиковом контейнере на шее. Пять дней. Она с удовольствием увидит своих друзей в эти пять дней. Попытать счастья стоит.
— И что ты медлишь, а? Давай же, — понукал Дональд, подталкивая её локоть.
— Сейчас, — хрипло проговорила она. — Пристегнись.
Навигационная система всё-таки включилась, но положение в космосе не определилось. Всё ещё мигала надпись «уточните данные», потому что мест с похожим расположением звезд и особенностями излучения оказалось как минимум пять.
— По-моему, система навигации всё же сломалась, — вздохнула Элли.
— Ну и что? «Волшебную страну»-то мы видим! Зачем нам что-то другое?
— Тебе ещё возвращаться…
— Да черта с два я вернусь куда-то! — Дональд замотал головой.
Элли посмотрела на него с удивлением. Сама она этого не понимала и, оказавшись на «Волшебной стране» тогда, в детстве, рвалась домой и прошла очень длинный путь, чтобы вернуться. А тут человек прямо отказывается возвращаться.
— Ты в розыске? — с сочувствием спросила Элли.
— Нет… То есть ты не бойся, я не за убийство в розыске. И не за преступление какое-то. Я просто из больницы сбежал.
— Зря ты это сделал. Может, вылечили бы…
— Не вылечили бы. Я всегда таким был. Они все говорили «учись жить так». А я не хочу. — Дональд потёр изуродованную щёку.
— Ты думаешь, на «Волшебной стране» тебе помогут?
— Да. Она же волшебная.
— О… Я правда не знаю, — вздохнула Элли. — Я не знаю, насколько там всё «волшебное»… Технический прогресс, конечно, у них ушёл далеко от нас. Или пошёл очень своеобразно. Но я правда не знаю, что там с медициной.
Дональд замолк, смотря на экран, где «Волшебная страна» в черноте космоса смотрелась как подсвеченный шарик со снежинками в темноте. Элли в детстве любила под рождество лежать рядом с таким шариком на подоконнике и смотреть в небо, ожидая появления первой звезды. Сейчас нет ни родителей, ни этого шарика…
— Ладно, я всё-таки попрошу кого-нибудь починить навигатор, — произнесла Элли, теребя бутылочку на шее. — Я сама в этом не разбираюсь. Хотя, думаю, Страшила справится.
— А ты сама не собираешься возвращаться? — насторожился Дональд.
— Не знаю, — уклончиво ответила Элли. — Как получится.
Тем временем ожили и двигатели корабля, компьютер сообщил о готовности к полёту и приблизил шар станции.
— Давай для начала решим, куда мы будем приземляться, — предложила Элли, смотря на малознакомую поверхность.
— А как ты в прошлый раз?
— В прошлый раз капсула просто пробила стену одного из отсеков. Но во-первых, корабль у меня сейчас много больше той капсулы. Во-вторых, куда менее прочный. Боюсь, мы просто разобьёмся о поверхность, если нас не расстреляют, как метеорит. — Элли настроила управление и взялась за штурвал. — Облетим, посмотрим, есть ли где стыковочные люки или что-то подобное.
— А послать сигнал твоим друзьям?
— Я не знаю способа связи. Хотя можно попробовать на общей частоте радиосвязи. Она-то должна быть. — Элли закусила губу. — И подобрать универсальный сигнал... Не уверена, что они знают общепринятые. Хотя, если я говорила на Галактическом и они меня понимали, можно на это рассчитывать. Возьми управление, пока я с сигналами вожусь.
Дональд кивнул и уставился на панель управления. Элли в это время писала коротенькое письмо. Руки дрожали от волнения. Закончив, она привычно потеребила банку с таблетками.
Шальная мысль. Маленькая возможность. Единственный шанс. А что, если она попросит кого-то из волшебниц её вылечить? Что, если это поможет?
Она стукнула по кнопке отправки и откинулась в кресле, разглядывая потолок, на котором светился экран верхней камеры. Звёзды…
— Ну и что?
— Послала сигнал. Ждём ответа, — отозвалась она.

Волшебница Фиолетовой страны и правительница Изумрудного города села на кровати. Пищал приёмник в её комнате.
Корина продумывала достойное наказание тому, кто смел её будить в такое время. Пять часов утра по времени «Волшебной страны»! Да она легла спать всего час назад и велела не беспокоить её до обеда.
Но слуги взбучку не заслуживали. Пиликал внешний приёмник, который Корина давным-давно запихала в шкаф, но разламывать не стала. Вдруг пригодится?
Пришло сообщение: «Элли Смит возвращается на «Волшебную страну». Помогите с посадкой».
— Ах ты!
Она хотела ответить: «Уходи. Тебе здесь не рады», но остановилась. Наверняка фею это только раззадорит, и она бросится выяснять, в чём дело. Надо действовать по-другому.
Много лет назад в один из отсеков станции врезалась спасательная капсула. Она пробила стену отсека. Из-за разгерметизации погибла приёмная мать Корины, которая там устроила для себя лабораторию. Место назвали пещерой Гингемы. Ошмётки лаборатории и тело самой наставницы вынесло в открытый космос. А когда стену станции залатали, а отсек загерметизировали и вскрыли, из спасательной капсулы выбралась маленькая девочка с собачкой.
Корина — тогда ещё совсем подросток — сбежала из дома, рассорившись с наставницей. А когда вернулась через месяц, застала уже прочищенную дорожку и валяющуюся в отсеке вскрытую капсулу. Сюда неблагодарные Жевуны водили детей, рассказывая, что становится со злыми хозяевами секторов. И как важно найти доброго.
А сколько сил положила Гингема на то, чтобы взломать через свой сектор систему управления всей станцией! Ночами не спала, разбираясь в кодах, системах, взламывала, проникала в управление, обходя защиты и пароли… И тут всё насмарку. Компьютеры, расчёты, файлы… Всё теперь разлетелось по космическому пространству.
Злиться и топать ногами было бессмысленно. Корина обещала себе, как только наберётся сил, отомстить нахальной девчонке, которая убила её наставницу, но опоздала.
К тому моменту, как Корина приготовилась к мести и даже придумала, как уничтожить девчонку, та пропала с радаров «Волшебной страны». Просто исчезла. Ходили слухи, что волшебница Розового сектора отправила её домой, во внешний мир.
А там Корина уже не могла её достать.
А ведь подобные приёмники должны быть в каждом секторе, а Стелла и Виллина должны получить этот сигнал. И Дровосек, возможно, тоже.
Корина поспешила вскрыть свою панель управления сектором и проверила свои глушилки по границам. Вроде бы все работают. У Дровосека она спрятала приёмник далеко на чердак, как только смогла отвлечь его от воспоминаний о ненаглядной подруге. На передатчики Стеллы и Виллины должны работать глушилки. На внутренние сигналы они точно работают. Лишь бы сработали и на внешние. К тому же они десять лет ни во что не вмешивались, пусть и дальше не вмешиваются.

Что ж, Элли будут тут ждать. Но не с распростёртыми объятиями, а с настроенными пушками.

Табло отсчёта расстояния до станции чудило. Оно показывало то одну цифру, то другую. Причём обе стремительно уменьшались соответственно скорости корабля, но одна была много больше другой.
Похоже, навигационная система совсем сломалась, повредив ещё и дальномер. Хотя после такой бури стоило стаскать корабль в сервис, чтобы выявить скрытые повреждения.
Со времени подачи сигнала прошло около получаса. Дональд шелестел промасленной бумагой, в которую были завёрнуты пирог и несколько бутербродов. Их количество стремительно уменьшалось. Голод после криокамеры испытывали все, кто из неё выходил. А вот у Элли лежал на салфетке лишь один надкусанный с двух сторон пирог. В горло ничего не лезло от волнения.
— Может, поешь? — спросил Дональд, потягивая через трубочку питательный коктейль. — Сколько ещё лететь?
— Компьютер считает, что час или два. Причём он постоянно перескакивает при неизменной скорости. — Элли запустила сканирование на метеориты. — Кажется, что всё же дело в навигации.
— А ты разбираешься?
— Не очень. На уровне элементарного ремонта, чтобы совсем в космосе не застрять из-за мелочи, — Элли откинулась в кресло, по-прежнему не понимая, что там такое. Метеоритов компьютер не видел.
— Я думал, что ты решила вернуться на «Волшебную страну».
— Нет, я случайно сюда попала.
— А расскажи, как всё было на самом деле? — заинтересовался Дональд. — Я, конечно, слышал…
— Откуда, кстати?
— В сети. На сайте новостей. Мистериоз.
— Угу… Достойный доверия источник.…
«Мистериоз» славился несусветным бредом с поиском неизвестных космических существ, мифических планет и какого-то супероружия. История «Волшебной страны» была ими сильно искажена. Журналисты успели объявить, что там находятся все возможные и невозможные артефакты древности. И вообще несметное количество сокровищ. Станцию с десяток лет пытались искать, но не нашли, что Элли радовало.
Маленькую девочку тогда изрядно замучили и журналисты, и даже спецслужбы. Хотя историю Элли рассказала только родителям, которые сводили, конечно, её провериться к психиатру и неврологу, но ничего особенного не нашли. Назначили общеукрепляющие и отпустили.
Историю продал каналу Гудвин, получив с этого хорошие барыши, после чего Элли с ним отказалась разговаривать. Тем более историю он исказил, оставив только то, как они с Элли с этой космической станции выбирались. И ни про своё «волшебство», ни про всё остальное ничего не сказал. На канале её ещё исказили, назвав «Волшебную страну» ковчегом, а Элли — посланцем-ангелом. Правда, живого интервью от девочки не добились, чем только распалили интерес.
После третьих странных паломников, которые хотели ей поклониться, родители девочки переселились на другую планету, и, поскольку «Мистериоз» вообще считали ненадёжным источником информации, история заглохла. А через какое-то время маленькая девочка сильно выросла, изменилась, отрезала косы и начала эксперименты с макияжем, так что её теперь даже не узнавали.
Так получается, что не у всех эта сказка из головы выветрилась. Пришлось рассказать, как всё было на самом деле. Публично она ничего не опровергала, а вот Дональду стоило знать правду. Тем более время поговорить есть…
— А теперь ты расскажи о себе, — попросила Элли, закончив рассказ.
— А что рассказывать? Родился уродом, родители отказались. Всю жизнь по больницам, чтобы на ноги встал и не ходил под себя. У меня внутри больше вставленного, чем своего. Надоело до смерти…
— А зачем ты из больницы всё-таки сбежал? Точнее, почему тебя не отпускали?
— Потому что…
Ответить Дональд не успел. Пропищал сигнал о пришедшем сообщении. Элли нажала приём. Но ответ был крайне лаконичный — всего лишь координаты для стыковки со станцией.
— Что там? — спросил Дональд, растягивая ремни.
— Кажется, нас ждут, — улыбнулась Элли. — Так почему же ты сбежал?
— Да ну их! Они так до пенсии будут во мне ковыряться. Решил найти другое место, где сделают меня человеком гораздо быстрее. Ну вот мне и улыбнулась удача. Что, не веришь?
— Верю.
Дело было в другом. Руль Элли сдвинула, но вот корабль не повернул. Он летел с той же скоростью в ту же точку, и показатели расстояния по-прежнему мигали.
— Ты чего?
— Не хотелось бы, чтобы сломался ещё и руль. Включи диагностику рулевой системы, я пока забью по координатам.
Забитые в автопилот координаты тоже не помогли. Точка, указанная со станции, находилась явно десятком-другим километров дальше, чем они сейчас летели. Диагностика системы сказала, что с рулём всё в порядке. Проблема была в том, что не хватает тяги. А скорость корабля увеличилась.
— Что происходит? — прошептала она, метаясь взглядом по панели управления. — Нам лучше остановиться.
Рычаг торможения повернулся, двигатели заднего хода включились, как включились и задние экраны, появился запрос на поворот кресел… Но корабль только набирал скорость.
— Может, нас притягивает в шлюз? — спросил Дональд.
— В таком случае обычно, наоборот, скорость сбавляется до стыковочной.
Элли просто отключила все двигатели, но это ровным счётом ничего не изменило. Корабль всё быстрее и быстрее нёсся вперёд.
Из черноты космоса выделился подсвеченный по краям прожекторами чёрное бесформенно нечто, которое компьютер отказывался видеть.
— Чёрный камень, — отметил Дональд. — Может, в нём что-то стоит?
Элли пыталась повернуть то влево, то вправо, тормозила, но, похоже, ничего не могла изменить. А корабль набирал скорость.
И тут включилась связь.
На экране видеосвязи возникла старуха с крючковатым носом . В руке её была палка, на конец которой был насажен звериный череп. Она хохотала, обнажив жёлтые зубы.
— Что, испугалась, фея? «Волшебная страна» тебя не ждёт! — произнесла она скрипучим голосом.
— Кто ты?
—Дочь Гингемы! Ты убила мою мать и сломала подключение к Голубому сектору. И снова ты сюда не попадёшь! — кричала она, брызгая слюной в камеру.
Сердце сжалось от страха. Хотя Элли понимала, что через экран эта ведьма не вылезет, но всё равно откуда-то из детских страхов выплыл её образ и чуть не лишил рассудка.
— Но я не…
— Пропади! — Ведьма махнула рукой, и экран погас.
— Что, настоящая злая ведьма? — чуть ли не восхитился Дональд, хотя и его лицо было бледным.
Голос спутника привёл Элли в чувство. Она тряхнула головой.
— Беги к шлюзу. Там есть скафандры, — сказала она. — Корабль может разбиться.
Элли делала экстренную копию системы корабля.
— А ты?
— Вещи возьму.
Набор эвакуации был на каждом корабле, Элли выхватила из ящика оба. Второй был наполовину пуст, потому что взлетала она одна.
А ещё она вскрыла контейнер, висевший на шее, и рассосала таблетку. Осталось четыре. По одной на день. Это лучше, чем пять минут, которые остались до встречи корабля и камня. Этого может не хватить даже на то, чтобы надеть скафандр.

Гингема очень не хотела видеть новых конкурентов за власть. Поэтому после прилёта Гудвина, ставшего волшебником центрального, зелёного, сектора, поставила вокруг базы Чёрные камни. Любой корабль, приближавшийся к базе, камень поворачивал к себе, внедрялся в систему, незаметно захватывал управление ядерным реактором и заставлял любое судно встать на вечный прикол.
Корину она не научила управлять ими. Приёмник сигнала тоже разнесло в пещере. Но остатки базы данных, которые собрала Корина, позволили не просто восстановить связь с Чёрными камнями, но и усовершенствовать их охрану. Теперь они не просто отключали двигатель находящегося рядом корабля. Они его разгоняли до предельной скорости, и он просто разрывался после удара.
Серо-коричневое потрёпанное корыто набрало скорость и врезалось носом точно в середину камня. Разогнанный двигатель, отключенный камнем от всего остального, продолжал работать. Корабль Элли смялся, словно бумажный, а потом сверкнул яркой вспышкой, разбрасывая кругом осколки. Чёрный камень даже не дрогнул.
Корина сняла шлем и с облегчением откинулась в кресле. Элли Смит ей не угрожает. Никто не знает, что та собиралась вернуться. Если даже кто-то и перехватил сигнал, посланный на корабль, Корину ни за что не узнают. Никто не знает, что она ученица Гингемы. И не узнает.
В дверь постучали. Корина поспешно задвинула систему управления и спрятала в ящик шлем.
— Войдите, — разрешила она.
К ней заглянул Железный Дровосек.
— Что случилось, мой друг? — спросила Корина. — Вы очень встревожены.
— Милая Корина, я бы хотел поделиться с тобой одной мыслью. Или даже не мыслью, а предчувствием…
— Каким же?
— У людей же есть предчувствие чего-то хорошего. Последний раз такое чувство у меня было, когда Страшила решил устроить мне сюрприз и зайти в гости… А тут даже сильнее.
— У людей такие предчувствия не всегда оправдываются, — помрачнела Корина.

Звук в космосе, как известно, не распространяется, поэтому корабль взорвался беззвучно. Замолчал бортовой компьютер, сообщавший Элли расстояние, на которое они уходили от корабля.
Элли купила корабль на деньги, скопленные во время учёбы. И пять лет летала на нём домой. Маленький, компактный, с максимальным количеством в пять пассажиров. Не совсем новый. Сначала красный, но потом выгоревший из-за некачественной краски. Элли к нему очень привыкла, обжилась. Поселила в кухонном уголке алоэ.
А ещё он был последней надеждой увидеть дом.
— Мы можем добраться до станции без корабля, — прозвучал в динамике голос Дональда.
Элли закивала, но через затемнённый шлем он всё равно ничего не увидит. На глазах набухли слёзы. Они болтались в шлеме, оставляли капли на стекле, растекались по лбу и щекам...
— У нас кислорода хватит на три часа. Плюс генератор, — продолжал Дональд. — Так говорит компьютер.
Взрывная волна беспорядочно болтала их в чёрном пространстве. И понемногу утихла. Элли задела ногой кусок обшивки корабля.
— Так куда же лететь? — осведомился Дональд. — Ты там жива?
— Да, — едва слышно произнесла Элли. — Бери координаты посадки. Они должны быть уже перенесены в мини-компьютер скафандра.
— Не плачь. В конце концов, мы не разбились.
— Не разбились, — согласилась она. На языке ещё остался вкус таблетки. — Не разбились…

По тем координатам, которые прислали на корабль, находился шлюз. Огромный, явно рассчитанный на что-то большее, чем маленькое личное судёнышко. И очень старый. Им не пользовались, видимо, многие и многие сотни лет, а то и больше. На нём осели частички пыли, несколько метеоритов шваркнули по поверхности, оставив царапины и даже небольшие ямки. Обычно эти повреждения устраняли.
— Что стоишь? То есть висишь. Посылай сигнал, что ли, — Дональд нетерпеливо махал руками, поворачиваясь то в одну сторону, то в другую.
— Опасаюсь. Вдруг эта дочь Гингемы сможет его перехватить, — призналась Элли. — Нет ли тут внешней кнопки или ремонтного хода, который открывается снаружи?
— У тебя сколько кислорода осталось? У меня — на пятнадцать минут.
— У меня чуть больше, — Элли взглянула на показания счётчика. — Есть время поискать.
Она притронулась ладонью, а точнее — перчаткой скафандра, к обшивке станции. Жаль, что она не может почувствовать ни температуру, ни что-то более тонкое.
«Ну здравствуй, «Волшебная страна», — подумала она. — Как там мои друзья?»
Рука вздрогнула. Дональд восхищенно вскрикнул: «Вау!», а толстые створки стали медленно раздвигаться.
— Что ты сделала? — заинтересовался Дональд.
— Понятия не имею, — ответила Элли, вглядываясь в перчатку скафандра. На той осталось тёмное пятно. — Может, какой-то сигнал случайно подала…
Толстые створки шлюза раздвинулись метра на три, но потом их заклинило. Дональд пробрался в них первым. Элли чуть помедлила, оглядываясь. Позади оставался чёрный космос со сверкающими точками звёзд, среди которых уже никогда не найдёшь её родное солнце. Вход закрылся прямо за Элли. Здесь было совершенно пусто и так же темно. Элли включила на шлеме фонарь, который осветил далёкие гладкие стены.
Дональд уже впереди ощупывал дверь, ища такую же потайную кнопку, как на предыдущей.
— Элли, может, ты сделаешь то же самое?
— Да нет, не надо ничего делать. Сейчас воздух наберётся сюда, и двери откроются. Так делают на всех кораблях, — Элли попыталась пожать плечами, но в скафандре и этого жеста не заметишь.
Скафандр сообщал давление воздуха. И вторая дверь открылась, только когда пришло сообщение о давлении в семьсот шестьдесят миллиметров. Высокое. Видимо, придётся приспосабливаться после нормального корабельного и больничного.
Свет фонарей упал на большой очень запущенный ангар. Здесь кружилась пыль и что-то лиловое, отдалённо похожее на листочки дерева. Ближайшую стену и часть шлюзовой двери затянул серый лишайник. Сбоку, почти у самых дверей в тёмную высоту потолка уходила винтовая лестница.
После закрытия дверей включилась гравитация, и оба путника шлёпнулись на пол. Скафандры смягчили удар, но всё равно ощущения были не совсем приятными. Судя по недовольному неразборчивому ворчанию, у Дональда — особенно.
— Ох… Ты как? — встревоженно спросила Элли, ставя Дональда на ноги.
— Да терпимо. Ну что, дальше полетим?
— Нет, не полетим. У нас топлива в ранцах почти не осталось. Идти-то можешь?
Зло скрипнув зубами, Дональд сделал несколько неуклюжих шагов и схватился за перила шаткой и очень ржавой винтовой лестницы.
— Пока снимай шлем, а я поищу что-нибудь.
На всякий случай приказав компьютеру закупорить баллон с кислородом, Элли сняла шлем прошлась по ангару в поисках чего-то на замену костылям.
Воздух здесь был затхлый, пахло кислятиной и мокрой ржавчиной. Людей здесь явно не было очень и очень давно, разумные звери сюда тоже вряд ли забирались, но жизнь тем не менее обосновалась и в этом уголке. Фиолетовые существа больше походили на бабочек, чем на листья. Они не садились, метались в беспорядке по воздуху. Может, что-то ловили, но к человеку не приближались.
Куча какого-то хлама вывалилась из-за раскрывшейся непонятно почему двери кладовки. В ней Элли отыскала пару железных подпорок. С этим она вернулась к Дональду. Тот задумчиво ковырял лишайник на перилах, сидя на ступеньках.
— Это и есть «Волшебная страна»?
— Скорее всего, да. Но это только вход. Наверху гораздо красивее.
Спутника это, похоже, поддержало, и он, опираясь одной рукой на палку, другой — на перила, стал подниматься. Сначала это было не так уж сложно. Не сложнее, чем обычная винтовая лестница, какие Элли видела в древних замках на одной из планет. Они даже принялись болтать, строя версии, как сюда залетали корабли и что привозили. И что за камень разбил корабль. Потом подустали и молча пыхтели.
А потом Элли посмотрела вниз и вцепилась в перила.
— Мамочки! — простонала она, закрывая глаза.
Внизу зияла тёмная пустота, расцвеченная лишь фиолетовыми бабочками. Подсветка скафандра не доставала до пола. Лестница чуть покачнулась.
— Что? Высоты боишься? — спросил Дональд.
— Бывает, — прошептала она. — Двигайся вперёд. Я сейчас…
Уже с закрытыми глазами, крепко вцепившись обеими руками в перила, она лезла наверх. Ноги тряслись, уже не говоря о том, что она выдыхалась.
— Уффф… Пора бы и передохнуть, — произнёс Дональд.
— Нееет, — простонала девушка. — Я тут не останусь.
И тут в темноте что-то стукнуло о лестницу. Путники, кажется, одновременно вскрикнули и взлетели по лестнице быстрее, чем могли. Элли упала лицом в редкую траву и, только когда немного отдышалась, а в глазах перестали плясать цветные круги, подняла голову.
Перед ней расстилалась долина. Здесь — серая и каменистая. На склоне её уже покрывал редкий лес, который становился всё зеленее и зеленее, пока не появлялись голубые проплешины. Цветущие деревья Голубого сектора.
Дональд сел.
— Я в Волшебной стране, — удивлённо произнёс он. — Я в Волшебной стране! Йю-ху!
Он вскинул руки и скатился по отлогому склону.
Элли, уткнувшись в землю, расплакалась.

@темы: Вселенная книг Сухинова, Дональд, Корина, Сергей Сухинов, Элли, фанфики

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Изумрудного города

главная