Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:45 

Разве это важно? (мини, fem!Эльг/male!Стелла)

Миры Изумрудного города
Перенесено из комментариев с разрешения автора.

Название: Разве это важно?
Автор: Фелицио Мяуриццо
Размер: мини, 1733 слова
Пейринг/Персонажи: fem!Эльг/male!Стелла, упоминаются fem!Хорал, fem!Пакир, male!Ланга
Категория: джен, гет
Жанр: фентези, романс
Рейтинг: PG
Предупреждения: АУ, всеобщий гендерсвитч

Отгорел закат. Небеса темнели за тонкими занавесями, колыхавшимися на ветерке: дни в Волшебной стране были теплые, а вот по вечерам тянуло прохладой. Эстел зябко поежился и плотнее запахнулся в бесполезный шелковый розовый плащ. Кто он? Вечно юный и вечно прекрасный, могущественный Чародей Весеннего Рассвета. Правитель Розовой Страны. Беженец из Края Облаков. Одиночка, которому неоткуда ждать помощи. А с завтрашнего дня, вероятно, и пленник.
Лампа освещала письмо - ультиматум из Подземной Страны - на столе да выхватывала круг света на потолке, но не могла разогнать ни тени по углам комнаты, ни тени, сгущавшиеся над его судьбой. Тысячи лет Эстел пытался выжить - угодив из Края Облаков в заточение Киры Темной, бежав из плена на Землю, скрываясь среди людей - сперва от черных колдунов, а потом от инквизиции, готовой отправить на костер любого, кто не был похож на прочих - а Эстелу при всей осторожности не удавалось скрыть своих отличий. Но еще вчера ему казалось, что он - пока что - преуспел хотя бы с этой нехитрой задачей. Волшебный Край Торны укрыл его от тех людей, что не готовы были позволить жить чародею, Кира была заточена в темном подземелье, а сам он смирился со своим одиночеством и худо-бедно научился не лить украдкой слезы - могущественные чародеи не плачут. Вчерашний вечер перечеркнул все.
Ему стоило насторожиться, когда закат вместо привычных розоватых тонов окрасился кроваво-красным. В конце-то концов, в своей стране он жил долго и знал ее. В Волшебной Стране он привык к безопасности и расслабился. Но не мог же он всегда прятаться от заката! И потом, они пришли к Розовому Дворцу. Настигли бы его и в другом месте!

Эстел устал гадать, когда же он допустил ошибку, раскрыв себя Кире Темной. Да и разве это было еще важно? Если бы он сказал Темному Принцу Лансу: "вы шли по моим следам еще от Большого Мира!" - что бы это изменило? Принц Ланс был неумолим. И совсем не благороден, что бы там ни рассказывали о принцах. Без смущения лгал он о клятвах, которые Эстел якобы давал Кире. Об обещаниях вернуться. Не постеснялся и ребенка упомянуть, хотя какой там ребенок, через десять тысяч лет?! А уходя, бросил:
"Если же вы хотите отречься от данного слова, пускай рассудит нас поединок! Завтра в полдень мы пришлем поединщика. И готовы сражаться честным боем, один на один и без магии, до рассвета следующего дня. Запомни, Эстел: один на один и без магии!"

Эстел горько усмехнулся. Меча он и в руках прежде не держал. Чародей Весеннего Рассвета не мог и помыслить причинить хоть кому-то вред. Магия позволяла отвести любую беду. Конечно, когда он стал Правителем Розовой Страны, появилась у него гвардия. И любой гвардеец был готов отдать за него жизнь. Но разве это важно? На закате он объяснил маршалу Магдарре, что не позволит никому жертвовать жизнью за него. В том числе и потому, что знал Киру Темную. Если погибнет ее боец - она пришлет нового: "Все честно, против вас опять только один противник". Но гибель защитника Эстела сочтет за поражение. А кто сможет сражаться без передышки от полудня и до рассвета нового дня? Лучше он пойдет со слугами Киры добровольно - тогда, вероятно, они не тронут более никого. В конце концов, у него была жизнь длиной десять тысяч лет.

Воин Тьмы прибыл, едва солнце перевалило за зенит к западу. Тяжелые черные латы чуть не трещали над вздутыми мышцами. У пояса висел тяжелый двуручный меч:
- Ну что же, Эстел, ты признаешь свои обязательства? Или, может, возьмешь в свои нежные ручки меч - я смотрю, твои люди не очень-то спешат заступиться за тебя!
- Зато я заступлюсь, - болтуны ахнули и зашептались. Из тени дворца выступила высокая, долговязая фигура, кутавшаяся в плащ. Это не мог быть азрал. Как и откуда прибыл поединщик, почему его не заметили ранее, почему он смел говорить спокойным, ровным тоном в такую минуту и почему не показывал никому своего лица, никто не знал. Но разве это было важно?

Взревев, посланец Киры бросился на противника, высоко подняв меч над головой, даже не пытаясь пройти на огороженный для поединщиков круг. Существо в плаще стремительно отскочило в сторону. И еще раз. Его движений почти невозможно было разглядеть: только что стоял здесь, даже не пытаясь поднять свой меч для защиты - и уже на два шага влево от пронесшегося с диким рыком воина Тьмы. Позднее болтуны заметили, что в бою не пострадали даже цветы, росшие вдоль дорожки дворца - нежданный защитник Эстела не ступил и шагу с гравия. Но тогда - разве это было важно?
Бой затягивался. От воина в темных доспехах уже валил пар. Запнувшись на ровном месте и с трудом устояв на ногах, тот судорожно пытался отдышаться - не сводя со своего противника тяжелого недоброго взгляда и вытянув в его сторону клинок. Существо в плаще как будто и не устало, но не спешило воспользоваться своим преимуществом, а все так же спокойно стояло, ожидая нового выпада - и, кажется, сухо усмехалось. Взбешенный посланец Киры бросился в новую атаку - и на сей раз со звоном растянулся на дорожке, выронив меч. Но и тут не последовало ответного удара. Воин в плаще упрямо чего-то ждал.

Спустилась ночь. Эстел с тревогой смотрел на своего заступника - кажется, и тот начал уставать. Теперь он время от времени поглядывал на небо и торопливо хватался левой рукой за края капюшона возле горла. Чародей Весеннего Рассвета был благодарен ему за несколько часов боя не меньше, чем Морфее - за десять тысячелетий подаренной жизни, но не мог даже подать воды или осветить дорожку перед дворцом, на которой и разворачивался поединок. Впрочем, темнота воину в плаще, похоже, не мешала - его шаги оставались такими же легкими и быстрыми. Но на дорожке в лунном свете темнели пятна крови - раз или два посланец Тьмы достал своего противника мечом, а сам по-прежнему оставался невредимым.
Душная ночь давила. Закатилась луна. Эстел вздрогнул, не увидев на изжелта-черном небе почти ни одной звезды. И запоздало понял, что это значит. Рассвет уже близко.
"О великая Торна! Дай моему защитнику силы продержаться еще немного... совсем немного..."

Розовый Дворец слабо засиял, предчувствуя рассвет - и именно в этот момент воин в плаще с криком упал. Чудом увернувшись от своего врага, он заметался, слепо шаря правой ладонью около рукояти меча, - но в последнюю секунду успел выхватить и вскинуть клинок. Воин Тьмы упал, захлебываясь собственной кровью. Заступник Эстела поднес лезвие к глазам, словно не веря в свою победу, - и со внезапной яростью ударил тело врага:
- Проклятая Кералла! Даже своей смертью ты причиняешь зло миру...
Словно в подтверждение его слов отовсюду стала стекаться темнота - не та, что бывает ночью, а густой, липкий туман. Воин в плаще метнулся к дворцу, клинок в его руках сверкал почти непроницаемой стеной - но Эстел видел, как дрожал от усталости и потери крови его защитник, видел, как просачивается чернота через окна дворца. "Честный бой без магии!" - на что Кира с жестокой усмешкой заметила бы, что темнота ночью - не колдовство.
- Остановитесь! - Эстел бросился навстречу туману. Может быть, если он уйдет по доброй воле, придворный доктор еще успеет спасти его заступника. В конце концов, тот подарил Чародею Рассвета надежду. А спуск в подземелье - разве это так важно? - Я...
Выронив меч, воин бросился к нему, обхватил за плечи, зажал рот, не позволив обречь себя на плен в Царстве Тьмы. Туман потянулся к обоим - и рассыпался быстро тающими хлопьями, изрезанный яркими, победными лучами. На Востоке занималась заря.
- Врача, врача скорее! - Эстел отбросил плащ, спеша осмотреть и исцелить раны своего спасителя. По толпе болтунов пролетел крик ужаса - столь уродлив оказался воин: сероватая кожа, покрытая мелкой чешуей - и оттого казавшаяся нездоровой, шелушащейся от лишая, - острые когти на руках, черные перепончатые крылья - и лишенные век глаза удивительной небесной синевы. Глаза, смотревшие на Эстела со смесью счастья и благоговения.
- Порождение тьмы! - закричал кто-то.
Магдарра протиснулась сквозь толпу к своему повелителю, решительно отодвинула его от чудовища:
- Это еще один посланник Киры! Весь бой, я уверен, был подставным! Это существо сейчас утащит вас!
- Если они хотели меня забрать, могли не разыгрывать поединок, - дрожащим голосом воскликнул Эстел. - Скажите им! Скажите, кто вы!
- Мое имя Эгле, - начал крылатый человек. - Я и вправду родом из Подземной Страны. Некогда моя мать попала в плен к Кире. Та отдала ее на потеху одному из крылатых змеев... Я и вправду служила Кире Темной ранее - та удерживала моих близких в плену. Но мой жених сгинул где-то в бою, моих родителей, верно, тоже уже нет в живых. Я хотела отомстить. И я не могла позволить Кире захватить вас и использовать вашу красоту в своих целях.
- Ведьма! Лгунья! Чудовище! - в толпе нарастало волнение.
- Почему она тогда так тянула бой?! - недоверчиво скрестила руки на груди Магдарра. - Хотя... если на своей шкуре знала нрав Киры, знала и что значит "один противник".
- Ты девушка?! - да, Кира была могущественной колдуньей. Да, гвардией Эстела командовала отважная Магдарра. Но впервые слабая и уже сломленная судьбой девушка не просила у Эстела защиты, а заступилась за него сама.
- Чтобы стать воином, достаточно капли отваги, - Эгле с невеселой усмешкой глядела на толпу. Похоже, такое приветствие было ей невпервой. - А остальное... разве это так важно?
В ее глазах не было страха. Не было жажды награды за подвиг. Не было даже ненависти к болтунам, правителя которых она спасла - и которые видели в ней пока лишь слугу Киры. Только легкая грусть - и бесконечное тепло к Эстелу.
Чародей Весеннего Рассвета взмахнул рукой. Раны Эгле затянулись, набедренная повязка, едва прикрывавшая наготу, сменилась пышным белым платьем. Отодвинув Магдарру, Эстел опустился на колено перед крылатой девушкой:
- Моя спасительница, я и так в неоплатном долгу перед тобой. Но позволь назвать тебя моей невестой, - в толпе ахнули. Чародей решительно воскликнул, пресекая все возражения. - Она заступилась за меня в безнадежном бою!
Пораженная Эгле прятала лицо за фатой. К ее щекам совсем по-человечески приливала краска. Эстел поднялся и решительно откинул фату с лица девушки.
- Я уродка, - всхлипнула та, прикрывая лицо уже ладонями.
- У тебя прекрасная душа. А что до чешуи и когтей, - Эстел поцеловал шершавую и теплую ладонь, - разве это так уж важно?

***
Отшумела веселая свадьба. Непривычная к шуму и почестям Эгле уже спала. Эстел задержался у окна - шелковые занавески трепетали на сквозняке, небо темнело. Но разве это так важно? В ночи всегда есть звездный свет.

@темы: Вселенная книг Сухинова, Эльг, Стелла, фанфики

URL
Комментарии
2017-07-22 в 07:18 

dumalkaS
Человеку важно знать свой дом. Весь свой дом, а не один свой угол.
Какая красота!
История повернулась очень интересной стороной со сменой полов героев, хотя персонажи остались собой. Что очень ценно. Да и такой поворот в войне с Кирой выглядит вполне логично. Написано здорово, в некоторых местах аж сердце замирает.
А ещё что-то есть?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Миры Изумрудного города

главная